+38 044 270 6044
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ
Поиск тура
Туры в Карпаты!

Буда + Пешт = Будапешт. Сердце Венгрии


Будапешт объединил три города: Буду, самый картинный, Обуду, самый древний, и Пешт, самый деловой. Он получил сборное имя Будапешт. И стал одним из красивейших городов Европы, великой столицей маленькой Венгрии.
 
Главный город империи, которой нет
Прилетевший в Будапешт самолетом или прибывший поездом, но пренебрегший законным правом пассажира пялиться на сменяющиеся за окном пейзажи и домики, будет, конечно же, покорен венгерской столицей. Но его удивление ничто в сравнении с чувствами путешественника, начавшего со знакомства с провинциальной Венгрией и завершающего тур в мегаполисе.
        
Венгрия очень маленькая страна. В поездку поездом венгры собираются серьезно, как если бы отправлялись транссибирским экспрессом из Киева во Владивосток. Если междугородний автобус идет больше трех часов, о таком вояже не грех и рассказать со всеми подробностями. Кстати, возможно потому, что таковы особенности национального восприятия пространства, у мадьяр отличный муниципальный транспорт - комфортабельный, снабженный забавными кнопочками. Стопорит на положенной остановке трамвай или автобус. Стоит. Двери закрыты. Не знающий мадьярских порядков иностранец начинает метаться перед дверью, привлекая к себе внимание водителя. Ноль эмоций. А надо-то нажать на зеленую кнопку рядом с дверью - и заходи, сезам открылся.
        
Под стать маленькой стране и исторические центры провинциальных городов - пряничная архитектура второй половины XIX века с милыми вычурами, признаками того, что строители очень хотели, чтобы все было "как у взрослых", с удивительными образчиками монументальной пропаганды вроде псевдобарочных многофигурных композиций, посвященных жертвам чумы, или отцам нации, или героям битв. После таких декораций "домашних театров" Будапешт буквально потрясает мощью и истинно имперскими помпезностью и размахом.
        
Первое впечатление можно сформулировать так: "Для столицы мадьяр этот город явно великоват!" Он мог бы быть резиденцией правительства какого-нибудь Среднеевропейского союза, если бы такой существовал. Хотя центр Будапешта никак не назовешь деловым - это столица фланеров и прожигателей жизни, причем не нынешних, а светских прощелыг времен фиакров, цилиндров, пелеринок, кринолинов и воздухоплавательных дамских шляп. Город, действительно, широко раскинулся по обоим берегам Дуная, захватив попутно и острова и перекинув через реку великолепные длиннющие мосты, до того изысканные, что память рисует их позолоченными, впрочем, в лучах заходящего солнца они и кажутся такими. И в Будапеште расстояния подлинно масштабные. В одну прогулку столицу не осилишь, за день все замечательные уголки не обежишь. И никто из видевших это объединение трех городов под одним именем никогда не скажет по-снобски, что эклектическая и подражательная архитектура не может быть по-настоящему прекрасной.
        
Будапешт едва ли не в большей степени, чем Вена, несет на себе отпечаток золотой осени империи Габсбургов - его великолепие результат того, что в двухголовой империи при Франце Иосифе венгров наконец-то уравняли в правах с австрийцами, император короновался короной Святого Стефана (Иштвана), получил титул короля всех мадьяр, а красавица императрица Сиси стала обворожительной королевой Венгрии. Деньги у местных купцов и банкиров водились. И обитатели Буды и Пешта отгрохали себе вторую столицу, пригласив модных архитекторов. Невероятный, круглокупольный парламент, весь утыканный каменными готическим булавочками. Мост Свободы, охраняемый птицами Туруль - мадьярскими не то Сиринами, не то Алконостами, с которого украли золотую заклепку, вбитую при постройке лично последним императором Австро-Венгрии. Первый образец шотландского зодчества на Дунае - Цепной мост. С тюдоровскими куполами роскошная синагога, памятник "еврейским баронам", потомки которых были в несколько месяцев вывезены фашистами из Венгрии в одних теплушках с беднотой той же национальности и истреблены в лагерях. Впрочем, будапештская англизированность как-то не вяжется с туманным Альбионом. И город, скорее, напоминает о сценографии дорогой, впечатляющей, но милой сердцу, веселой кальмановской оперетки. Особенно, да простят меня венгерские патриоты, это ощущение укрепляется после похода на площадь Героев с ее циклопическим монументами - памятником тысячелетию Венгрии.
  
Вода
Летом для туриста Будапешт - рай, если только столбик термометра не подползает к сорока. Венгры говорят: "У нас где вода, там и курорт". Действительно, с водными поверхностями в стране бедновато, хотя по ней протекают две могучие реки Европы: Дунай и Тиса, не говоря уже о легендарном озере Балатон. Вообще, с четвертой стихией у венгров какая-то трагикомическая связь. Последний докоммунистический правитель Венгрии, регент при несуществующей королевской династии, Хорти, носил чин адмирала, хотя только при нем и только на очень короткий период времени венгры имели выход к морю. Тем не менее мадьяры, как любой маленький народ, о временах территориального величия не забывают, при всяком удобном случае напоминают соседям-обидчикам, что на сопредельных землях живет треть всех венгров Европы (зарубежная диаспора - около 4 млн., при населении самой Венгрии около 11 млн.), и любят морские тельняшки, что особенно заметно на Дунае, Тисе и Балатоне. И, видно, по той же мистической причине Венгрия уже пять столетий назад стала одним из европейских центров водолечения.
        
Строго говоря, с этих самых термальных источников много раньше XVI века началась городская цивилизация Паннонии. Римляне, пришедшие на земли, заселенные индоиранскими и фракийскими и иллирийскими народами, как водится, основали здесь укрепленные поселения. И одним из самых крупных стал Аквинкум - город на территории современного Будапешта, правда, скорее, в пригороде, то, что нынче называется Будапешт-3. Понятно, там есть музей (можно проехать от центрального вокзала на электричке). Аквинкум, как следует из названия, понравился римлянам тем, что был идеальным местом для терм, без которых чистюли-латиняне не мыслили себе жизни. За свои бани римляне держались долго, до самого прихода "бича Божия Аттилы". Наверное, при свирепом гунне дела с мытьем пошли несколько хуже, но ненадолго.
        
Вообще, все, кто приходил в эту местность, не исключая и славян, и вытеснивших их угров, от души пользовались термальными водами. Что уж говорить о басурманах, захвативших к XVI столетию больше половины Венгрии. И вот эти-то исламисты и открыли в Будапеште первые после римлян общественные (естественно, турецкие) бани. Образцы турецкого зодчества, расширенные и дополненные в XIX веке псевдоклассическими пристройками, сохранились до настоящего времени и исправно функционируют в исходном качестве. Вход только для мужчин (мусульманские традиции католики венгры оберегают). Можно париться, можно принимать лечебные процедуры. А всего водолечебниц, одна другой интереснее и уникальнее по видам предоставляемых услуг, в Будапеште не меньше десятка (а может, и куда больше). Среди них есть и те, что остались в наследство от австро-венгерской элиты. Купальни "Сечени" - поразительно помпезная постройка, да еще примыкающая к городскому парку - настолько в духе "заката империи", что так и ждешь от фыркающего в бассейне соседа: вот он пройдет раздевалку и выйдет на ступени центрального входа, облаченный в гусарский доломан и ментик, обопрется картинно на саблю и подкрутит свой длинный ус. В общем, в наше время сознательного и пристального ухаживания за собой фактор термальных вод немало способствует увеличению туристического поголовья.
        
Удивительная тяга венгров к водной стихии проявляется и в неистребимой склонности к рыбной ловле. Конечно, в Будапеште этим занимаются только такие же маниакальные субъекты, как и дяди в дождевиках, оккупирующие независимо от времени года набережные Киева-реки и закидывающие в мутные воды (Дунай, к сожалению, не многим чище) удилища, напоминающие по размеру и фактуре деревенский приколодезный "журавель". Но, спустившись вниз по Дунаю (еще лучше - по Тисе), можно здорово порыбачить. А в камышовых плавнях Балатона подцепить на крючок многокилограммового фогаша - местного сазана. И уж за чем точно не нужно уезжать (уплывать) из Будапешта, это за знаменитой венгерской ухой - халасле. Впрочем, этот супчик представляет собой гармоничное сочетание двух стихий - воды и огня.
  
Огонь
Огненное начало у мадьяр выражено сильно. Но прежде всего проявляется в области еды и напитков. Вот та самая ушица. Ее варят долго и основательно, рыба обязательно берется свежайшая, такая, чтоб с кровью, бульон, естественно, тройной. И красный. Но не от крови, а от паприки - знаменитого венгерского перца. Кроме него и лука никаких приправ и добавок в халасле нет. Вместо хлеба к супчику подают лапшу в топленом свином жиру, с творогом, сметаной и шкварками. Но лапша и свинина разве что несколько притушат пламенный вкус паприки, но не погасят, нет. Можно заливать пожар вином, венгры так и делают. Между прочим, такую уху лучше запивать красным, на которое венгры большие мастера. Мясная венгерская кухня тоже без перца никуда. Паприкаш имеет говорящее название. Самый лучший - из кролика.
        
Венгры очень любят свинину. Из нее готовят дивное блюдо с красивым венгерским названием szuzpecsenye (узнаете родные слова?) - тоже без красного вина не обойтись. Можно заказать более традиционный baranysult (еще один лингвистический знакомец, не правда ли?), но не ждите от него вкуса английского бараньего жаркого, в лучшем случае вспомните гастрономические опыты в грузинском ресторане - жжет во всю. Вообще, диету в Венгрии соблюдать трудно, но здоровому желудку лучшего не приходится желать. Рестораны же в центре Будапешта буквально висят друг у друга на плечах и рассчитаны на разные вкусы и разные кошельки.
        
Но кроме огненной пищи, мадьяры чтут и огненную воду. Старые венгры в небольших кабачках любят поговорить с иностранцем (на неплохом немецком) о том, что, вот, национальные традиции приходят в упадок, кухня уже не та, никто не умеет готовить сегедский гуляш, вина пьют все меньше, а пива все больше, а раньше в поллитровых глиняных кружках на столе плескалось только красное и белое вино, а сегодня - "Гессер" и местное пивко, которое, хотя, конечно, лучше австрийского, но с вином не сравнить. И под эту речь об упадке нравов пропустить рюмочку-другую паленки. Какой-то мудрец ввел в последний туристический разговорник для едущих в Будапешт слово "водка". Ну и просите свою водку (stampedli vodkat!), тем более что это слово везде одинаково и даже в мадьярском остается собой. А нормальный человек, не страдающий delirium tremens, в Венгрии из всех крепких напитков предпочтет паленку.
        
Это фруктовый самогон, самой что ни на есть благородной очистки. Венгры делают его из всех фруктов, растущих здесь в изобилии. Из вишни и "чересни" (извините, черешни), из персика и абрикоса, из груши. Экзотический вариант - бутылка грушевой паленки, в которой плещется настоящий, занимающий четверть объема бутылки одноименный румяный плод. Для того чтобы такая бутылка появилась на прилавке, ее надевают на только что завязавшуюся грушу, и дальнейшее созревание происходит уже за стеклом. После чего фрукт срывают вместе с тарой и отправляют на винный заводик для последующего розлива. Грушевая паленка, кажется, и самая крепкая - до 60, как говорят, оборотов. Но крепости не замечаешь, это тебе не болгарская "ракийка". А вот аромат живых фруктов чувствуешь при первом глотке.
 

Источник: Журнал "Обучение за рубежом"


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Культура Парагвая. Традиции Парагвая. Кухня Парагвая
Несмотря на то, что местное население Парагвая все еще говорит на местных языках, парагвайская музыка имеет европейское происхождение, но и она подвергалась влиянию бразильской, аргентинской и негритянской музыки. Гитара и арфа
Культура Уругвая. Традиции Уругвая. Кухня Уругвая
Уругвай достаточно маленькая страна, но здесь есть традиции. Международное признание получили художник Педро Фигари и Хосе Энрике Родо из Уругвая.
Тур по золотому треугольнику Индокитая (Таиланд, Бирма, Лаос)
Мы направлялись в Золотой треугольник - на север Индокитая, туда, где на берегах великой реки Меконг сходятся границы трех государств - Таиланда, Мьянмы и Лаоса. Там в джунглях прячутся маковые поля, по тайным тропам идут опиумные караваны, а в горах
Хайфа, Израиль: добро пожаловать!
Еще в библейские времена эта земля славилась виноградниками. Отсюда и название города. Хайфа на иврите - "виноградники Всевышнего". Здесь, на горе Кармель, жил когда-то Илия-пророк, здесь он молил Бога о прекращении трехлетней засухи
Пустыня Атакама: достопримечательность Чили
Знаменитая пустыня Атакама - одно из самых интересных мест страны и в то же время - одно из самых сухих и безжизненных мест на планете. Бывает, что здесь по нескольку сотен лет подряд не выпадает ни капли осадков, но тем не менее, этот регион славитс
Небезпечні Карпати
На скелі зібрався спонтанно, майже раптово. Хоча внутрішня готовність визрівала давно. На початку квітня погода у Франківську зробилася теплою. Мав право сподіватись, що на Білому Камені (скелі між Дорою та Делятином) настали умови для тренувань. Я б