+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ
LUXURY туры Выходные в Иерусалиме. Каскад 16 J

360

4 дня / 3 ночи

Израиль: на Святой земле без перемен


В этот раз я летел в Тель-Авив рейсом отечественной авиакомпании и потому отделался ответами на простые вопросы нашего сотрудника службы безопасности: бывал ли я в Израиле и зачем лечу туда сейчас. Сразу вспомнился 1999 год и мой предыдущий визит на Землю обетованную. Тогда я по незнанию взял билет на рейс израильской EL AL. Улыбчивая девушка, которую я поначалу принял за стюардессу, проверяя билеты, предложила мне вспомнить, есть ли у меня знакомые арабы, рассказать, чем я занимаюсь, зачем лечу в Израиль и т. п. Разговор наш носил совершенно неофициальный характер - никаких протоколов, так, пустая болтовня. Получасом позже я увидел эту девушку в самолете в окружении таких же улыбающихся молодых людей. Пистолеты у них на поясе были, на мой непрофессиональный взгляд, на редкость крупнокалиберными.  
  
Мы прилетели в Израиль за несколько часов до наступления Судного дня (Йом Кипур, который в этот раз праздновался в октябре). В Йом Кипур страна останавливается - аэропорты закрываются и не принимают самолетов, не работают предприятия, магазины и даже телеканалы. Но не стоит преувеличивать религиозность израильтян, как это сделали в 1973 году арабы, атаковавшие охваченную праздником страну. В историю это нападение вошло под именем войны Судного дня, которая закончилась безоговорочной победой израильтян. К вечеру я все же добрался до друзей, и с наступлением темноты мы вышли пройтись. Мимо по темной пустынной улице медленно ехала, мерцая сигнальными огнями, полицейская машина.  
  
Но даже полицейские могут пострадать от религиозных экстремистов - не палестинских, а родных, израильских. Хотя законодательно никто не запрещает в любой религиозный праздник заниматься чем угодно, гражданским лицам не стоит рисковать и ездить в Судный день на машине. Ортодоксы могут закидать камнями. Еще одна деталь: в Судные сутки хозяева квартиры, в которой я остановился, боялись включить пылесос - вдруг услышат соседи.  
  
Надо сказать, что и палестинских экстремистов в Израиле хватает. За день до моего прилета они взорвали кафе в Хайфе, после чего израильские самолеты тут же разбомбили что-то в Сирии. Меня это не испугало.  
  
Но в целом ощущения войны нет. Если бы мне не рассказали про это кафе, я бы мог подумать, что оно просто сгорело. А увидел я его, когда мы поехали в Хайфу купаться. По моим ощущениям, по сравнению с 1999 годом взрывать чаще не стали. Помню, тогда я сидел в кафе в курортном городке Нетания. А через несколько дней его взорвали. Просто эта страна проиграла глобальную информационную войну - все вдруг стали обращать внимание на то, чего раньше не замечали. Хотя одно коренное отличие от 1999 года все же есть.  
  
Тогда для того, чтобы попасть в любое людное место, например торговый центр, нужны было подвергнуться досмотру. Такие досмотры напоминают обыски в аэропорту любой страны мира (в израильский аэропорт попасть еще труднее). Например, если вам нужно пройти в здание иерусалимского автовокзала вас сначала обыскивают, а вещи потом еще и просвечивают. Как-то я решил, что автобусы не самолеты и поэтому можно обойтись без этих формальностей. Попытка обогнуть очередь закончилось для меня помимо досмотра еще и традиционным допросом: зачем, куда, откуда... Теперь такие охранники есть и в каждом кафе. Правда, друзья рассказали мне, что охранник предотвратил взрыв в кафе всего один раз - сумел схватить за руки террориста и не дать замкнуть взрывное устройство. Говорят, поздравлять его приезжал лично Ариэль Шарон.  
  
Мне казалось, что меня не должно шокировать количество оружия. Но когда очередной приятель после пары рюмок водки вынимал из-за спины "пушку", "чтоб не мешала", это впечатляло. В результате я успел подержать несколько автоматов Galil (очередная модификация нашего "Калашникова") и пистолет Beretta. Стрелять, правда, не давали.  
  
Путь к святым местам  
Наверное, несколько безопаснее других микроскопический курорт на Красном море Эйлат (справа в получасе ходьбы Египет, слева - Иордания, на горизонте Саудовская Аравия). Я не слышал, чтобы там были взрывы. Но это единственный город в Израиле, где личный досмотр проводят не только при проходе в клуб или гостиницу, но и на людных улицах. Гарантированно безопасно в Эйлат, наверное, можно попасть на самолете - аэропорт находится прямо в центре города, так что самолеты садятся и взлетают прямо над головами загорающих. Я приехал в Эйлат на автомобиле через несколько пустынь и долину Мертвого моря - самую низкую точку на земле. Путешествие это тяжелое и считающееся опасным. Когда мы остановились в девять часов утра октябрьского осеннего утра в песках, было за 40 градусов. Что творится там летом, боюсь представить. За время путешествия по долине Мертвого моря надо выпить несколько литров воды - обезвоживание организма и смерть наступают очень быстро. Ехать в Эйлат надо вдоль иорданской границы. Мне говорили, что у Израиля с Иорданией мир. Тем не менее мы регулярно притормаживали у блокпостов, а по трассе курсировали тяжелые армейские джипы с открытыми настежь задними дверьми (и это при температуре за 40°!) - сидящие там солдаты должны иметь возможность начать стрелять моментально.  
  
Будучи пристрастным и неоригинальным, я рекомендую смотреть в первую очередь Иерусалим. Подъезжая к нему, мы ошиблись развилкой и свернули в арабское поселение. Через сотню метров мы развернулись и сразу попали в пробку - всех этих мирных арабов на блокпосту останавливали, машины отводили в сторону, а вещи выкидывали на улицу. Я заметил справа толпу женщин в платках, дожидавшихся обыска и допроса. С нами на блокпосту обошлись приветливо - поздоровались и подробно объяснили, как и куда ехать.  
  
О старом городе стоит сказать особо: на территории одного квадратного километра, огражденного крепостными стенами, происходили главные события мировой истории. Этот километр как-то умудрились разделить на четыре части - еврейскую, армянскую, арабскую христианскую и арабскую мусульманскую. Более того, там еще живут несколько сотен тысяч человек. В старом городе узенькие улочки, а по бокам лавки. И по этим улочкам еще ездят автомобили. Ходить можно только по еврейской части и небольшому арабскому участку. Армяне к себе чужих не пускают. А углубляться в арабскую часть, несмотря на еврейских автоматчиков и видеокамеры на каждом шагу, не хочется.  
  
Я помню, как в 1999 году - еще до начала интифады - по этим улицам бродили толпы туристов. Особенно запомнилась мне одна итальянская группа - они тащили по Via Dolorosa несколько огромных деревянных крестов и коллективно молились на местах, где, совершая крестный путь, останавливался Христос. В конце 2003 года я смог сравнить свои впечатления. Старый город был пуст. Жители, конечно, остались, но не было туристов. В храме Гроба Господня (он занимает собой всю Голгофу и разделен между христианскими конфессиями, так что каждая минута последних дней Христа находится под патронажем разных церквей) было пусто.  
  
Самое охраняемое место в старом городе - площадь перед Стеной Плача. Принимаемые там меры предосторожности беспрецедентны. При мне из-за одного ортодокса - огромного бородатого детины в лохматой шапке, чулках и халате, который, наверное, и не знает, что на земле есть террористы, образовалась длиннющая очередь у рамки металлоискателя. Он вынул из карманов все, но продолжал звенеть. И его не пускали. Там же я встретил нищего хасида, говорящего, казалось, на всех языках. Он кинулся ко мне - повязать на руку шерстяную нитку от бесов. Я отказывался - попрошайке за это надо было дать монетку. Но он не остановился и защитил меня от бесов бесплатно. При этом, выясняя откуда я родом, он заговаривал со мной на пяти-шести языках, пока не нашел нужный.  
  
Еврейский допрос  
Провожала Святая земля допросом. Подъезжая к аэропорту Бен-Гуриона мы несколько раз останавливались на блокпостах. На одном у нас спросили, по какой дороге мы ехали, на другом внимательно посмотрели на пассажиров нашего авто. Держались приветливо. Интересно, как они обращаются с арабами, которые попадают в аэропорт через отдельный вход?  
  
Но самое интересное началось внутри аэропорта. Перед регистрацией каждый пассажир должен пройти собеседование с сотрудником службы безопасности. Подошла девушка и начала задавать идиотские вопросы. Как вы сюда приехали? В котором часу выехали в аэропорт? Не останавливались где по дороге? Сами паковали вещи? Вам в этом кто-нибудь помогал? Все ли сумки ваши?  
  
И тут я совершил ошибку. Не желая вызывать лишних вопросов, вместо того, чтобы честно признаться, что вот этот рюкзак с детскими вещами мне нужно передать общим знакомым, я сказал, что все сумки мои.  
  
Наш разговор продолжался. Есть ли у меня фотографии? Показал фотографии. Улыбчивая особистка не уставала интересоваться: а это кто, а это, а есть ли у вас фотоаппарат?  
  
Это мне уже напоминало допрос Швейка: умеет ли он фотографировать вокзалы.  
  
Где работаю? Журналист. О чем пишу? О бизнесе. А о политике? Нет. Почему? Этот вопрос поставил меня в тупик, и к нашему разговору присоединился еще один особист. В течение следующего часа они выяснили все. Никакого личного досмотра, это дело пограничников, - только разговоры. На разных языках мне задавались почти одни и те же вопросы: просили телефоны моих друзей, начали звонить им и спрашивать обо мне. И тут меня осенило: причина моих злоключений в той самой сумке, которую я должен был отвезти домой. Еще где-то час назад меня раскусили: она не моя! Дальше, видимо, выяснялись мои связи, явки. Наконец злосчастную сумку понесли и засунули в какую-то машину. Потом я узнал, что с помощью этого агрегата имитируется подъем самолета, и если в сумке есть бомба, она должна сработать. Сумка не взорвалась. Мои собеседники повеселели - следствие не обманешь - и отпустили меня. Слава богу, мы приехали в аэропорт заранее, и до вылета оставался еще час.  
  

Источник: Коммерсант


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


О загадочной Ирландии и ирландской душе
Однажды в Дублине, в ходе беседы за кружкой "гиннесса" об исторических судьбах русского и ирландского народов, знакомый ирландец задал мне вопрос: "А какими вы, русские, представляете себе нас, ирландцев?"
Шопинг, покупки и сувениры в Иордании
От шопинга в Иордании можно получить огромное удовольствие - в маленьких магазинчиках, перед тем как перейти к делу, гостям предложат чашечку чая или кофе.
Китайская кухня и ее секреты. Как, что и когда надо есть
Когда едешь по улицам многомиллионного Пекина с их нескончаемым потоком велосипедистов, то чаще всего бросается в глаза надпись "цаньтин" - ресторан. Для китайцев "цаньтин" - это больше чем ресторан.
Сокровища древнего Египта – ныне в музеях
В Египте туристов неизменно балуют вечными, ну, или почти вечными ценностями. Увидеть их можно даже не выезжая из шумного и людного Каира — в городских музеях.
Кухня Иордании: перевернутая маклюба
Кухня Иордании во многом похожа на кухню других арабских стран. Иорданские блюда типичны для Сирии и Ливана, Палестины и Эмиратов. Однако есть и отличия.
Бангладеш: несладкие минуты истории
История Бангладеш, появившейся на политической карте 30 лет назад, сродни триллеру. Заговоры, военные перевороты... Из четырех президентов трое были убиты. А еще - беспросветная нищета и стихийные бедствия. Но что самое удивительное, бангладешцы не у