+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ
LUXURY туры Выходные в Иерусалиме. Каскад 16 J

360

4 дня / 3 ночи

Иордан, Мертвое море и древняя Иудея


Есть у нас добрая старая традиция, к сожалению несколько поблекшая в последнее время - периодически выезжать в мини-путешествия по стране на 2-3 дня, с ночлегами в пути. Так у нас повелось еще с армии, когда мы объездили весь Израиль вдоль и поперёк пользуясь "тремпами" (то бишь автостопом). Мы протопали своими ногами практически через все наиболее известные заповедники и каньоны Голанских высот, Галилеи, Мёртвого моря, Негева. Ночевали в спальных мешках, чаще всего под открытым небом.    
  
После освобождения из армии мы, течением времени и с некоторым ростом социального положения и материального благосостояния, всё чаще стали путешествовать на автомобиле. Это давало свои неоспоримые преимущества, хотя, несомненно был утерян тот своеобразный шарм совершенно диких походов на природе.    
  
Нашим любимым направлением стала Иорданская долина, район Иерихона и Иудейская пустыня с Мёртвым морем. Почему именно эти места? В отличии от слишком уж цивилизованных и переполненных праздо гуляющей публикой самых популярных парков севера Израиля (как Нахаль Кзив, Рош Ханикра, Метула и т.д), в районах Иорданской долины и Мёртвого моря царила тишина, умиротворение и красота.    
  
Конечно, это было не случайно. Территории эти всегда были проблематичными, небезопасными и редкий израильтянин мог сказать об этих местах больше, чем банальное "Зе штахим, зе месукан" (Это же территории, это опасно). Найти нормальные путеводители было также сложно. На нашу радость, хотя бы подробные карты местности существовали в большом разнообразии, начиная от тех, что продавались в магазинах сети "Ле'Метаель" (Всё для путешественника) и заканчивая теми старыми армейскими картами, которые я отыскал в библиотеке хайфского универа и частично отснял на ксероксе. Последние были превосходного качества, подходящего масштаба и очень подробные, хотя места расположения военных баз ЦАХАЛа (израильской армии) отмеченные на них давно уже изменились с 1970 года, когда эти карты были выпущены. Шутка.    
  
Подготовка к путешествию
Было решено, что машину мы возьмём в прокате, т.к с учётом того, что наш путь пролегал в самых разнообразных местах, не всегда приемлемых для обычного автомобиля. Второе это то, что прокатная машина всегда полностью застрахована практически на все случаи жизни, за исключением: механических повреждений днища. Таким образом, мы могли не опасаться поломок связанных с такими весьма ранимыми на разбитых дорогах частями машины, как подвески, коробка передач и т.д Помимо этого мы могли не опасаться того, что местная палестинская молодёжь встретит нас градом камней - всё застраховано! Оговорюсь, что это было частью нашего чёрного юмора. Конечно же, именно последнего обстоятельства мы опасались более всего.    
  
Итак: маршрут был составлен следующий: Хайфа - Гора Гильбоа - гора Сартеба - киббуц Пцаэль - Иерихон (с посещением монастырей Каранталь и Хаджла) - Вади Кельт (и монастырь Сент-Джордж) - Мицпе Шалем - монастырь Мар-Саба. Маршрут занимал 2 световых дня и одну ночь в пути. Ночлег мы планировали осуществить в кемпинге в Эйн-Геди, на берегу Мёртвого моря.    
  
Команда наша состояла в эту поездку из меня, моих старых армейских друзей Саши и Вадима, а еще моей приятельницы Иры, приехавшей в гости из Риги на две недели (с которой мы в своё время путешествовали в Египте, а чуть позже - по Латвии и Литве).    
  
Я подстраховался моим вторым, украинским паспортом, на тот случай, если по той, или иной причине придётся его предъявить палестинским "друзьям". У Иришки же был совершенно законный паспорт гражданки Латвийской республики, с израильской визой и печатью о въезде в страну. Таким образом на нас с Ирой была возложена ответственность подстраховывать в случае надобности наших "однопаспортных" друзей.    
  
День первый
С раннего утра я примчался в прокатную фирму, взял уже подготовленный для автомобиль марки "Пежо-205" ярко-красного цвета. Проверил воду в радиаторе - мало, подозвал механика (недовольный и невыспавшийся механик притащил бачок с жидкостью для радиатора и залил), уровень масла в двигателе, наличие запасного колеса, инструментов, проверил балансировку колёс, наличие бензина в баке. Последнего оставалось меньше четверти бака и я сразу заправился.    
  
Далее заехал в общежитие Техниона, где меня уже давно ждал Саша, потом забрали из дома Вадима. К слову сказать, Ирке пришлось перебраться на заднее сидение, так как мой друг Саша - парень весьма могучего сложения и при его росте в два с лишним метра совершенно невозможно путешествовать в столь маленьком автомобиле, да еще и сидя на заднем сидении! Это было нашей обычной практикой и было принято как должное.    
  
Там же, сзади, на коленях у Иришки и Вадика возлежали наши рюкзаки и спальники, которые не могли поместиться в крохотный багажник "Пежо". Только ближе к полудню мы наконец покинули Хайфу и проехав перекрёсток Чек Пост, взяли курс на Бейт-Шеан и гору Гильбоа.    
  
Примерно на 50 километре мы, уже давно проскочив Афулу, сворачиваем на юг, к горе Гильбоа. Этот горный кряж - часть самарийских гор, отвесно вздымающийся над долиной Харод и городом Бейт-Шеан. Проезжаем множество киббуцов и фермерских хозяйств - долины Харод и Израэль - главные сельскохозяйственные регионы Израиля. Далее нас ожидал довольно тяжёлый подьем в гору. Узенькое шоссе петляет по склону, а наш автомобиль, загруженный до предела, еле-еле справляется с возложенными на него обязательствами. Временами приходится сбрасывать на первую передачу, дабы преодолеть очередной серпантин! Пейзаж, открывающийся сверху стоит затраченных на подьем времени и усилий. Внизу расстилается Израэльская долина, Бейт-Шеан, зеленеющие квадраты полей, горы Галилеи прямо напротив нас и горы Гилада, что в Иордании, по правую руку от нас. Гора Гильбоа не так уж высока, всего 500 метров над уровнем моря. С другой стороны, с учетом того, что Иорданская долина расположена на уровне 200-300 метров ниже уровня моря, т.е реальная высота горы над окружающей местностью "выростает" до 700-800 метров, а это уже весьма прилично.    
  
Мы продолжаем путь дальше. Шоссе петляет по наивысшим точкам Гильбоа на протяжении километров 10, после чего начинается плавный спуск в долину Харод. Мы оставляем Бейт-Шеан позади (там мы побывали в прошлую поездку) и выбравшись на автостраду ведущую к Мёртвому морю, берем курс к горе Сартеба и киббуцу Пцаэль, что в Иорданской долине. В районе киббуца Мехола мы проезжаем границу с палестинскими территориями (т.н "Зелёную черту"). Там армейский блок-пост, проверка документов. Мы проезжаем не останавливаясь, на нас никто не обращает внимания. Солдаты больше заняты проверкой въезжающих в Израиль, нежели выезжающих.    
  
Проехав пост мы наконец-то получаем возможность испытать на что способна наша машина - мы разгоняемся до скорости почти в 160 км/ч, после чего что-то начинает тарахтеть в двигателе и мы благоразумно снижаем обороты - нам жить с этой телегой на колесах еще целых три дня! Вообще, выехав на территории мы нарушали правила весьма часто, по мелочам разумеется. Мы то и дело превышали скорость, разворачивались где придётся да и вообще придуривались как могли. Мы исходили из предположения, что израильский дорожный полицейский вряд-ли рискнет прятаться в кустах с радаром, возле какого-нибудь палестинского лагеря беженцев. Он бы сильно рисковал - дружественные палестинские водители пустили бы его на шоварму, а радар продали бы в местную фотостудию в Рамалле. Действительно, забегая вперед, замечу, что ни разу еще я не видел дорожной полиции c радарами на территориях, видимо их власть заканчивается на тех самых КПП? Или просто нам так повезло?    
  
Окружающая местность очень быстро превращалась из цветущего сада в пустыню. Такое впечатления, что границей пустыни является граница с Израилем. Как-то очень быстро, после выезда за пределы Израиля исчезла всякая растительность, горы стали каменистые и лысые, изредка поросшие сухими кустиками и колючкой. Начисто исчезли густые хвойные леса как на Гильбоа. И все это - за какие то километров тридцать!    
  
На перекрестке Тирца (сразу после киббуца Аргамон) мы остановились возле крохотной арабской деревушки, прилепившейся к выжженной солнцем безжизненной скале. Большая часть домиков - из глинистого кирпича, а некоторые жилища расположены в пещерах, прямо в горе. С десяток чумазых ребятишек с интересом глядело на нас из-за покосившегося забора. Где-то блеяли овцы, орали петухи.    
  
Чуть далее мы, после долгого поиска нужной нам проселочной дороги, начинаем подьем на гору Сартеба. Дорога ужасная, шириной от силы метра два. Угол подьема дикий, машина издает множество болезненных звуков, но едет! С полчаса мы карабкаемся вверх, а добравшись вершины оказываемся у ворот небольшой военной базы войск ПВО. Испуганный солдатик-резервист смотрит на нас из-за забора (разбудили беднягу) и спешно сообщает по рации о появлении подозрительных типов по близости от базы.    
  
Гора Сартеба видна издалека, она напоминает конус с вытянутым верхом и возвышается над Иорданской долиной. Когда-то, судя по информации собранной по книгам и журналам, на вершине этой горы Александр Македонский возвел неприступную крепость и назвал её "Александрион". Позднее крепость пала, а за последние несколько сот лет ее камни и блоки были растащены арабскими крестьянами на строительство своих домов в долине. О былом величии напоминают лишь груды камней и местами сохранившиеся остатки стен. Впрочем, не столь интересна крепость, сколько совершенно потрясающий, лунный пейзаж, открывающийся отсюда на Иорданскую долину и горы Самарии.    
  
Спуск, как и следовало ожидать, оказывается значительно сложнее подьема. Даже на первой передаче машина норовит разгоняться и не вписаться в очередной крутой поворот. Приходится постоянно прижимать педаль тормоза, от чего в конце-концов возник запах паленных тормозных колодок и сцепления. Тем не менее, мы без проблем доезжаем до исходной точки - главной дороги и продолжаем путь на юг, в сторону Иерихона.    
  
По пути, примерно километров через 25, мы заехали в киббуц Пцаэль, где действует крокодилья ферма. Жители киббуца основали на базе фермы настоящий небольшой зоопарк. Там можно погулять среди огороженных бассейнов с огромными рептилиями, а также посмотреть некоторых других животных пустыни, живущих в террариумах. Довольно милое заведение, хотя, надо заметить, крокодилы поглядывали на нас не совсем дружелюбно! Входной билет стоит символические 5 шекелей, с которых часть из нас сумела получить еще и студенческую скидку.    
  
Через полчаса пути на горизонте открывается Иерихон - огромный оазис, посреди безжизненный пустыни. Вначале дорога проходит через арабскую деревню Эль-Ауджа, жители которой торгуют стеклянными изделиями и глиняными изделиями. Такое впечатление, что этим ремеслом занимаются все жители этой деревушки, ибо ремесленные мастерские и базары тянутся один за другим! Перед самым въездом в Иерихон мы проезжаем очередной армейский блок-пост, а сразу после него - палестинский КПП. Здесь начинается полноправная власть палестинской администрации.    
  
Мы притормаживаем возле информационного щитка с правилами поведения на территории Палестинской автономии. Помимо множества чисто формальных рекомендаций, типа "Избегайте поездок в тёмное время суток" есть и весьма полезные, как например то, что палестинские власти не вправе задерживать граждан Израиля и туристов, а в случае возникновения конфликтной ситуации (авария, нарушение правопорядка и т.д) - палестинцы должны вызвать израильскую полицию и уже совместно с ними принять решение.    
  
Иерихон - это город-деревня, утопающая в пальмовых рощах. Большинство зданий - 1-2 этажные, частично глинобитные. Асфальтированы только несколько основных улиц городка, остальные же - грунтовые с большими выбоинами и замусоренные всяким хламом, выбрасываемым местными жителями прямо на улицу. Иерихон наверное самый спокойной палестинский город. Тут никогда не происходило серьезных столкновений и терактов и именно поэтому тут не так давно отстроили единственное на Святой земле казино - красивое пятиэтажное здание, отель класса люкс, бассейны, теннисные корты. К сожалению, забегая вперед, следует уточнить, что некоторое время спустя, с началом интифады в октябре 2000 года здание казино и прилегающие постройки стали ареной столкновений между палестинскими боевиками и израильской армией, в результате чего здание было сильно повреждено, часть этажей выгорела от попадания танковых снарядов, весь персонал отеля был эвакуирован и теперь это скорее казино-призрак...    
  
В Иерихоне есть несколько интересных памятников, самый значительный из которых - это наверное скальный монастырь Дейр-Каранталь. Вот, что гласит об истории этого места путеводитель: "Монастырь был построен в VI столетии на месте пещеры, где жил Христос .Около 40 пещер на восточных наклонах горы населялись монахами и отшельниками начиная с ранних дней Христианства. Как свидетельствует Библия, именно здесь Иисус провел сорок дней без пищи и воды, стойко отвергая все те искушения, которые щедро посылал ему Сатана. Отсюда, с вершины Горы Искушения (350м над уровнем моря) великолепно видна долина реки Иордан. Путь, ведущий к монастырю, очень крут и труден для подъема, но великолепие монастыря и открывающегося с его стен пейзажа - стоят затраченных усилий.".    
  
Монастырь действительно очень впечатляет, хотя путь наверх довольно долгий, а с учетом жаркой августовской погоды - утомительный. Иерихонский холм ("Тель-Йерихо") представляет из себя зону раскопок, груды камней, засыпанные землей остатки древних стен. Примерно в том же состоянии находится и еще один археологический памятник, Дворец Хишиама, расположенный в 2 км к северу от Иерихона . Построен он был по приказу омейядского Халифа Ибн Абул-Мелика, представляя собой великолепный зимний дворец, который был разрушен землетрясением в 747 году, вскоре после постройки. В состав дворцового комплекса входили покои халифа, казармы его гвардии, мечеть, бассейны. Пол дворца был богато украшен мозаикой. Но, как я и сказал, - от былого величия осталось совсем не много.    
  
На главной площади Иерихона царит оживление, вовсю идет торговля, сотни лотков с фруктами, десятки ресторанчиков и кафе, магазины сувениров, мастерские. В центре площади - маленький парк, судя по вывеске - "дар палестинскому народу от народа Дании". Напротив парка - городская администрация, украшенная палестинскими флагами. С десяток сонных солдат с Калашниковыми, шляется без дела по базарной площади.    
  
Мы покушали в одном из ресторанчиков, каждый получил по половине курицы в гриле, рис, множество салатов, тхину, горячие питы и питьё. Обед обошёлся примерно в 120 шекелей на четверых, или, иными словами по 7 долларов на человека с учётом того, что почти все мы заказали по 1-2 напитка (Кола, Пепси) сверх порции. Затем мы закупились бананами, апельсинами и целым ящиком минеральной воды. Какое-то время спустя, прогулявшись по центру городка, мы вернулись в машину и взяли путь на Вади Кельт.    
  
"Речка Кельт проложила себе русло в естественном разломе среди скал с высокими, отвесными склонами. Она протянулось на 45 км от восточных окраин Иерусалима и до впадения в Иордан. Отшельники-монахи населяли русло реки начиная с III столетия н.э. Это место идеально подходит любителям пеших путешествий, особенно если они планируются зимой. Монастырь Cент-Джордж, выдолбленный в скале, выразительно выделяется на фоне каньона. Построенный в V столетии, монастырь был разрушен во время Персидского вторжения в Палестину. Большая часть существующего монастыря в 1901 была восстановлена Греческой Ортодоксальной Церковью."    
  
Мы сделали несколько снимков этого, живописно расположенного глубоко в каньоне монастыря и продолжили путь далее, к греческому монастырю Дейр-Хаджла, расположенному к востоку от Иерихона, совсем близко к реке Иордан и границе с Иорданией. Нам следовало торопиться - начинало темнеть. Если бы не это обстоятельство, мы бы обязательно спустились к Сент-Джорджу и посетили его. Замечу, что как я, так и Саша бывали в этих местах примерно за год до описываемых событий, а вот наши спутники - увы нет. Увы, время поджимало и мы были вынуждены ехать!    
  
Несколько не доезжая своротки на мост Алленби мы подъезжаем к монастырю и успеваем посетить его буквально за полчаса до закрытия! Монастырь напоминает крепость посреди засушливой равнины. Внутри он полон зелени, цветов, поют прирученные попугайчики, неторопливо прогуливаются важные и умиротворённые коты. Монахов мы так и не встретили.    
  
Будучи в армии я бывал в этих местах и помнил, что в паре километров восточнее монастыря расположены скальные пещеры-гробницы, где на протяжении столетий монахи хоронили своих усопших. Мы поехали туда по памяти, постоянно притормаживая и всматриваясь в окружающие холмы. И без того разбитая грунтовая дорога стала совсем непроходимой. Мы уткнулись в русло пересыхающего ручья, а прямо перед нами вытянулись какие-то мотки колючей проволоки, перевёрнуты и сгоревший много лет назад автомобиль. Дальше пришлось идти пешком, ибо машина то и дело царапала днищем грунт.    
  
К счастью минут через десять пути мы, спустившись в русло, увидели эти самые пещеры-захоронения. Карабкаясь по меловым стенам и совершенно выпачкавшись, мы наконец забрались наверх. Пещеры вытесаны в мягкой меловой породе, однако никаких склепов мы не обнаружили, а лишь вспугнули летучую мышь. Мы забрались на противоположную стену каньона и оказались на бывшей огневой позиции. Тут стоял самый настоящий танк Т-34, полузакопанный в песок и довольно ржавый. Видимо - бывший иорданский танк, оставшийся как трофей после войны 1967 года. Вокруг - уходящая за горизонт степь и лишь далеко на востоке - горы Иордании.    
  
Прямо под нами, никак не более, чем в километре по прямой протекает пограничная река Иордан. К сожалению, в настоящее время большая часть реки не доступна для посещений из-за своего геополитического положения, так как является границей между Израилем и Иорданией. Прилегающие к Иордану районы усеяны минными полями, закрытыми военными полигонами и заборами с колючей проволокой. Вы можете побывать у истоков Иордана, находящихся на израильской территории, возле киббуца Дгания, либо севернее озера Кинерет.    
  
Вернувшись к машине, мы выехали в сторону Эйн-Геди, где и заночевали. Сам район Мёртвого море конечно же заслуживает отдельно рассказа, но это как-нибудь в следующий раз, а пока наступил день второй, нашего путешествия!    
  
День второй
С утра мы собираем завтракаем, собираем палатки, упаковываемся в машину и берем путь на север, к небольшому киббуцу Мицпе-Шалем, что километрах в 15 севернее Эйн-Геди. Горы почти вплотную подступают к морю, а дорога вьется между резким спуском к воде и отвесно возвышающимися красноватыми скалами. От Мицпе-Шалем мы начинаем подъем в горы. Километров 10 дорога в хорошем состоянии, асфальтированная и с разметкой. Потом, после небольшой туристической базы ("Бейт сефер саде") асфальт резко прекращается и мы съезжаем на грунтовую дорогу. Дорога петляет вдоль русла ручья, впадающего в Мёртвое море, а вокруг нас возвышаются стены каньона. Периодически на склонах гор появляются дикие горные козлы с крученными рогами, правда они держатся от нас на приличном расстоянии и не дают приблизиться для того, что бы сделать более-менее удачные фотоснимки.    
  
А дорога меж тем все более ухудшалась. Приходилось постоянно поддерживать скорость в 5-10 км/ч, чтобы избежать удара днищем о землю. Примерно через час ситуация стала критической. Путь был размыт зимним паводком и дальше можно было проехать лишь на полноприводном джипе. Пришлось всем вылезти из машины, а я попытался проехать "налегке". Это удалось, но под днищем таки раздался предательский скрежет - выбоины были слишком глубоки. Ребята вернулись в машину и мы поехали дальше. Однако, метров через 200 им вновь пришлось вылезать - снова дорога напоминала воронку от бомбы. Неожиданно из под капота повалил белый пар - вскипел радиатор. Пришлось заливать туда минеральную воду "Мей Эден".    
  
Таким вот образом, с грехом пополам, мы за последующие два часа продвинулись на 10 километров вглубь каньона. Пейзажи вокруг завораживали, однако нещадно палило солнце, а мы все были взмыленные от пота и перепачканные пылью. Где-то в вышине парил орел, вероятно уже прикинувший, что до вечера нам не дотянуть. Он был шутник однако !    
  
Потом у нас возникли проблемы с зажиганием - машина глохла раз за разом и приходилось все время придерживать педаль газа, что бы не заглохнуть в очередной раз. Это удавалось с трудом и вот мы заглохли окончательно. Стартер еле похрипывал, аккумулятор пал смертью храбрых, температура двигателя снова зашкалила за красную черту. Теперь машину заводили "с толкача". В радиатор была вылита очередная бутылка минералки.    
  
Спустя какое-то время мы выехали на ровное место. Горы заканчивались ровным плато, а Мёртвое море сверкало далеко внизу, позади нас. Однако появилось другое препятствие - наш путь преграждал мутный ручей шириной метра в два. Течение было слабое, но глубина доходила до полуметра. К тому моменту меня сменил за рулем Саша. Я спустился к ручью, палкой раскидал камни в том месте, где Саше предстояло проехать с разгону. Все вышли из машины. Стоим затаив дыхание - Саша делает прогазовку, трогается, набирает скорость в 20-30 километров в час и... влетает в ручей ! Машину накрывает поток брызг, раздается сильный удар днищем о дно и... он проскакивает ручей! Все мы кричим ура, переходим на ту сторону по колено в воде и усаживаемся в машину.    
  
Тут проходит асфальтированная дорога, занятно, что не отмеченная на карте. Вокруг - останки военной техники, в основном советского производства. Видимо места боев? Или военные полигоны? Так или иначе мы едем километров 5 по нормальной дороге, после чего сворачиваем влево (на запад) и берем путь на маячащие перед нами горы Иудеи. Отсюда до Иерусалима примерно 20 километров по прямой. Однако местность пустынна и совершенно безлюдна.    
  
Далее мы снова упираемся в ужасную грунтовую дорогу и вынуждены продвигаться черепашьим темпом вверх, по очередному руслу очередного ручья. Справа остаются руины монастыря "Хукрания", но туда надо подниматься пешком, ибо дорога туда не ведет. Примерно через километр Саша уступает место мне - дорога приходит в полную негодность и он решает не рисковать (парень только-только сдал на права). Но мой перемещение за руль не много меняет. Машина то и дело скребется днищем о камни и грунт, мотор периодически глохнет, где-то раздаются хлюпающие звуки и скрежет - видимо что-то с колодкой. Не весело!    
  
В одном месте мы вынуждены были все вчетвером натаскивать камни и заваливать ими очередную непроходимую яму. Только тогда машина прошла. Потом возникла другая ситуация - мы расчищали дорогу от обвалившихся со стен каньона камней. Еще через полчаса уходит уже третья бутылка минералки - видимо подтекает радиатор. Но на эти заботы у нас нет времени. Мы уже почти у цели! Нам на встречу проехал джип, водитель которого подтвердил, что до монастыря Мар-Саба остается еще от силы километра три.    
  
Но какие три километра, вот в чем вопрос! Дорога вдруг начинает резко подниматься вверх. Резко настолько, что машина элементарно глохнет, не в силах везти всех нас. Доходит до смешного - мы стоим на месте и буксуем - грунт крайне рыхлый и мы просто зарываемся колесами в глинистый песок. Не помогает ничего, машина далее не способна подниматься. Как я потом вычитал - подьем в этом месте составлял не много не мало, как 35 градусов (!). Не мудрено, что мы застряли.    
  
Оставшиеся минут сорок мы идем пешком. И вот наши страдания и лишения вознаграждены! На противоположной стороне каньона открывается огромный и красивейший город-монастырь Мар-Саба! Вид просто завораживающий, нечего сказать.    
  
"Это сооружение, возвышающееся над глубоким каньоном ручья Кидрон, является пожалуй одним из самых грандиозных памятников Иудеи. Громадный, напоминающий крепость монастырь, в котором когда-то проживало более тысячи монахов."    
  

Мы долго сидели на краю пропасти и любовались монастырем и окрестной природой, сделали множество классных снимков. Потом мы перекусили и направились назад к машине. Наш ожидал долгий путь домой!


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Отдых на южном берегу Крыма зимой? Увольте! Хотя…
После фильма «Асса» всякое рассуждение о Южном береге Крыма зимой вызывает неизбежный синонимический ряд: пальмы под снегом, шторм, безлюдные рестораны и такси до Симферополя
Культура Польши. Традиции Польши. Кухня Польши
Первые семена польской культуры посеял Сигизмунд I (1506-1548 гг.). Благодаря его заботе, латынь постепенно заменилась польским языком, родилась национальная литература, процветала архитектура, и было сделано много научных открытий. В 1543 году Никол
Австралия. Национальные парки и заповедники.
Очень популярны в Австралии захватывающие дух ущелья вдоль реки Фицрой, метеоритный кратер Вулф-Крик, национальные парки Гибб-Ривер-Роуд и Бандж-Бандж. Посреди песчанной пустыни в 260 км. к северу от Перта, в национальном парке Намбанг, расположена о
ЮАР. Охотничьи ворота в Африку
Охота в Африке! О ней мечтает каждый охотник. Да что охотник! Любой, кто читал книги Хемингуэя или Хантера, увлекался в детстве приключениями в духе Хаггарда или Буссенара или просто смотрел по телевизору естественнонаучные передачи, наверняка ощутил
Бангладеш: несладкие минуты истории
История Бангладеш, появившейся на политической карте 30 лет назад, сродни триллеру. Заговоры, военные перевороты... Из четырех президентов трое были убиты. А еще - беспросветная нищета и стихийные бедствия. Но что самое удивительное, бангладешцы не у
Знаменитий буковинський карнавал
Найменша в Україні Чернівецька область має багаті та самобутні звичаї відзначення новорічно-різдвяних свят. Важливо, що вони живуть не у переказах дідусів і бабусь, а в реальному сучасному житті