+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Тур в Албанию. Рассказ туриста


Албанцы называют свое государство Шкиперия – страна орлов. Орлов я там так и не увидела, но «маленький и гордый народ» произвел самое приятное впечатление. У нас сложилось устойчивое мнение, что в Албании живут одни террористы и бандиты, той же точки зрения придерживались и сотрудники югославского турагентства, в котором мы покупали билет до Черногории. Но после двухнедельного путешествия по стране я могу с уверенностью сказать, что Албания – едва ли не самое безопасное в Европе место для туристов. К иностранцам там относятся как к священным животным, и уж точно ни в одной другой стране сообщение о том, что мы русские, не вызывало бы такого бурного восторга. До 1961 года СССР был «лучшим другом албанского народа», русский язык изучался в школах, многие албанцы получали высшее образование в наших ВУЗах. Потом дипломатические отношения были разорваны, т.к. местный вождь Энвер Ходжа остался последовательным сталинистом, до начала 90-х годов многие населенные пункты и улицы носили имя Сталина. Теперь от этого не осталось и следа, в отличие от наших провинциальных городов, в каждом из которых обязательно можно увидеть статую Ленина на центральной площади, в Албании все памятники Ленину, Сталину и Ходже были уничтожены.
 
В Черногорию мы прибыли около 3 часов дня. В аэропорту Тивата (взлетная полоса и сарайчик) пахло югом и коровами. Памятуя об этнических проблемах, мы старались не упоминать о конечной цели нашего путешествия по дороге до границы, до которой добрались за пару часов. Таксист довез нас за 15 евро от Бара до хлипкой избушки, которая оказалась пограничным пунктом Царино. Здесь кончился асфальт, и началась Албания.
 
Переход границы занял не больше 5 минут, и мы пошли пешком в Албанию. Водитель попутной машины, которую мы тормознули по ту сторону границы, сообщил, что грунтовая дорога только первые 10 км, а остальные 5 до Шкодера - хорошая. Через 10 км стало ясно, что хорошей по местным меркам является дорога, покрытая клочками асфальта.
 
Первый признак албанской территории – бетонные бункеры, которые понатыканы по всей стране. Создается такое впечатление, что их построено ровно столько, чтобы хватило на все мужское население (а каждый бункер рассчитан на 2-4 человека). Теперь главный албанский сувенир – пепельница в виде бункера.
 
В Шкодер прибыли уже под вечер. Город произвел удручающее впечатление – повсюду грязь, ямы, мусор, по сравнению с большинством домов наши хрущобы кажутся хоромами. В средние века Шкодер был крупным процветающим торговым центром, но в результате землетрясения в 1979 году был практически полностью разрушен, так что не осталось никаких следов традиционной архитектуры. Электричество отключается каждые полчаса, но практически в каждом доме есть генератор. В других городах с освещением положение было получше, но веерные отключения – дело обычное, так что самым необходимым предметом в Албании оказался фонарик. Потом мы спрашивали местных жителей, откуда такие проблемы в стране, которая до недавнего времени даже экспортировала электроэнергию. Ответ был в духе кота Матроскина – мол, электричество то у нас есть, у нас ума нету.
 
Поначалу проблемой для нас было перейти улицу (потом то привыкли) – правил дорожного движения и светофоров не существует, на перекрестках машины, велосипедисты и мотороллеры (а иногда и коровы) пытаются протиснуться одновременно во всех направлениях, беспрерывно сигналя друг другу. Хорошо, что на ухабах они не могут особо разогнаться – всегда успеваешь увернуться. В воздухе висит стойкий запах дешевого топлива и выхлопных газов – нефть в Албании своя, так что бензин самопальный. Практически все албанцы ездят на мерседесах, правда, большинство из них уже лет 20 назад должны были уйти на заслуженный отдых. Водитель запросто может остановиться на дороге, чтобы поболтать с приятелем, едущим по встречной полосе. При этом с обеих сторон образуются полукилометровые пробки, но никто не возмущается – торопиться то особенно некуда.
 
При попытке найти гостиницу выяснилось, что албанцы не знают ничего дальше своей улицы, хотя все с готовностью бросаются помогать заблудившимся туристам. Когда пытаешься узнать дорогу, сбегаются несколько человек и, показывая руками в разные стороны, на всех 5-ти языках, которых они не знают, пытаются объяснить, как пройти. Споры о местоположении объекта продолжаются и после нашего ухода, но уже на албанском. Но уж если вдруг кто-то действительно знает дорогу, то обязательно проводит лично.
 
99.9% населения не говорит ни на каких иностранных языках, что вполне объяснимо после 40 лет изоляции от внешнего мира. Дети и студенты иногда могут объясняться на английском, люди постарше знают несколько слов на итальянском, французском или немецком, а те, кому за 60, еще помнят русский. Один дедушка в Шкодере даже смог продекламировать стихотворение: «Я русский бы выучил только за то, что на нем разговаривал Ленин». А албанский язык происходит от древнего иллирийского, так что понять его достаточно сложно, ни на один из европейских он не похож. Так что пришлось в совершенстве освоить язык жестов. В одном из ресторанов для того, чтобы объяснить, что я хочу заказать, мне пришлось проблеять барашком, в ответ находчивый официант на своем теле показал, что может предложить мне ребрышки.
 
Гостиницу «Кадуки», находившуюся на центральной площади Шкодера, мы, конечно же, нашли самостоятельно. Вечером пошли осматривать город, который, собственно, состоит практически из одной улицы. Часов в 7 вечера почти все население албанских городов выходит на променад по главной улице, но часам к 10 всех как ветром сдувает, ночная жизнь в провинции полностью отсутствует, албанцы встают с петухами и с ними же ложатся. На улице масса баров и магазинчиков, но полноценный ресторан найти трудно, местные не настолько богаты, чтобы позволить себе еду в общепите. В барах и кафе сидят одни мужики, выпивают за вечер по чашке кофе размером с наперсток или бутылке пива. В нашем путеводителе было сказано, что в Албании хорошее белое вино, но найти его оказалось проблемой, повезло только в четвертом или пятом заведении, встретившемся на пути. Как и у нас на заре перестройки, местное население предпочитает все импортное – пиво и кока-колу. Бутылки с вином в магазинах покрыты вековым слоем пыли, хотя стоит оно копейки, а рислинг, действительно, очень неплохой.
 
В 6 часов утра мы были разбужены завываниями муэдзина и отправились смотреть крепость Розафа. На протяжении веков албанцам приходилось обороняться от многочисленных завоевателей – сербов, венецианцев, турок. Так что почти над каждым городом доминирует крепость на высоком холме. Правда, эти укрепления все-таки не спасли страну от покорения Османской империей, под властью которой албанцы находились 500 лет. Крепость Розафа была основана еще иллирийцами, но позже достроена венецианцами и турками, а названа по имени женщины, которую, по легенде, замуровали в стену в качестве жертвы богам. Ползти вверх под палящим солнцем – не слишком приятное занятие, но зато в крепости кроме нас и смотрителя никого не было. Албания тем и замечательна, что можешь облазить все достопримечательности, и нигде не будет табличек «музейный экспонат, руками не трогать». Можно, конечно, свалиться со стены в пропасть, но это уже на твое собственное усмотрение. А со стен открывается замечательный вид на долину и озеро Шкодер.
 
Побродив по крепости и нарвав дикого инжира, потопали обратно и как раз успели к автобусу, отправлявшемуся в Дуррес. По мере продвижения на юг дома становятся заметно богаче, а в пригородах Дурреса идет бурное строительство. Строят весьма своеобразно: сделают первый этаж, там и живут, а на втором арматура торчит - закончат, когда деньги появятся, причем многоквартирные дома не являются исключением. Через 3 часа были уже в Дурресе. Это второй по величине город в Албании, но производит впечатление скорее большого села – все та же одна центральная улица, ну разве что порт еще есть. Смотреть в городе было абсолютно нечего, обещанный римский амфитеатр оказался осыпающейся ямой, по которой бродят куры, море мутное, я даже купаться не стала.
 
В общем, первые 2 дня в Албании оказались весьма разочаровывающими. Но это пока мы не приехали в Берат, город 1000 окон.
 
В нем имелось всего 2 гостиницы, одна из которых была закрыта на ремонт, а в другой отсутствовала горячая вода и электричество. Позже мы обнаружили еще одну, которая местным жителям, как обычно, известна не была, хотя и находилась на главной улице. Но к тому времени в нашем отеле уже появилось электричество и вода.
 
Сам город потрясает уже при въезде – по обоим берегам реки, на крутых склонах гор расположены жилые кварталы, справа православный, слева мусульманский, которые чуть-чуть различаются по архитектуре, но выглядят изумительно. Узкие мощеные улочки поднимаются террасами почти до самой вершины, так что снизу действительно видно только окна домов. Бродить по старому городу можно бесконечно. На высеченной высоко в скале площадке мы заметили старую церковь и решили до нее добраться. Оказалось, что пройти туда можно только через двор жилого дома, по тропинке-серпантину. Так что местные обитатели устроили нам персональную экскурсию, заодно и помолились. От предложенных денег они гордо отказались, здесь это не принято, наоборот, всегда еще и подарить что-нибудь пытаются. Каждый день нас угощали то кофе, то мороженым, то интернетом бесплатно предлагали воспользоваться.
 
Над мусульманским кварталом возвышается очередная крепость, построенная еще в 3 веке до н.э., на территории которой расположены несколько византийских церквей 10-17 веков. В некоторых неплохо сохранившиеся фрески. Самое удивительное, что в крепости до сих пор живут люди, иногда трудно сразу понять, то ли перед тобой жилой дом, то ли памятник средневековой архитектуры.
 
После осмотра крепости мы хотели уехать в Саранду, но выяснилось, что автобус туда ходит только один раз в день. В тот момент мы еще не знали, что несмотря на то, что общественный транспорт ходит редко и только по утрам, уехать можно всегда и в любом направлении – все попутные машины стараются брать пассажиров. Так что решили ехать во Влору, понадеявшись, что оттуда будет проще добраться до Саранды.
 
На автовокзале Влоры выяснилось, что автобус в Саранду отправится только утром, так что мы подошли к таксисту, чтобы выяснить, где находится отель. После долгих попыток понять друг друга (диалог проходил на албанском) он заявил, что гостиницы здесь плохие и предложил переночевать в его семье. Назвал цену, мы начали торговаться, но в конце концов договорились, что решим этот вопрос уже на месте, т.к. его дочь говорит по-английски. В итоге после распивания чая с женой и дочерью они сильно удивились, когда мы заговорили о деньгах: «Какие деньги? Все бесплатно». Албанское гостеприимство одержало убедительную победу над коммерцией.
 
Надо сказать, что внутри албанские дома выглядят идеально – все вылизано, сделан приличный ремонт, хотя снаружи все та же хрущоба. На стенах квартиры были развешаны портреты какого-то бородатого мужика в шапке. Оказалось, что это дядя хозяйки, который возглавлял исламскую мистическую секту бекташей (был у них кем-то вроде имама). Позже в Круе мы видели bektashi tekke – место молитвы секты. Любопытно, что там по всем стенам были развешены портреты святых, что в исламе строжайше запрещено. Как выжил дядюшка при режиме Ходжи – загадка. В конце 60-х Албания была объявлена атеистической страной, все церкви и мечети были закрыты, а большинство просто разрушены. Теперь, хотя албанцы при всяком удобном случае и упоминают свою принадлежность к той или иной конфессии, но ни в церкви, ни в мечети практически никто не ходит, никаких религиозных традиций не соблюдают.
 
За вечер мы стали с хозяевами лучшими друзьями, провожали нас чуть ли не со слезами на глазах. Во Влоре смотреть тоже было особо нечего, только прогуляться по набережной и очередной центральной улице. Так что в 7 утра мы поспешили на автобус. До его отправления оставалось еще полчаса, но наше транспортное средство, похожее на ПАЗик, было уже переполнено. С трудом удалось отвоевать 2 места, мне досталась банкетка без спинки рядом с шофером. В качестве компенсации я была вознаграждена великолепным обзором. А смотреть было на что – сразу по выезде из города начинается серпантин. Дорога идет местами по берегу моря, местами уходит в горы. Пейзажи изумительны – вдоль дороги на серых и розовых скалах растут причудливой формы растения, как будто искусственно подстриженные, далеко внизу видно море, с абсолютно прозрачной бирюзовой водой, можно разглядеть каждый камень. Иногда на протяжении многих километров не видно никаких признаков жилья.
 
Расстояния в Албании нельзя измерить в привычных нам единицах. 130 километров от Влоры до Саранды автобус идет 6 часов! На дороге ямы метрового диаметра, местами она просто в грунтовую переходит. У нас сложилось такое впечатление, что албанцы начали ремонтировать свои дороги с самых запущенных участков, иногда хорошая дорога начинается именно там, где ее меньше всего ожидаешь обнаружить, а как раз главные трассы, где остатки асфальта еще сохранились, оставили на потом.
 
По пути останавливались на завтрак и кофе в живописных ресторанчиках. Один из них был построен прямо на горном ручье - сидишь за столиком, а вокруг тебя водопады. В общем, стоило потратить 6 часов, чтобы все это увидеть.
 
Водитель автобуса привез нас прямо к отелю «Лили», в котором были очень неплохие номера за 10 евро с носа, но моя компаньонша посчитала, что для Албании это дорого, и мы отправились на дальнейшие поиски жилья, которое и было обнаружено в 20 метрах. Под гордой вывеской «отель» скрывался частный дом, в котором хозяева сдавали комнаты. Иностранных туристов они, естественно, принимали впервые в жизни, так что все соседи по очереди приходили на нас посмотреть. Хозяин – грек по имени Панас, знал по 5 слов на английском, русском и итальянском, но был чрезвычайно разговорчив. Так что на этом диалекте мы обсуждали и бытовые проблемы, и политическую ситуацию на Балканах. Хозяин жаловался на безработицу, в стране она составляет 30%, однако сам зарабатывал на жизнь тем, что катал на лодке редких туристов 3 месяца в году, и поисками другого занятия себя не утруждал. Все остальное население тоже не суетится в поисках работы – сидят себе и кофе целый день попивают. Зато дети наших хозяев работают в Греции, видимо, за счет этого родители и живут.
 
В Саранде мы остались на 5 дней, чтобы отдохнуть на море от ежедневных переездов. Море здесь чистейшее, хотя пляж микроскопический, как и сам городок.
 
Съездили с Панасом на рыбалку, он поймал 3 большие рыбины, похожие на скумбрию, я, как ни старалась, ни одной. Однако на ужин он нам одну выделил, а его жена приготовила.
 
Вместе с хозяевами и их приятелем поехали в Бутринт – развалины античного города, расположенные в 15 км южнее Саранды. Там мы впервые заметили других иностранцев – небольшое стадо американцев. Смотрели на них с жалостью – ходить по Албании организованной толпой значит не увидеть самого интересного.
 
Перед поездкой произошел забавный эпизод. Выяснилось, что общественный транспорт в Бутринт не ходит, а стоянку частных микроавтобусов нам найти не удалось. Стали выяснять у хозяина, как туда добраться. Он на своей смеси албанского и прочих языков объясняет: «poco money foto bzz-bzz (ехать т.е.) Butrint». Мы говорим, не надо нам фото, даже и за небольшие деньги, у нас свои камеры есть. Так бы и не договорились, если бы позже не появился его друг по имени Фото, на полуразвалившемся мерсе которого мы и должны были ехать.
 
Бутринт был основан в 6 веке до н.э. греками, потом его захватили римляне, а еще позже – Византия. Так что в городе можно увидеть остатки сооружений из всех этих эпох. Когда-то это был процветающий порт, но потом море отступило, и он пришел в упадок. Теперь от моря осталось только соленое озеро, в котором разводят мидий. К сожалению, все наиболее ценные экспонаты из города вывезли итальянцы, которые проводили здесь раскопки в 20-х годах, но все равно побродить по нему интересно.
 
Дальше наш путь лежал в Гирокастру – еще один средневековый город-музей. Как обычно, первым делом стали искать отель. Две государственные гостиницы внешне выглядели ужасно, а внутри еще хуже. Вообще в Албании есть 2 категории отелей – государственные, с отсутствием горячей воды, удобствами в коридоре и т.д., и маленькие частные отели, чаще всего переделанные из квартир, которых пока немного. На главном перекрестке рядом с двумя отелями, на котором толкались менялы, к нам подбежал мужичок и предложил свой отель. Состоящий всего из двух номеров отель располагался в старом доме, но внутри все было сделано по евростандарту. К сожалению, албанцам пока не приходит в голову, что туристам было бы интересней пожить в интерьере, выдержанном в традиционном стиле.
 
Гирокастра строилась как город-крепость на склоне горы. Раньше в домах не было дверей, забирались в них с помощью приставных лестниц (сейчас, конечно, двери прорезали). Все дома и мостовые сделаны из одинакового белого и серого камня, причем даже крыши вместо черепицы покрыты каменными пластинами. Правда, нет такой четкой планировки улиц, как в Берате, но сам старый город значительно больше по размерам.
 
К сожалению, гулять по Гирокастре нам пришлось недолго – внезапно начался ливень. Укрылись в местном магазинчике. Хозяйка и кофе угощала и кофе, и конфетами, но через 2 часа мы все равно не выдержали, купили у нее пару клеенок и, завернувшись в них, побежали вниз, к отелю. Остаток дня пришлось провести в ресторане, т.к. с неба извергались просто потоки воды. Только под вечер дождь затих, и мы отправились смотреть крепость. Естественно, она была уже закрыта, так что внутрь не попали. А жаль, крепость прекрасно сохранилась, потому что долгое время в ней была тюрьма. А уж тюрьмы и при социализме содержались в приличном состоянии.
 
Утром хозяин нашего отеля так и не появился, хотя и знал, что мы уезжаем рано. Так что пришлось оставить ему деньги на тумбочке, а мы отправились на восток, к границе с Македонией. Позже выяснилось, что смылись мы очень вовремя – вечером по телевизору показали наводнение в Гирокастре.
 
Расписание автобусов выяснить не удалось, решили добираться на попутном транспорте. Путеводитель не рекомендовал ездить по дороге от Тепелены до Корчи, считая это небезопасным. Но я уже давно поняла, насколько можно верить разговорам о «диких албанцах». До Поградца, который стоит на берегу озера Охрид, мы добрались за 7 часов, причем нигде не ждали попутной машины больше 2 минут, я даже покурить не успевала. Восток страны выглядит более ухоженным, чувствуется близость Греции. «Новые албанцы», моющие посуду в соседней стране, намывают этим деньги на весьма внушительные особняки. Мы попросили довезти нас до гостиницы, указанной в путеводителе, но она оказалась руинами. Уставшие после утомительного путешествия, мы завалились в первое здание с надписью «отель», который оказался государственным, со всем вытекающими последствиями. Номер был похож на больничную палату – 2 железные кровати, стол, лампочка Ильича на потолке и выбитое окно. Удобства, естественно, в коридоре, но это уже было несущественно, потому что в трехэтажном здании мы были единственными постояльцами. Тетка с ресипшена обещала, что горячая вода появится в 8 вечера, так что мы пошли гулять по берегу озера. К 8 часам вернулись, тетки затараторили на албанском, спрашивают, будем ли мы ужинать. Мы жестами объясняем, мол, в вашем ресторане мы ужинать не будем, в город пойдем, только душ примем. Поднимаемся наверх и обнаруживаем, что, во-первых, воды нет никакой, а, во-вторых, нас поняли с точностью до наоборот, и, решив, что мы уже поели и идем спать, заперли гостиницу снаружи и ушли. Ну зачем держать ночного портье в отеле, в котором бывает один клиент в полгода? Но без воды и еды сидеть никак не хотелось. К счастью, в государственной гостинице замки открывались простым нажатием плеча, так что поесть местной форели нам все-таки удалось.
 
В Тирану хотели поехать в качестве эксперимента по железной дороге, но только собрались ловить машину до вокзала, как проезжающий мимо водитель микроавтобуса предложил подвезти до Тираны. Так что весь путь мы проделали вместе с луком и помидорами. Это было настоящее ралли Париж-Даккар. Дорога, как обычно, - серпантин с ямами, да еще булыжники валяются, которые с окрестных гор нападали. Видимость метров 10 – дождь и туман, но наш водитель даже на самых крутых поворотах не желал сбрасывать скорость ниже 70 км. По кузову скачут помидоры, а у меня единственная мысль – как бы не свалиться на коробку передач. Зато вместо обещанных 4 ехали 2 часа. По дороге один раз остановились, шофер взял 100 леке и пошел в церковь. Мы его спрашиваем: «Ты православный?». Нет, говорит, церковь православная, но я мусульманин. Видимо, приятель попросил свечку поставить. Вот такие у них своеобразные отношения с религией.
 
В Тиране, как мы и предполагали, нет ничего интересного, одни пробки на дорогах, но избежать ее не удалось. Прогулялись по центральному бульвару, который проходит через весь город через площадь Скандербега. С одной стороны площади – правительственные кварталы, в том числе бывшая резиденция Энвера Ходжи. Те же бараки, только попрочнее. По другую сторону уже жилье для народа, бесчисленные магазины, кафешки, тротуар, естественно, весь в ямах. Зашли в мавзолей Ходжи. Албанскому вождю не повезло – умер он в 1985 году, а в 1990 в стране уже начались перемены. Так что полежать в мавзолее ему не пришлось. Теперь там проходит выставка сюрреализма, удачней места не придумаешь.
 
Утром поехали в Крую, замок национального героя Албании Скандербега, который в 15 веке возглавлял борьбу против турок, выиграв все 25 битв. Правда, стоило ему умереть, как турки Албанию захватили.
 
Замок Скандербега тщательно восстановлен, совершенно необычное для этой страны явление. От средневековья остались только крепостные стены и сторожевая башня.
 
На дороге к холму – турецкий базар, два ряда лавочек с антиквариатом и изделиями народных промыслов. До сих пор я была уверена, что Албания не производит ничего, кроме дешевого бензина и мусора, так что здесь наконец-то смогла закупить сувениров. Да и просто прогуляться по этой улице было необыкновенно интересно, настоящий этнографический музей. В витринах развешены национальные костюмы, здесь же ткут ковры.
 
Подобравший нас на обратном пути в Тирану водитель оказался бывшим сотрудником местного КГБ. Он не мог удержаться от того, чтобы не продемонстрировать нам свой шикарный дом и жену, знающую 5 английских слов. Попили, поели, получили в подарок по букету и по грозди винограда и еле отбились от предложенной бутылки коньяка, после чего были доставлены по месту назначения.
 
Из Тираны выехали уже по знакомому маршруту в Шкодер. В автобусе обменялись впечатлениями с английским студентом, добирающимся домой из Румынии автостопом. Вместе с ним пересекли границу и доехали до Бара.
 
В Черногории к туристам привыкли, так что мы уже не вызывали такого пристального внимания, и как родных нас никто не принимал. Ужасно захотелось назад, но все путешествия когда-нибудь заканчиваются.

 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Бангкок и Паттайя. Все в Таиланд!
Первая поездка в Таиланд была ознакомительной и немного сумбурной. Летели через Хельсинки. Два дня были в Бангкоке, а потом - в Паттайе 10 дней. Жили в 5-ти звёздном отеле DUSIT RESORT. Загорали, купались, гуляли по городу и магазинам. Были на коралл
Business English и почему нам с ним так сложно
Понятие “деловой английский” или business English в сознании наших соотечественников появилось всего лет десять назад, на заре перестройки, когда были сняты кордоны, разделяющие нас с остальным миром.
Ямайка – фабрика ямайского рома
Угоститься ромом на Ямайке - только полдела. Каждый настоящий ценитель рома просто обязан посетить фабрику, на которой варят, фильтруют и разливают этот умопомрачительный напиток.
Бразилия. Страна карнавалов или захватите с собой белые штаны!
Это - попытка описать собственные впечатления и помочь собирающимся в Бразилию путешественникам избежать наступания на замаскированные по всему маршруту грабли
Болгария. Делайте покупки, господа
Иностранные туристы имеют право на возврат оплаченного налога на добавленную стоимость (20 %)
Верхи по Карпатах. Кілька правил для початківців наїзників
Досить бодай раз побувати у сідлі, щоб зрозуміти: на коні — класно! Опанувати скакуна, злитись з ним у русі в єдине ціле, відкрити в собі давнє уміння вершника, запізнати відчуття стрімкого руху і п’янкої свободи — усе це дарує верхова їзда