+38 044 270 6044
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ
Авиа туры Тур на Кубу: Роскошная Куба

1330

9 дней / 8 ночей

Великолепная Куба

1330

10 дней / 9 ночей

Мини Куба

404

4 дня / 3 ночи

Тур на Кубу: Вся Куба

1338

11 дней / 10 ночей

Тур на Кубу: Земля, Табак и Солнце

730

8 дней / 7 ночей

Тур на Кубу: Наслаждайся Кубой

1584

10 дней / 9 ночей

Тур на Кубу: Куба - любовь моя!

3022

9 дней / 8 ночей

Тур на Кубу: Открывая Кубу

4095

12 дней / 11 ночей

Тур на Кубу: Цвет кофе

1856

11 дней / 10 ночей

Куба. Гавана - город для всех


От гостиницы Habana Libre (бывшего "Хилтона") до Малекона (набережной) - минут пять максимум. Но это если не реагировать на призывные взгляды мускулистых чернокожих юношей, не отвлекаться на длинноногих мулаток, отвечающих самым интернациональным представлениям о красоте, не провожать восторженным взглядом заслуженные дореволюционные "понтиаки" и "шевроле", приглашающие прокатиться по городу: в любой конец - долларов пять, не больше. Я приглашение принимаю, залезаю в просторный салон когда-то голубого лимузина с птицей на капоте, откидываюсь на протертое много лет назад сиденье и, не отрываясь, смотрю в окно - стекла давно уже нет, и глазу ничто не мешает...  
  
Вот они, разноцветные дома Малекона. Голубые, розовые, песочно-желтые, нежно-сиреневые и салатовые, облезлые от времени и океанского ветра. Вылезаю из "шевроле". На набережной целуются и пьют светлое баночное пиво Kristall. Довольные рыбаки хвастливо позируют перед фотоаппаратом с только что пойманным гигантским тунцом, чуть дальше купаются - прямо в центре города, под высокой стеной из песчаника, защищающей берег от штормов и ураганов. Мальчик и девочка, чернокожие, вызывающе красивые, прыгают с парапета в воду. За доллар подвиг повторяется - для фотографа. Двое юношей следуют за мной, повторяя знакомое "Where are you from?". Ответа не понимают. Наш диалог закончился, не успев начаться: рядом бесшумно остановилась полицейская "Лада", молодых людей схватили, заломили руки, стали обыскивать.  
  
Вижу какие-то древние постройки и сворачиваю. Среди полуразрушенных стен мальчишки играют в бейсбол затертой перчаткой и самодельным мячиком, высоко на какой-то стене прибили древний венский стул с выломанным дном - это баскетбольная корзина. Всюду слышно: "Where are you from?", "Cigars" и, еле слышно, "Marihuana". Это центр Гаваны - бедный, если не сказать нищий, но все еще живой.  
  
А знаменитая Старая Гавана - дальше, рядом с бухтой, в самом деле напоминающей горлышко бутылки из-под шампанского (а что еще могла эта бухта напомнить Хемингуэю). Я не оригинальна в своем стремлении попасть в Старую Гавану. Все вновь прибывшие поступают так последние четыреста с лишним лет, прошедших с момента основания города, и не изменят своим привычкам впредь: Гавана - достояние всемирное и вечное. Из 900 (!) зданий, представляющих интерес для истории, только 101 относится к нашему веку. Остальным - по нескольку столетий.  
  
Пару десятков лет назад говорили, что если все эти постаревшие шедевры не отреставрировать немедленно, все рухнет. Как бы не так. По свидетельству очевидца, пережившего ураган, который пронесся над Гаваной несколько лет назад, стихия повредила крыши респектабельных американских домов на 5-й авеню и срезала балконы с университетского общежития, тоже американской постройки. С ветхими крышами 200-летних домов и остатками разноцветных витражей, украшавших высокие готические двери, ничего при этом не произошло.
  
Заглянув в дом, самый запущенный, вы обнаружите сверкающие полы, чистоту и порядок. Старый американский телевизор, огромная дореволюционная радиола Teсhnics. Попасть в квартиру просто - кубинцы гостеприимны. Я заглянула в подъезд: пожилая негритянка болтала с соседкой, копошились чудные детки, девушка читала, сидя на лестнице, учебник. Меня тут же пригласили.  
  
На площади де Лас Армас прямо перед Национальным музеем - маленький рынок. Маракасы и прочие погремушки кокосового происхождения, береты с пятиконечными звездами (у нас уже забыли, как это выглядит), бесценные - в прямом смысле - монеты с портретом Че Гевары, соломенные сумки и шляпы, книжные стеллажи, на которых собрание сочинений Маркса на испанском отлично себя чувствует рядом со старым французским фолиантом о модерне.  
  
Устремляясь в узкие улочки, насыщенные пряными ароматами, я натыкаюсь на знаменитую вывеску Bodeguita del Medio. Двухэтажный бар, снизу доверху исчерканный граффити, со множеством автографов знаменитостей, здесь выпивавших: Николаса Гильена, Алехо Карпентьера, Теда Тернера с Джейн Фонда и, разумеется, Эрнеста Хемингуэя. Одни персонажи исчезли из города после революции, другие только после 59-го смогли сюда вернуться. Здесь помнят всех. Хемингуэй, обитавший неподалеку в отеле "Амбос Мундос", пил мохито именно здесь. 2 доллара - и передо мной на стойке восхитительный коктейль из рома, содовой и лимонного сока с листочками мяты, мгновенно охлаждающий разогретый кубинским солнцем организм.  
  
В открытом кафе перед Catedral de La Habana - главным городским собором - иностранцы попивают ледяной дайкири (божественная смесь рома, минеральной воды, лимонного сока и чего-то еще, пенящегося и тоже лимонного) и развлекаются с сувенирными погремушками. Прелестная мулатка, вся в золоте, надкусывает огромное яблоко, предоставляя присутствующим возможность любоваться идеальными зубками. Итальянец за соседним со мной столиком оценил усилия и вступил с ней в многообещающий диалог, пока без слов.  
  
Рядом на площади некрасивая немка кокетничает с высоким негром, знающим себе цену. Она протягивает ему фотокамеру и предлагает себя сфотографировать. Молодой человек без удовольствия, но внимательно следует ее прихотям. Сцена напоминает торги, и еще, кажется, будто подглядываешь в замочную скважину. Художник, примостившийся на тротуаре, незаметно меня нарисовал. Рисунок вышел смешной и стоил наверняка больше доллара, за него заплаченного.  
  
А внутри собора - прохлада, резные деревянные скамейки, алтарь, орган и гигантский плакат: Фидель с папой римским. Иоанн Павел II, стоя в прозрачном, полностью застекленном автомобиле, проследовал через весь город и поселил в его жителях забытое было ощущение причастности к остальному миру. "Фидель и папа" - самый модный гаванский сюжет. Маленькие фотографии и большие плакаты украшают улицы, квартиры, подъезды, не говоря уже о церквах.  
  
А церквей в Гаване - множество, они великолепны и, как ни странно, отреставрированы - к приезду Его Святейшества старались. Главный островной начальник не борется с верующими, церкви никто не рушит, причем присутствуют многие конфессии одновременно - синагога, и та есть.  
  
У входа на знаменитое гаванское кладбище имени Колумба велорикша ждет гуляющих туристов, а чуть дальше пожилая дама с палочкой настраивает профессиональный Nicon на какой-то памятник. Окинув меня заинтересованным взглядом, она задает все тот же вопрос: "Where are you from?", но по-американски. Отвечаю. А она мне - радостно и торопливо, на хорошем американском английском, рассказывает, что, дескать, из Нью-Йорк-сити приехала. Представляете, она обратилась к американским властям и получила разрешение на посещение Кубы. "Другие, - говорит, - думают, что на Кубу нельзя, а оказывается, можно".  
  
Вечером все иначе. В Гаване быстро темнеет. Кажется, едва начало смеркаться, но вот пробило семь - и совсем темно. Я выползаю из своего бывшего "Хилтона" и попадаю в незнакомый город: темнота скрадывает облезлые стены, выпячивая лучшее, что есть. Фонари освещают улицу, и, что важнее, - лица девушек, предлагающих себя приезжим. Длинные коричневые ноги со светлыми пятками, торчащими из босоножек на "платформе", сверкающие улыбки и - спокойные взгляды, лишенные сомнения и излишней щепетильности, но и цинизма.  
  
"Полунегритянка-полуиспанка показывает мне язык, потому что я загляделся на нее; я любуюсь ее розовым языком на смуглом лице, я смеюсь и приветствую ее - она тоже смеется, красные губы - словно венчик цветка, окружающий белые зубы..." Это впечатления Макса Фриша, сорокалетней давности. Кубинки с тех пор не изменились.  
  
Для этих барышень в кубинском слэнге существует симпатичное словцо "хинетера". Что в буквальном смысле означает "наездница". Хинетеры - те, ради кого приезжает сюда большинство туристов. Они прекрасны, сексуальны и, похоже, получают удовольствие от своего занятия - а значит, и доставляют это удовольствие другим.  
  
Официально проституция преследуется на острове. Но теперь на практике приветствуется любой источник валютного дохода для страны, и сексуальный туризм существует de facto как основная приманка для иностранных мужчин. При этом не все проводят время с хинетерами. Если девушка из вполне приличного, но безнадежно бедного семейства (таких на Кубе большинство) познакомится с молодым голландцем или шведом, проведет с ним недельку-другую, а тот в благодарность оденет ее с ног до головы в валютном магазине или подарит золотое колечко - что в том плохого?  
  
На подсвеченной прожекторами Соборной площади к девяти собралась толпа. Ждали концерта популярной кубинской группы Syntaxis, который должен был вот-вот начаться на временной сцене перед собором. Шатаясь без дела по площади, я оценила главное, что отличает кубинцев от нас: они неагрессивны. Мне могут возразить: "У нас жизнь такая". Поверьте, у них не легче. Разве только климат.  
  
А концерт был великолепен. Смесь джаз-рока с латиноамериканскими ритмами и с африканскими барабанами завела зал - простите, площадь, - и продержала в таком напряженном состоянии все два часа концерта. На массивные стены собора над сценой проецировались фрески и какие-то наскальные пещерные рисунки. Композиции были, как мне объяснили, религиозного содержания: про то, что африканское язычество и христианство перемешались на этом острове, дав жизнь новым ценностям, новому народу. Этот народ был передо мной. Все двигались в такт музыке, общались, обнимались, передавали друг другу бутылку с ромом.  
  
И все-таки самые красивые гаванцы из всех, кого я увидела в этом городе, оказались рядом со мной. Девушку звали Лизетт, ее друга - Исраэль. С породистыми тонкими носами, выразительными серо-голубыми глазами, естественными изысканными жестами и нежной улыбкой - испанцы, что вы хотите. "How do you like Habana?" - "I like it."  
  

После двух-трех фраз меня признали своей и протянули пачку "Партагаса". Истинно царский жест, если учесть, что эти лучшие кубинские сигареты, которые курили когда-то из пижонства все мои студенческие друзья, - далеко не самые дешевые на Кубе, а обычная зарплата - долларов 15-20. Мне, правда, были рады.


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Культура Сингапура. Традиции Сингапура. Кухня Сингапура
Несмотря на быструю индустриализацию, большинство населения Сингапура отмечают главные религиозные праздники. Разнообразие религий, существующее в Сингапуре, отражает огромное количество разнообразных наций и народностей, проживающих здесь.
Африка: охота на слонов – исторический очерк
Понадобилось несколько десятков лет, и почетная профессия Африки – охотник на слонов ушла в далекое прошлое. Уважаемый бизнес начала прошлого века превратился в незаконную деятельность.
Красавица Вена
В Вене каждому предстоит выбор между... вы думаете, шницелем, шоколадным тортом и кофе? Нет, между музыкальным миром и живописным! Что меломаны стекаются на берега Дуная со всего света, известно всем, но с недавних пор Вена стала и музейной дивой.
Бангладеш: несладкие минуты истории
История Бангладеш, появившейся на политической карте 30 лет назад, сродни триллеру. Заговоры, военные перевороты... Из четырех президентов трое были убиты. А еще - беспросветная нищета и стихийные бедствия. Но что самое удивительное, бангладешцы не у
Сотрудничество с Непалом: экономьте свои деньги
Специально для иностранных бизнесменов в Королевстве Непал начал действовать новый тип въездных документов - бизнес-визы, которые можно оформить сроком на один год или пять лет. Первая виза стоит $100 и дает возможность инвесторам посещать королевств
История знаменитого винодельческого края - Массандры
Поселок Массандра в предместье Ялты - бывшая греческая деревушка Марсанда - после многочисленных войн и переселения жителей стоял в начале XIX века в развалинах. Тогдашние владельцы «дачи Богоданной» (такое название дал ей первый владелец М.Н.Смирнов