+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Буда + Пешт = Будапешт. Сердце Венгрии


Будапешт объединил три города: Буду, самый картинный, Обуду, самый древний, и Пешт, самый деловой. Он получил сборное имя Будапешт. И стал одним из красивейших городов Европы, великой столицей маленькой Венгрии.
 
Главный город империи, которой нет
Прилетевший в Будапешт самолетом или прибывший поездом, но пренебрегший законным правом пассажира пялиться на сменяющиеся за окном пейзажи и домики, будет, конечно же, покорен венгерской столицей. Но его удивление ничто в сравнении с чувствами путешественника, начавшего со знакомства с провинциальной Венгрией и завершающего тур в мегаполисе.
        
Венгрия очень маленькая страна. В поездку поездом венгры собираются серьезно, как если бы отправлялись транссибирским экспрессом из Киева во Владивосток. Если междугородний автобус идет больше трех часов, о таком вояже не грех и рассказать со всеми подробностями. Кстати, возможно потому, что таковы особенности национального восприятия пространства, у мадьяр отличный муниципальный транспорт - комфортабельный, снабженный забавными кнопочками. Стопорит на положенной остановке трамвай или автобус. Стоит. Двери закрыты. Не знающий мадьярских порядков иностранец начинает метаться перед дверью, привлекая к себе внимание водителя. Ноль эмоций. А надо-то нажать на зеленую кнопку рядом с дверью - и заходи, сезам открылся.
        
Под стать маленькой стране и исторические центры провинциальных городов - пряничная архитектура второй половины XIX века с милыми вычурами, признаками того, что строители очень хотели, чтобы все было "как у взрослых", с удивительными образчиками монументальной пропаганды вроде псевдобарочных многофигурных композиций, посвященных жертвам чумы, или отцам нации, или героям битв. После таких декораций "домашних театров" Будапешт буквально потрясает мощью и истинно имперскими помпезностью и размахом.
        
Первое впечатление можно сформулировать так: "Для столицы мадьяр этот город явно великоват!" Он мог бы быть резиденцией правительства какого-нибудь Среднеевропейского союза, если бы такой существовал. Хотя центр Будапешта никак не назовешь деловым - это столица фланеров и прожигателей жизни, причем не нынешних, а светских прощелыг времен фиакров, цилиндров, пелеринок, кринолинов и воздухоплавательных дамских шляп. Город, действительно, широко раскинулся по обоим берегам Дуная, захватив попутно и острова и перекинув через реку великолепные длиннющие мосты, до того изысканные, что память рисует их позолоченными, впрочем, в лучах заходящего солнца они и кажутся такими. И в Будапеште расстояния подлинно масштабные. В одну прогулку столицу не осилишь, за день все замечательные уголки не обежишь. И никто из видевших это объединение трех городов под одним именем никогда не скажет по-снобски, что эклектическая и подражательная архитектура не может быть по-настоящему прекрасной.
        
Будапешт едва ли не в большей степени, чем Вена, несет на себе отпечаток золотой осени империи Габсбургов - его великолепие результат того, что в двухголовой империи при Франце Иосифе венгров наконец-то уравняли в правах с австрийцами, император короновался короной Святого Стефана (Иштвана), получил титул короля всех мадьяр, а красавица императрица Сиси стала обворожительной королевой Венгрии. Деньги у местных купцов и банкиров водились. И обитатели Буды и Пешта отгрохали себе вторую столицу, пригласив модных архитекторов. Невероятный, круглокупольный парламент, весь утыканный каменными готическим булавочками. Мост Свободы, охраняемый птицами Туруль - мадьярскими не то Сиринами, не то Алконостами, с которого украли золотую заклепку, вбитую при постройке лично последним императором Австро-Венгрии. Первый образец шотландского зодчества на Дунае - Цепной мост. С тюдоровскими куполами роскошная синагога, памятник "еврейским баронам", потомки которых были в несколько месяцев вывезены фашистами из Венгрии в одних теплушках с беднотой той же национальности и истреблены в лагерях. Впрочем, будапештская англизированность как-то не вяжется с туманным Альбионом. И город, скорее, напоминает о сценографии дорогой, впечатляющей, но милой сердцу, веселой кальмановской оперетки. Особенно, да простят меня венгерские патриоты, это ощущение укрепляется после похода на площадь Героев с ее циклопическим монументами - памятником тысячелетию Венгрии.
  
Вода
Летом для туриста Будапешт - рай, если только столбик термометра не подползает к сорока. Венгры говорят: "У нас где вода, там и курорт". Действительно, с водными поверхностями в стране бедновато, хотя по ней протекают две могучие реки Европы: Дунай и Тиса, не говоря уже о легендарном озере Балатон. Вообще, с четвертой стихией у венгров какая-то трагикомическая связь. Последний докоммунистический правитель Венгрии, регент при несуществующей королевской династии, Хорти, носил чин адмирала, хотя только при нем и только на очень короткий период времени венгры имели выход к морю. Тем не менее мадьяры, как любой маленький народ, о временах территориального величия не забывают, при всяком удобном случае напоминают соседям-обидчикам, что на сопредельных землях живет треть всех венгров Европы (зарубежная диаспора - около 4 млн., при населении самой Венгрии около 11 млн.), и любят морские тельняшки, что особенно заметно на Дунае, Тисе и Балатоне. И, видно, по той же мистической причине Венгрия уже пять столетий назад стала одним из европейских центров водолечения.
        
Строго говоря, с этих самых термальных источников много раньше XVI века началась городская цивилизация Паннонии. Римляне, пришедшие на земли, заселенные индоиранскими и фракийскими и иллирийскими народами, как водится, основали здесь укрепленные поселения. И одним из самых крупных стал Аквинкум - город на территории современного Будапешта, правда, скорее, в пригороде, то, что нынче называется Будапешт-3. Понятно, там есть музей (можно проехать от центрального вокзала на электричке). Аквинкум, как следует из названия, понравился римлянам тем, что был идеальным местом для терм, без которых чистюли-латиняне не мыслили себе жизни. За свои бани римляне держались долго, до самого прихода "бича Божия Аттилы". Наверное, при свирепом гунне дела с мытьем пошли несколько хуже, но ненадолго.
        
Вообще, все, кто приходил в эту местность, не исключая и славян, и вытеснивших их угров, от души пользовались термальными водами. Что уж говорить о басурманах, захвативших к XVI столетию больше половины Венгрии. И вот эти-то исламисты и открыли в Будапеште первые после римлян общественные (естественно, турецкие) бани. Образцы турецкого зодчества, расширенные и дополненные в XIX веке псевдоклассическими пристройками, сохранились до настоящего времени и исправно функционируют в исходном качестве. Вход только для мужчин (мусульманские традиции католики венгры оберегают). Можно париться, можно принимать лечебные процедуры. А всего водолечебниц, одна другой интереснее и уникальнее по видам предоставляемых услуг, в Будапеште не меньше десятка (а может, и куда больше). Среди них есть и те, что остались в наследство от австро-венгерской элиты. Купальни "Сечени" - поразительно помпезная постройка, да еще примыкающая к городскому парку - настолько в духе "заката империи", что так и ждешь от фыркающего в бассейне соседа: вот он пройдет раздевалку и выйдет на ступени центрального входа, облаченный в гусарский доломан и ментик, обопрется картинно на саблю и подкрутит свой длинный ус. В общем, в наше время сознательного и пристального ухаживания за собой фактор термальных вод немало способствует увеличению туристического поголовья.
        
Удивительная тяга венгров к водной стихии проявляется и в неистребимой склонности к рыбной ловле. Конечно, в Будапеште этим занимаются только такие же маниакальные субъекты, как и дяди в дождевиках, оккупирующие независимо от времени года набережные Киева-реки и закидывающие в мутные воды (Дунай, к сожалению, не многим чище) удилища, напоминающие по размеру и фактуре деревенский приколодезный "журавель". Но, спустившись вниз по Дунаю (еще лучше - по Тисе), можно здорово порыбачить. А в камышовых плавнях Балатона подцепить на крючок многокилограммового фогаша - местного сазана. И уж за чем точно не нужно уезжать (уплывать) из Будапешта, это за знаменитой венгерской ухой - халасле. Впрочем, этот супчик представляет собой гармоничное сочетание двух стихий - воды и огня.
  
Огонь
Огненное начало у мадьяр выражено сильно. Но прежде всего проявляется в области еды и напитков. Вот та самая ушица. Ее варят долго и основательно, рыба обязательно берется свежайшая, такая, чтоб с кровью, бульон, естественно, тройной. И красный. Но не от крови, а от паприки - знаменитого венгерского перца. Кроме него и лука никаких приправ и добавок в халасле нет. Вместо хлеба к супчику подают лапшу в топленом свином жиру, с творогом, сметаной и шкварками. Но лапша и свинина разве что несколько притушат пламенный вкус паприки, но не погасят, нет. Можно заливать пожар вином, венгры так и делают. Между прочим, такую уху лучше запивать красным, на которое венгры большие мастера. Мясная венгерская кухня тоже без перца никуда. Паприкаш имеет говорящее название. Самый лучший - из кролика.
        
Венгры очень любят свинину. Из нее готовят дивное блюдо с красивым венгерским названием szuzpecsenye (узнаете родные слова?) - тоже без красного вина не обойтись. Можно заказать более традиционный baranysult (еще один лингвистический знакомец, не правда ли?), но не ждите от него вкуса английского бараньего жаркого, в лучшем случае вспомните гастрономические опыты в грузинском ресторане - жжет во всю. Вообще, диету в Венгрии соблюдать трудно, но здоровому желудку лучшего не приходится желать. Рестораны же в центре Будапешта буквально висят друг у друга на плечах и рассчитаны на разные вкусы и разные кошельки.
        
Но кроме огненной пищи, мадьяры чтут и огненную воду. Старые венгры в небольших кабачках любят поговорить с иностранцем (на неплохом немецком) о том, что, вот, национальные традиции приходят в упадок, кухня уже не та, никто не умеет готовить сегедский гуляш, вина пьют все меньше, а пива все больше, а раньше в поллитровых глиняных кружках на столе плескалось только красное и белое вино, а сегодня - "Гессер" и местное пивко, которое, хотя, конечно, лучше австрийского, но с вином не сравнить. И под эту речь об упадке нравов пропустить рюмочку-другую паленки. Какой-то мудрец ввел в последний туристический разговорник для едущих в Будапешт слово "водка". Ну и просите свою водку (stampedli vodkat!), тем более что это слово везде одинаково и даже в мадьярском остается собой. А нормальный человек, не страдающий delirium tremens, в Венгрии из всех крепких напитков предпочтет паленку.
        
Это фруктовый самогон, самой что ни на есть благородной очистки. Венгры делают его из всех фруктов, растущих здесь в изобилии. Из вишни и "чересни" (извините, черешни), из персика и абрикоса, из груши. Экзотический вариант - бутылка грушевой паленки, в которой плещется настоящий, занимающий четверть объема бутылки одноименный румяный плод. Для того чтобы такая бутылка появилась на прилавке, ее надевают на только что завязавшуюся грушу, и дальнейшее созревание происходит уже за стеклом. После чего фрукт срывают вместе с тарой и отправляют на винный заводик для последующего розлива. Грушевая паленка, кажется, и самая крепкая - до 60, как говорят, оборотов. Но крепости не замечаешь, это тебе не болгарская "ракийка". А вот аромат живых фруктов чувствуешь при первом глотке.
 

Источник: Журнал "Обучение за рубежом"


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Тур в столицу Финляндии. Хельсинки: шарм севера
Хельсинки из тех городов, где хорошо проводить детство и коротать старость. Людям, старающимся из жизни сделать хорошо спродюсированную вечеринку, в Хельсинки делать нечего. Жизнь в Хельсинки ровная, спокойная и предсказуемая. Финны не тормозят. Они
Австрия: Тироль. Отличный отдых!
Большинство туристов считают, что альпийская часть Австрии – курорт исключительно зимний. Поэтому мало кто останавливается на этом маршруте, составляя свой летний график отдыха.
Отель Prince Palas Twin Towers в Бангкоке + Паттайя. Рассказ туриста
Отель Prince Palas Twin Towers в Бангкоке. Паспортный контроль, получение багажа, встреча с гидом. Эта утомительная процедура заняла… 15 минут!!! Я был в шоке… После Италии мне было с чем сравнивать. Гид местная Тайка Екатерина (имя более похожее по
Сирия и Ливан - взгляд изнутри
Знаменитое арабское высказывание, что "арабы живут на финиках, хлебе, рисе и молоке" в корне неверно и касается только кочевников-бедуинов.
Великобритания. Гринвич для всех
Беда многих приезжающих в Лондон состоит в том, что, отдавив друг другу ноги в галерее Тейт, у Вестминстера и Биг-Бена, они воображают, что уже видели все самое интересное. Это массовое заблуждение – счастье для городка Гринвича: скольких тысяч бесто
Тур в Карпати. Екстремальний туризм. Спелеотуризм в Карпатах
Територія Карпатського регіону надається і для такого екзотичного, навіть екстремального туризму, як спелеотуризм. Особливо благодатний для нього каньйон Дністра. Хоча бувалих спелеологів якось уже важко назвати туристами — вони швидше спортсмени і т