+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Тур по золотому треугольнику Индокитая (Таиланд, Бирма, Лаос)


Мы направлялись в Золотой треугольник - на север Индокитая, туда, где на берегах великой реки Меконг сходятся границы трех государств - Таиланда, Мьянмы и Лаоса. Там в джунглях прячутся маковые поля, по тайным тропам идут опиумные караваны, а в горах живут таинственные племена.
        
"Зачем ему две головы?" - спросил наш тайский гид Васант, рассматривая герб на моем отечественном паспорте. "Ну, видишь ли, ум хорошо, а два лучше", - не подумав, ответил я и стал судорожно вспоминать, почему их все-таки две. "А на нашем гербе у орла одна голова, и ничего, хватает", - гордо заметил Васант…
  
Знал я кое-что про их орла, только не хотел вслух говорить. И не орел это вовсе, а мифический царь птиц Гаруда - человек с головой птицы, крыльями и когтистыми лапами. Гордый его силуэт мы видели в Таиланде и на офисах банков, и на фонарных столбах, и на дорожных знаках. Вот же, наш орел ему не понравился. Да если бы этот Гаруда в нашей стране жил, ему бы и трех голов не хватило. Вслух же я так ничего и не сказал - из дипломатических соображений. Хотя, конечно, когда две головы - это как-то странно выглядит, вроде мутация какая. Но и у тайцев с этим делом тоже не все в порядке - у их Вишну, например, четыре руки. Вот так-то!
      
Пока шла эта интересная беседа, наш микроавтобус пару раз дернулся и затих в очереди на скоростную эстакаду, проходящую над всем Бангкоком на высоте двадцати метров.
      
Чтобы попасть в треугольник, тайской столицы никак не миновать. Сначала надо прилететь в Бангкок, а из него опять же самолетом в Чиангмай, самый большой город севера, - 700 км, а оттуда 200 км до Чианграя - это тоже город, и потом еще 60 до треугольника.
      
В Бангкоке предстояло провести полтора дня и рано утром вылететь на север. Теплый влажный воздух залетал в окно, на улице +32оС.
  
В тени небоскребов
Бангкок - крупный город: 8 миллионов жителей, небоскребы, движение в трех уровнях. Правда, развязки иногда обрываются в пропасть, это значит, на строительство дороги не хватило денег. Через весь город идет по эстакаде платная скоростная магистраль (1,5 доллара), но таксисты предпочитают ею не пользоваться - для них накладно, самый длинный маршрут по столице не больше 5 долларов. Поэтому они жгут дешевый бензин внизу, в медленно ползущих пробках.
       
Полтора дня на Бангкок - очень мало, но вполне достаточно, чтобы почувствовать вкус страны. Итак, что мы успели посмотреть: королевский дворец, ночной рынок Патпонг (днем жарко, поэтому большинство рынков в Таиланде ночные), Baiyoke Sky Hotel - аж 350 метров высотой - видно все (на крыше бассейн), проехаться на быстрой лодочке по каналам (их, кстати, 200) и, конечно, посетить тайское секс-шоу (это когда в полуметре от вас занимаются любовью и достают из всяких интересных мест бумажные цветы и колющие предметы). Вообще-то европейцы часто приезжают в Бангкок на шопинг. В здешних супермаркетах, среди которых и один из самых больших в Азии, очень низкие цены. Тайцы же при встрече обычно спрашивают, как шопинг. Нам шопинг пришлось отменить - не было времени.
 
Чтобы птица пела
Мы едем в аэропорт - пора улетать в Чиангмай. "Васант, - говорю я (мне все еще обидно за наш герб), - вот на рынке я видел жареных кузнечиков, ты их ешь? "Я - нет, - говорит Васант, - это китайцы едят". "Ну а, может, ты змей ешь?" - "Нет, не ем - это дорого, иногда их кровь пью с виски, чтобы птица пела". "Какая птица?" - вспоминаю я орла. "Ну моя, конечно, у нас так говорят про мужскую силу. Выпиваю сто граммов змеиной крови, и птица всю ночь поет". "Здорово", - говорю я, уже забыв про орла. "Да, мы, тайцы, симпатичные", - поясняет Васант. И действительно, тайцы симпатичные. Все улыбаются, все добрые, даже проститутки у борделей выглядят очень скромными и нравственными. "Это буддизм", - объясняет Васант.
  
Путь в треугольник
Север - это горы. Самая высокая в Таиланде - Интханон (2590 м) нависает над Чиангмаем. Сюда богатые тайцы из Бангкока приезжают на уик-энд - отдохнуть. На севере чистый горный воздух, нет такой жары, как на юге, и удивительной красоты природа. Наша машина несется по узкому извилистому шоссе. Со всех сторон подступает тиковый лес, на некоторых стволах лианы, кое-где торчат лопухи диких бананов и длинные стрелы бамбука. На берегах ручьев и речушек трехметровый тростник. Лес ненадолго расступается. Справа нежные рисовые поля, слева прячутся в грязи от солнца буйволы. Мы огибаем очередную гору и попадаем в узкую долину. Машина останавливается около деревенского рынка. "Здесь можно варить яйца", - говорит Васант. Что он имеет в виду, мы сразу не понимаем. К машине подходят женщины, у каждой в руках маленькие бамбуковые корзинки на веревочках, в которых куриные и перепелиные яйца. "Двадцать бат", - просят женщины и протягивают корзинки. Сразу за рынком горячий сероводородный источник. Настоящий кипяток, опускаешь в него яйца в корзинке, четыре минуты - и вкрутую...
   
Но больше интересует все-таки рынок. Старинные серпы и копья, бронзовые колокольчики для буйволов и бамбуковые - для слонов. Самое интересное - лягушки. Их вырезают из тика. Внутри пустота, и если по спине лягушки провести специальной палочкой, она издает раскатистый квакающий звук, похожий на треск. У каждой свой голос. Нас семеро, в какой-то момент у каждого в руке оказывается по лягушке. Мы самозабвенно водим палочками по их бугристым спинам… Васант затыкает уши и старается перекричать кваканье: "Нам пора в буддийский храм - 383 ступеньки на вершину холма, потрясающий вид на Лаос!" Лягушки уже не квакают, а только перестукиваются в наших сумках.
  
Храм называется Ват Пра Дат Джом Кити. Он стоит на берегу Меконга - великой мутной реки Азии. Рядом руины древней столицы Таиланда Чиангсаен, там толпятся археологи. В тени тиковых деревьев подниматься на холм легко. На вершине храм. Перед ним висит огромная медная тарелка - буддийский колокол, под ней лежит бамбуковая палка с тряпичным "набалдашником". Бить в колокол не возбраняется - это, как считают тайцы, ублажает духов. Мы стоим и по очереди со всей силы долбим по медному диску. Гул разносится над долиной Меконга и древней Чиангсаен. Под большим тиковым деревом старуха продает птичек. По две в клетке. Это чьи-то будущие добрые дела. Согласно буддийской традиции птичек нужно купить (20 бат) и выпустить у храма на волю. Вот оно, доброе дело, которое зачтется Буддой.
  
Странное дело, но когда мы выпускаем маленьких (в два раза меньше воробья) грустных птичек, то действительно чувствуем, что сделали что-то очень хорошее. Такая терапия практическим добром. И к людям сразу лучше начинаешь относиться.
  
Мы идем на берег Меконга, там уже ждет длинная моторная лодка. До Золотого треугольника осталось 12 километров. Мы пройдем их по реке.
  
Винт взбивает желтую воду. Меконг - пограничная река, на противоположном берегу Лаос. Плывем по середине. Лаосский берег крутой, видно, что там деревни, дома из бамбука. В воде стоят рыбаки и большой сеткой-сачком ловят рыбу. Мы подбиваем капитана нарушить границу и пристать к чужому берегу. Он подходит к нему на расстояние десяти метров. Васант предупреждает: "Здесь много лаосских пограничников, если пристанем, придется откупаться - 100 долларов". Сорить деньгами не хочется...
  
Через полчаса мы в треугольнике. Здесь в одной точке сходятся границы Таиланда, Лаоса и Мьянмы (Бирмы). Треугольник - центр подпольной торговли наркотиками. Где-то в окрестных горах спрятаны поля опиумного мака. Этот район когда-то был основным поставщиком наркотиков в Европу. Теперь его место прочно занял Афганистан.
   
На таиландской территории почти все посевы опиума уничтожены, даже наркокороль переехал в Бирму. Недавно в треугольнике построили казино (на бирманском берегу), наркодоллары отмывают именно там. На лаосской стороне ничего подобного нет - бедные деревни, где даже электричество отсутствует (что хорошо заметно вечером). Тайцы же построили на своей части треугольника шикарную четырехзвездочную гостиницу Imperial Golden Triangle, стилизованную под буддийский монастырь. В ней-то мы и переночевали. Кстати, настоящий буддийский монастырь ХII века находится на горе прямо над отелем.
  
В кустах вокруг гостиницы надрывались цикады, ветер с Меконга доносил треск лягушек. Мы сидели в бассейне, пили виски и смотрели на гекконов, которые ползали по белым отельским стенам. Над нашими головами носились летучие мыши - две, три... Мы насчитали девять. Теплый горный воздух, долька луны. Завтра мы едем в дальние деревни, где местные жители курят опиум, а потом пятичасовое путешествие на длинной моторной лодке по реке Кок, через дикие джунгли.
 
Опиум народа
Север - самый разноплеменный район Таиланда. Здесь живет несколько десятков племен. Мы едем в деревню Йао, ее крестьяне курят опиум. Если уж говорить о традициях, то опиумной не одна тысяча лет. Покурить в этих местах - это как в нашей стране выпить водки: самая что ни на есть народная традиция.
       
Деревня распласталась на склоне холма. К ней ведет красная проселочная дорога. Автобус останавливается, и мы идем километр пешком. На крутом склоне женщина пропалывает мотыгой табак, мы начинаем ее фотографировать. Она прячет лицо и произносит сакраментальную фразу - 20 бат. Эти самые 20 бат открывали нам потом двери любых домов и позволяли фотографировать селян в любых позах и за любыми занятиями. Опиум в деревне никто не курил, но на базарчике продавали старые прокопченные трубки. По улицам ходили черные свиньи, дети играли в расшибалочку от стен бамбуковых домов, сквозь щели которых проглядывали ярко-оранжевые початки кукурузы. На нас никто не обращал внимания, все занимались своим делом. Мы поехали в другую деревню, встретив по дороге несколько шикарных даже не особняков, а усадеб из тикового дерева. "О, это очень дорогие дома, около миллиона стоят, - пояснил гид. - Наверное, хозяева опиум продают".
       
Деревня Лису была очень бедной. Все дома из бамбуковых прутьев. У жителей черные зубы - вот они-то точно курят опиум. Васант добавил: не только курят, но и собак едят. И действительно, в каждом доме было по 3-4 собаки. Местные мужчины брили головы наголо, оставляя сзади только маленькую косичку. В первом же доме нам предложили пакетик с опиумом за 400 бат - на 7 дней хватит, пояснил крестьянин. Другой предложил курительные трубки из бамбука по 20 бат каждая. Баловаться опиумом мы не стали, к тому же прямо в деревне был полицейский пост, и стражи порядка на наших глазах с остервенением осматривали все проезжающие мимо машины - искали наркотики. Деревню же Лису они почему-то не трогали. Пора было ехать к реке.
  
Жирафы
Мы перемахнули через перевал, с которого открывался вид на Бирму, и остановились в какой-то богатой деревне выпить зеленого чая. Деревня оказалась китайской. На базаре продавали дешевый женьшень, лягушачьи окорочка и водку со змеями и сколопендрами, которая отвратительно пахла школьным зоологическим кабинетом.
       
Выпив зеленого чая, мы продолжили путь и наконец достигли берегов Кока, сели в длинную лодку и начали свое 85-километровое речное путешествие через пороги и джунгли. Сначала мы плыли мимо невысоких гор, похожих на столбы, потом начались пологие горы, поросшие непроходимыми лесами, высота некоторых деревьев была метров пятьдесят. Иногда встречались маленькие деревни, желтые поля риса (в Таиланде собирают два урожая в год). Несколько раз нам попались оседланные слоны. Они плескались в нашей реке, поднимая небольшие волны. После пятичасового спуска мы пересели в машину и, проехав 30 км, очутились в деревне племени падонг - в просторечии жирафов. Называют их так из-за того, что всем падонгам женского пола с 2 лет на шею надевают браслеты, прибавляя каждый год по одному кольцу (максимальное число колец 25). Таким образом шеи у местных дам вытягиваются и вырастают очень длинными. Браслеты снимают только раз в году, чтобы обновить, и без них взрослая женщина уже не может самостоятельно держать голову. Племя это в основном живет в диких районах Мьянмы. Там же, где были мы, поселилось только несколько семей.
       
Деревня находилась в ущелье, куда вела узкая, истоптанная слонами тропа. В самом ее начале бамбуковая хижина, перед которой за столом сидели несколько потрепанного вида мужчин и собирали деньги. "Это мужья, - пояснил Васант, - жены и дети в деревне". Оставив мужьям по 250 бат, мы метров 500 шли по скользкой тропе, пока не увидели маленькую деревушку, в которой жили 12 женщин-жирафов. Мужчин же у вышеназванного домика было значительно меньше. Как пояснил Васант, в племени практикуется многоженство.
       
Ожерелья из колец были у жирафов не только на шеях, но и на руках и ногах. Женщины что-то мирно ткали, дети тихо сидели и перебирали пряжу. Как только, изрядно нафотографировавшись в обнимку с жирафами, мы ушли из деревни, все в ней пришло в движение - дети носились и играли, женщины громко судачили - работа кончалась.
      
Путь же наш лежал в племя мяу, там предстояла ночевка в местном отеле. На вершине полуторакилометровой горы был построен отель - бунгало со стенами, сплетенными, как циновки. Внутри каждого бунгало было устроено место для костра, над ним потолок со специальными отверстиями, чтобы дым уходил. А в остальном все современно. Отель обслуживает племя мяу. Дорожки от бунгало к ресторану были освещены газовыми факелами. Рядом с отелем маленькое, как блюдце, рисовое поле, над которым нависает гора. Совсем близко на ее вершине висел белый туман - или, может быть, тучи были так низко. Лягушки и цикады завели ночной концерт, а племя мяу исполнило свои новогодние и свадебные танцы и даже научило нас играть в национальную мяускую игру - волчок на веревочке. Ночью мы вдыхали аромат орхидей, растущих на окрестных деревьях, - в Таиланде 200 видов орхидей. Следующий день готовил нам путешествие на слонах.
  
Топ-топ, топает малыш
Утром мы приехали в длинное, поросшее густым лесом ущелье, на дне которого текла быстрая река. Слонов было восемь. Сначала на потеху публике их заставили таскать и складывать бревна, крутиться на месте и купаться в речке. За все это зверям надо было давать бананы (10 бат гроздь). В конце представления, звездой которого был маленький слоненок - он, кстати, ничего не хотел делать, а только выпрашивал бананы и, естественно, их ел килограммами... Так вот в конце всего этого оказалось, что верхом мы поедем не на этих слонах, а совсем на других. Животных как раз гнали откуда-то с горы. В седле помещалось не больше двух человек. Погонщик сидел у слона буквально на темени и управлял зверем с помощью небольшого железного крюка. Нас привязали к седлам, как на каруселях, и мы двинулись вдоль ущелья в колонну по одному.
       
Тропа то поднималась круто вверх, то резко спускалась вниз и была довольно узкой. Слоны шли след в след, меся огромными ногами красную грязь, буквально по колено в ней. Время от времени какой-нибудь слон останавливался, чтобы сорвать пальмовый листок или попросить у пассажиров банан. Если банан не давали - кончались, например, или жалко, - зверь начинал замедлять ход и старался хоботом пощекотать коленки седоков. Возница ловко орудовал крюком, и лопоухое животное успокаивалось. Надо сказать, что прогулка на слонах - дело довольно монотонное и напоминает верховую езду на лошади, объевшейся снотворного. Завершилось все это, как ни странно, в ресторане, куда через час продирания через джунгли слоны нас благополучно доставили. На веранде над обрывом кормили кислым острым супом, приготовленным на соке лаймов, и рисом со свининой, сваренной в кокосовом молоке. Все почему-то требовали от Васанта, чтобы он нашел змеиной крови (для "птиц"). Но змей в заведении не было, а были только гигантские лягушки, которые на "птиц" никак не влияли.
       
Путешествие закончилось на ферме, где продавали орхидеи и бабочек, а также украшения из них. Живые цветы и препарированных насекомых гальваническим способом покрывали золотом или с помощью кисти каким-то прозрачным клеем. Получались серьги или броши из настоящей (законсервированной) орхидеи, жука-носорога или бабочки. Уже в аэропорту пришлось покупать новый чемодан, в старый не влезали все сувениры: поющая деревянная лягушка килограммов на пять и три лягушки поменьше, железный крюк погонщика слонов и большой тиковый элефантколокольчик, набор бубенчиков для буйволов, сверток шелковых платков, огромная трубка для курения опиума...
       
В общем, мне хотелось увезти весь Таиланд, но даже ста новых чемоданов для этого было бы мало.
 
Источник: Журнал "Вояж"

 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Отправляйтесь в Египет и дайвингуйте
Египет — это не только пирамиды и сфинксы, гробницы фараонов и раскаленная пустыня. Египет — это море. Большая часть курортов Египта приходится на одно из самых теплых и красивых — Красное.
Красавица Вена
В Вене каждому предстоит выбор между... вы думаете, шницелем, шоколадным тортом и кофе? Нет, между музыкальным миром и живописным! Что меломаны стекаются на берега Дуная со всего света, известно всем, но с недавних пор Вена стала и музейной дивой.
Патагония и Пунта-Аренас: яркие звезды Чили
Пунта-Аренас - удивительный город на берегу Магелланова пролива. До открытия Панамского канала это был один из крупнейших портов Америки. Сейчас он несколько захирел, но тем не менее считается одним из самых колоритных городов страны.
Путешествие во Францию. История Лангедок-Руссильона
От долины реки Роны и до самой испанской границы, от Камарга до Алого берега, - это тот кусок Франции, где до поры до времени затаилась прекрасная земля. Ее имя звучит именно так чудесно, как того заслуживает весь этот край - здесь Лангедок-Руссильон
Похід на Свидовець. Тижнева подорож по Карпатах
Вийшовши на Свидовець, кожен мандрівник неодмінно відчує захоплення, і це відчуття перетвориться у вперте бажання побувати тут ще і ще. Під поетичною назвою Свидовець мають на увазі групу гірських хребтів Закарпаття неподалік селища Ясіня
Отдых в Израиле. В кибуцах вдали от шума городского.
Отдых в Израиле очень разнообразен. Здесь есть совершенно необычные виды отдыха, подобные которым нельзя найти в других странах. Это кибуцы, а также циммерим.