+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Тур в Иорданию: восточный берег реки Иордан


В Иордании ждешь от такой знаменитой реки, как Иордан, полноводности, величественности и могучести. Ничего похожего в Иордании нет: речушка вроде нашей Лыбеди в Киеве в районе Московской площади, только мутноватая. Поток шириной не более четырех метров неспешно петляет между берегами, поросшими камышом и низковатым, но очень густым лесом. Забавнее всего то, что прямо посередине этой, с позволения сказать, реки проходит государственная граница. Ее западный берег это тот самый едва ли не ежедневно упоминаемый во всех СМИ Западный берег реки Иордан, где сейчас происходят столь драматические события. Восточный берег принадлежит Иорданскому хашимитскому королевству, и о нем сводки международных новостей молчат.  
  
Может быть, на каких-то других участках течения Иордана несоответствие между тем значением, которое имеет эта река для всего человечества, и ее невзрачным внешним видом ощущается не так остро, но там, где удалось побывать мне, это несоответствие просто вопиет. Называется это место Бейт-Хани, расположено оно на Восточном берегу Иордана почти напротив города Иерихон, в засушливой гористой долине Аль-Харрар. Миновав КПП при въезде в приграничную зону, вы подъезжаете к палатке, возле которой стоит бронетранспортер, и скучают несколько вооруженных американскими М-16 иорданских солдат. Примерно в километре к западу видна вышка, над которой развивается уже израильский флаг, еще дальше на запад, у подножья горной гряды серые, прилепившиеся друг к другу дома Иерихона, едва различимые на серо-коричневом фоне гор.  
  
Извилистая тропа, проложенная сквозь густые заросли, ведет к реке, к тихой заводи и обрывается прямо у самой воды вот именно здесь, оказывается, Иоанн Предтеча крестил в водах Иордана самого Иисуса Христа. За спиной небольшая беседка, крытая камышом, впереди узкая речушка с воображаемой госграницей посередине и безлюдный израильский берег, правда, с признаками строительных работ. И тишина.  
  
До недавних пор считалось, что крещение Иисуса произошло не здесь, а примерно в 20 километрах севернее, на противоположном берегу Иордана возле деревушки Эйзария. Именно туда израильтяне возили многочисленных паломников, и именно это место включено в качестве одной из главных достопримечательностей в израильские туристические маршруты. Но в 1996 году иорданцы, ссылаясь на исследования, проведенные под руководством профессора Мохаммеда Вахиба, объявили, что подлинное место крещения Иисуса находится именно в Бейт-Хани. В качестве аргументов они привели результаты археологических раскопок, данные текстологического анализа Ветхого и Нового заветов, свидетельства средневековых паломников, в том числе, кстати, и русских, и целый ряд других доказательств. Чтобы не вдаваться в подробности, скажу только, что иорданская аргументация показалась достаточно убедительной Ватикану и высшим иерархам большинства православных церквей. В результате они признали Бейт-Хани подлинным местом крещения Иисуса, а папа Иоанн Павел II даже посетил его.  
  
Сейчас там уже построены внушительный туристический комплекс и прочие объекты инфраструктуры, многие христианские церкви выразили готовность открыть в Бейт-Хани свои представительства, и иорданцы ожидают прибытия тысяч паломников и просто туристов. Что же до Израиля, то соответствующие израильские инстанции заявили, что не намерены не только не участвовать в дискуссиях насчет того, где Иоанн Предтеча крестил Иисуса, но и вообще как-либо комментировать иорданское открытие дело, мол, вне их компетенции, пускай с этим разбираются сами христиане.  
  
В то же время, по рассказам иорданских пограничников, как только иорданцы стали возводить ту самую беседку с камышовой крышей, на противоположном берегу сразу же появились израильские солдаты и спросили: А что это, ребята, вы здесь строите? Получив ответ, что, дескать, именно здесь, а не в Эйзарии, согласно новейшим данным, произошла известная история с Иоанном Предтечей и Иисусом Христом, израильтяне озабоченно почесали в затылках и удалились. И вскоре стали прокладывать к этому месту дорогу со своей стороны. Мало того, сейчас на израильском берегу, прямо напротив камышовой беседки стоит совсем маленькая часовенка. Все понятно: спорить о том, где на самом деле произошло крещение Иисуса, израильтяне действительно не собираются, но и отказываться от выгоды, которую может принести иорданское открытие, тоже не намерены.  
  
Между прочим, может показаться, что после подписания в 1994 году мирного договора между Иорданией и Израилем вся арабо-израильская конфронтация для иорданцев свелась по существу к конкурентной борьбе с израильтянами за иностранного туриста. Причем иорданцы как бы упирают на то, что после известных трагических событий, фактически убивших туризм в Израиле, иностранный путешественник сможет найти в тихой и стабильной Иордании вполне адекватную замену знаменитым израильским достопримечательностям. Вроде того, что на их место крещения у нас есть свое место крещения, к тому же самое что ни на есть подлинное и вдобавок к нему еще множество святых мест, связанных с Ветхим и Новым заветами. У них Мертвое море и у нас Мертвое море, ничуть не хуже. У них красноморский курорт Эйлат, а у нас красноморский курорт Акаба.  
  
Аналогов нет  
Так вот, сводить все к присутствию в Иордании неких аналогов было бы в корне неправильно. Иордания страна в туристическом плане совершенно самодостаточная, ее собственные достопримечательности уникальны и никаких аналогов в мире не имеют. Достаточно упомянуть всемирно знаменитую Петру столицу древнего Набатейского царства, основанную около трех тысяч лет назад. Такого действительно нигде больше не увидишь пройдя пару километров по прорезавшему скальный монолит узкому прохладному ущелью (можно идти не пешком, а за относительно умеренную плату проехаться на ишаке, верблюде или на лошади) оказываешься в залитой солнцем песчаной долине, окруженной со всех сторон высокими черными скалами. И вот прямо в отвесных склонах этих скал вырублен целый город изящные храмы и дворцы, совмещающие в себе черты ближневосточной, эллинистической и римской архитектуры, амфитеатры, гробницы, лавки торговцев и просто жилые дома. Все это вместе являет собой чрезвычайно яркое, величественное и жутковатое зрелище.  
  
Чтобы осмотреть хоть основные памятники Петры и вернуться, нужно пройти по меньшей мере восемь километров, а это, учитывая 40-градусную жару, требует немалых физических усилий. Самые выносливые поднимаются по довольно крутой лестнице из 800 ступенек к античному храму, опять же вырубленному в скале, превращенному в IV веке в христианский монастырь, отсюда открывается потрясающая панорама всего древнего мертвого города.  
  
Я по этой лестнице, каюсь, не полез уж больно тяжко было. Может быть, и правильно более выносливые коллеги из нашей журналистской группы рассказали, что примерно на середине этой самой лестницы то ли от истощения сил, то ли от солнечного удара прямо на их глазах свалился здоровенный американский солдат (в Иордании регулярно происходят американо-иорданские и англо-иорданские военные учения), тоже совершавший с группой своих однополчан восхождение к храму, и его пришлось на руках тащить вниз. Так что не уверенным в своих физических возможностях лучше учесть печальный опыт вооруженных сил США и воздержаться от испытания 800 ступенек, тем более, что в Петре и без этого с лихвой хватит совершенно незабываемых впечатлений.  
  
Вообще же любителям всевозможных древностей в Иордании предоставляется широчайший выбор, ведь эта страна расположена в регионе, где, можно сказать, и зародилась история человечества, и каждая из цивилизаций, сменявших друг друга на протяжении многих тысячелетий, оставила здесь свой след, начиная с сотворения мира. В Иордании, как уже отмечалось, находятся многие святые места, связанные с библейской историей, например, гора Небо, откуда пророк Моисей впервые увидел землю обетованную, и где по преданию он был похоронен. Или гора Мукавир, где стоял дворец Ирода и где принял мученическую смерть Иоанн Предтеча. А с горы Мар Элиас пророк Илия был, согласно Ветхому завету, живым взят на небо.  
  
Эллинистическая и римская эпохи оставили после себя развалины прекрасных античных городов на севере страны в Джерраше и Умм-Кайсе, и большой, хорошо сохранившийся амфитеатр в столице страны Аммане, носившем тогда имя Филадельфия. О крестоносцах напоминают грандиозные замки, оседлавшие горные хребты в Аджлуне и Караке. Утонченным, изысканным стилем арабской средневековой архитектуры можно любоваться, прогуливаясь по столичной крепостной цитадели, выстроенной в эпоху Омейядов, и осматривая многочисленные старые и новые городские мечети. И это еще, как говорится, далеко не полный список.  
  
Однако Иордания примечательна не только рукотворными красотами. Ее природа не менее живописна и разнообразна. Поросшие ярко-зеленым лесом горы на севере страны (из Умм-Кайса, кстати, открывается отличный вид на Тивериадское озеро и Голанские высоты) по мере смещения к югу постепенно теряют растительность и, сначала коричневея, а потом желтея, образуют нечто похожее на лунный или марсианский пейзаж, вздымаясь причудливыми скалистыми зубьями над песчаными барханами. Правда, в пустынной долине Вади-Рум, под которой, как ни странно, находятся огромные запасы пресной воды, горы какие-то голубоватые.  
  
Было бы обидно наблюдать всю эту лепоту лишь из окна автобуса. Но в том-то и дело, что в Иордании можно не только лазить по историческим развалинам, но и пожить на лоне нетронутой природы, максимально упростив свой быт до полной гармонии с экологически безупречной окружающей средой. Например, остановившись на несколько дней в туристическом палаточном лагере на высокогорном плато Дана, где полно непуганного зверья и птиц, наблюдать за которыми приезжают натуралисты-любители из многих стран. А сафари на джипах (некое подобие гонок по барханам), которое обычно устраивают для туристов, приезжающих в Вади-Рум, поможет понять, что такое настоящая пустыня.  
  
Там же можно побывать в гостях у самых натуральных бедуинов, оснащенных всем, что бедуинам положено: войлочными палатками, бурнусами, кинжалами, верблюдами и быстрыми скакунами. Тот факт, что у некоторых палаток стоят Ниссаны и спутниковые антенны, а кое-кто из бедуинов говорит по-английски с бостонским акцентом, совсем не означает, что бедуины поддельные просто люди они, во-первых, не бедные, а во-вторых, многие учились в США. Такой вот синтез прогресса и традиций. Вообще-то иорданские власти о бедуинах очень заботятся, для них существуют специальные программы, льготы и так далее, они занимают высшие командные должности в армии, из них формируются отборные воинские части. Да и сами члены правящей Хашимитской династии выходцы из североаравийского бедуинского племени.  
  
Конечно, не всем здоровье позволяет лазить по горам и носиться на джипах по пустыне. Но как раз здоровье в Иордании поправить можно. К услугам нуждающихся в живительных водах горный курорт Маин, что в паре часов езды от Мертвого моря. Горячая минеральная вода низвергается там несколькими водопадами прямо с отвесных скал возле комфортабельного четырехзвездочного  отеля Main Spa, предлагающего своим постояльцам кучу оздоровительных процедур с использованием местной минеральной воды и солей Мертвого моря.  
  
Наконец, никуда не деться от самого Мертвого моря на его иорданском берегу построены шикарные отели, среди которых пятизвездочный комплекс Movenpick Spa Resort, оформленный как средневековый арабский город с вычурными дворцами, висячими садами, террасами, башнями и башенками и прочей экзотической мишурой, что, впрочем, органично сочетается с высочайшим уровнем комфорта. В Movenpick Spa Resort отдыхают и лечатся безумно богатые арабские шейхи, члены королевских фамилий, кинозвезды, миллиардеры и прочая великосветская публика.  
  
Соединение восточной экзотики с самым современным сервисом фирменный стиль иорданских отелей. В Петре, например, нам случилось ночевать в отеле Taybet Zaman, устроенном наподобие арабской деревушки позапрошлого столетия, где каждый номер это как бы отдельный дом с обстановкой, воспроизводящей быт иорданского феллаха. Деревушка была воспроизведена настолько натурально, что вечером в поисках ресторана я заблудился на ее узких, извилистых улочках.  
  
Картина была бы неполной, если не сказать об Акабе - единственном иорданском порте и морском курорте, расположенном на Красном море. Иорданцы, надо отдать им должное, в последнее время вовсю используют доставшийся им маленький (чуть более 60 километров) участок морского побережья, с которого видно и израильский Эйлат (однако видно не то слово, Акаба как бы прилепилась к гораздо большему по размеру знаменитому израильскому курорту), и египетскую Табу, и даже кусочек Саудовской Аравии. Здесь быстро строятся первоклассные отели с оборудованными пляжами, дайвинг-центрами, оздоровительными комплексами и прочими курортными изысками. Кроме того, создана специальная экономическая зона со льготным таможенным и налоговым режимом, и продукция ее предприятий, создаваемых с участием иностранного, в основном американского капитала, предназначена для беспошлинного экспорта в США. Но главные надежды в Акабе все-таки возлагают на туризм, в том числе из нашей страны.  
  
И все же лишь четыре метра  
Безусловно, возникает вопрос: о каком, собственно, туризме может идти речь, когда совсем рядом, в считанных метрах тот самый Западный берег с его безумной террористической интифадой?  
  
Сказать, что палестино-израильский конфликт 11 сентября и все, что с ним связано, никак не повлияли на положение в Иордании, было бы лукавством. Повлияли и влияют: существенно сократилось число туристов, упали иностранные инвестиции. Все-таки страна расположена в одном из самых взрывоопасных регионов в мире. Прибавим к этому, что около половины населения Иордании – это палестинцы. Нам приходилось проезжать мимо крупнейшего в стране лагеря палестинских беженцев под Амманом, который представляет собой настоящий и отнюдь не маленький город. Надо думать, его обитателям совсем не безразличны события, происходящие на противоположном берегу библейской реки, и настроены они соответственно.  
  
Тем не менее, в стране спокойно и абсолютно безопасно. Никакой напряженности, по крайней мере, внешне, не ощущается. Мирный договор, подписанный в 1994 году между Иорданией и Израилем, казавшийся ранее совершенно немыслимым, вызвал в стране экономический бум, продолжавшийся вплоть до возобновления интифады. В страну текли иностранные капиталы, ехали иностранные туристы, включая израильских. Мне говорили, что ездят израильтяне в Иорданию и сейчас. Не знаю, не видел, зато в городе Мадаба в числе магазинных вывесок на иностранных языках видел вывески и на иврите. Кроме того, среди иностранцев много американских туристов, явно больше, чем в какой-либо другой арабской стране (и даже больше, чем во многих европейских), что само по себе показательно.  
  
По всему видно, что иорданцы желают возвращения ситуации двух-трехлетней давности и совсем не хотят, чтобы нынешний виток напряженности затронул их страну. Разрывать дипломатические отношения с Израилем (из всех арабских стран дипотношения с Израилем имеют только Иордания и Египет) они тоже не хотят. Согласно результатам опроса, проведенного в июне сотрудниками Центра стратегических исследований при Иорданском университете, 9 из 10 иорданцев высказались за продолжение сотрудничества с Израилем. Как показали результаты опроса, опубликованные в одном из июльских номеров газеты Jordan Times, большинство жителей Иордании одобряет политику короля Абдаллы II, которому удается держаться в отношении палестино-израильского конфликта, в общем-то, на позиции почти нейтрального наблюдателя. Всего 16% опрошенных заявили, что иорданское правительство действует вразрез с общественным мнением и предает интересы страны и арабского мира.  
  
Надо сказать, что иорданская позиция по отношению к арабо-израильскому конфликту уже давно отличается прагматизмом и умеренностью. После 1967 года между Иорданией и Израилем практически не было вооруженных столкновений, а в 1970 году иорданская армия выгнала из страны отряды Ясира Арафата, пытавшиеся превратить Иорданию в плацдарм для террористических вылазок против Израиля и свергнуть тогдашнего иорданского короля Хусейна. С его именем-то и связан прагматичный внешнеполитический курс страны, увенчавшийся мирным договором 1994 года. Нелишне вспомнить, что еще дед Хусейна, первый иорданский король Абдалла I достиг принципиальной договоренности о мире с первым израильским премьером Давидом Бен-Гурионом, за что и был застрелен в 1952 году мусульманским фанатиком на ступенях иерусалимской мечети Аль-Акса. Тогда под выстрелы попал и малолетний принц Хусейн, его спас висевший на груди большой орден, о который расплющилась пуля убийцы. Надо думать, этот эпизод как-то повлиял на будущую политику Иордании, когда принц стал королем. Линию отца продолжает и нынешний король Абдалла II, вступивший на престол после смерти Хусейна в 1999 году.  
  
Те иорданцы, с которыми мне удалось поговорить на деликатные темы арабо-израильских отношений, исламского радикализма и борьбы с международным терроризмом, высказывались крайне миролюбиво. Война, мол, нужна только политиканам, как с той, так и с другой стороны, простым арабам и израильтянам нужен мир, нужно торговать и богатеть и давать друг другу жить. При этом они сокрушались, что после 11 сентября многие видят в мусульманах лишь убийц с кинжалами и бомбами, в то время как ислам гуманнейшая религия, а Усама бен Ладен и даже палестинские шахиды - отморозки и ничего общего с исламом не имеют. Забавно, но некоторые из моих собеседников на полном серьезе заявляли, что у них есть свой собственный план палестино-израильского урегулирования и если это дело поручить лично им, то все устроится ко всеобщему удовольствию. Однако на вопрос, согласны ли они признать Иерусалим единой и неделимой столицей Израиля, в ответ слышалось решительное: «Ни за что!»  
  
Шариат с интеренетом  
Других примеров политической, религиозной или какой-нибудь иной непримиримости мне не пришлось встретить. В том числе и тогда, когда речь заходила о другой деликатной теме - о Чечне. Как известно, в Иордании существует влиятельная северокавказская диаспора (ее обычно называют черкесской), состоящая из потомков мохаджиров, изгнанных с Кавказа еще в ХIX веке царским правительством, черкесов, чеченцев, ингушей, дагестанцев и представителей других северокавказских народов. Черкесы занимают видные позиции в торговле, в промышленности и, что очень важно, в армии из них в значительной степени формируется королевская гвардия. Не секрет, что иорданская черкесская община занимает весьма активную позицию по отношению к тому, что происходит сейчас в Чечне, и оказывает своим соплеменникам разностороннюю поддержку, в том числе, как неоднократно сообщала пресса, и финансовую помощь так называемым силам чеченского сопротивления.  
  
Поскольку немало иорданцев либо породнились с черкесами, либо имеют с ними деловые, дружеские или какие-нибудь иные связи, то вполне естественно было бы ожидать если и не враждебного отношения к наших соотечественникам, то по крайней мере острокритических оценок в адрес российской политики на Северном Кавказе. Наверное, в той или иной степени все это в Иордании присутствует, но на гостях из нашей страны никак не сказывается. По крайней мере, пафос, высказываний моих иорданских собеседников на чеченскую тему, сводился по существу к следующим тезисам: иорданское правительство в принципе не поддерживает насилие и терроризм, а потому никакой помощи чеченским боевикам не оказывает; пресловутый Хаттаб не иорданец; помогают чеченским сепаратистам некие политиканствующие арабские круги (но не в Иордании), спекулирующие на исламе; большинство чеченцев слабо разбирается в исламе; у Чечни сейчас нет необходимых предпосылок для независимой государственности, стало быть, чеченцам лучше пожить в нашей страны.  
  
В целом же, при каждом удобном случае подчеркивается традиционная толерантность иорданского общества, где, по утверждениям моих собеседников, не принято спрашивать, какой национальности и какой веры человек. Эта толерантность всемерно поощряется властями, которые, учитывая довольно сложный социально-этнический состав населения Иордании (в частности, большую долю палестинцев, особое положение бедуинов и так далее), заинтересованы, прежде всего, в укреплении общеиорданской национальной идентичности. При всем том, что в Иордании свыше 90% населения мусульмане, а члены правящей Хашимитской династии считаются потомками пророка Мохаммеда, королевская власть активно защищает светские начала государственности и выступает за религиозную терпимость. Проявляется это во многом, в том числе в довольно либеральном отношении к спиртному. Оно продается в специальных магазинах, которые хотя и нечасто встретишь, но каких-то непреодолимых трудностей поиски банки пива или бутылки вина не составляют. Алкогольные напитки обязательно имеются в ассортименте гостиничных баров и ресторанов, а также ресторанов и кафе рядом с туристическими объектами и вообще везде, где возможно появление иностранных туристов и просто иностранцев.  
  
Другой вопрос, что алкоголь в Иордании весьма недешев: банка пива емкостью 0,33 литра стоит 4-5 долларов, а пол-литровая кружка разливного пива, например, в баре отеля все 6. Вечером в Аммане, да и в других иорданских городах развлечься по-европейски практически невозможно Остаются, по существу, только гостиничные бары. Кроме того, запрещается распивать (даже пиво) на улице и тем более появляться на улице в пьяном виде. За это всем, включая иностранцев, полагается холодный душ и три дня тюрьмы.  
  
Так что в алкогольном смысле Иордания менее европеизирована, чем, скажем, соседняя Сирия и тем более Ливан. Зато граждане Саудовской Аравии и других стран Персидского залива любят расслабляться именно в Иордании: она кажется им прямо-таки либеральным оазисом по сравнению с их отечествами, где царят уж совсем крутые исламские порядки.  
  
Но в любом случае Иордания, конечно, страна глубоко исламская. Здесь почти не встретишь женщин без головного платка, хотя многие девушки в джинсах. Гораздо больше, чем в той же Сирии, женщин в полном хиджабе и мужчин в традиционной одежде. Несмотря на то, что законодательство в основе своей светское, семейные отношения полностью определяются нормами шариата. Вот такой, например, судебный очерк я прочитал в главной иорданской газете Jordan Times. Некий египтянин (в Иордании работают тысячи египтян и гастарбайтеров из других, менее благополучных арабских стран, в частности, из Ирака), по-советски выражаясь, отправил в декрет одну местную жительницу, но отказался жениться. Несчастная рассказала о своем горе брату, а тот, внимательно выслушав сестру, взял да застрелил ее. А потом прикончил обидчика-египтянина и сдался властям. На суде младший брат подсудимого заявил, что если бы тот не убил сестру, то он сам взял бы на себя эту миссию, так как сестра опозорила честь их семьи.  Мать всех троих тоже одобрила действия своего старшего сына, ссылаясь опять же на честь семьи. В результате приговор: обвиняемого оправдать, поскольку он действовал в состоянии аффекта, защищая честь семьи.  
  
Удивительно, но все эти средневековые страсти прекрасно сочетаются с непреодолимой страстью иорданцев к изучению иностранных языков и Интернету. Все учат английский, и весомая доля населения очень неплохо на нем объясняется. Всеобщее убеждение таково: без знания английского нельзя добиться достойной жизни. Что же касается Интернета, то увлечение им просто в глаза бросается: едва ли не на каждом шагу интернет-кафе. Например, в Ирбиде (по нашим масштабам, небольшом областном центре) есть улица, на которой ни много ни мало 130 интернет-кафе. Немало и других признаков так называемой глобализации, что, кстати, уже начинает кое-кого беспокоить в первую очередь религиозных ортодоксов. Ведь сейчас спутниковые тарелки стоят не только на крышах городских домов, но и во многих деревнях, а показывают по ним, как известно, всякое. Но в любом случае стремление к открытости, ко всесторонней интеграции в мировое хозяйство и к участию в международном культурном обмене явно превалирует. Причем для всего этого у Иордании есть неплохие стартовые возможности страна находится на пересечении важнейших торговых коммуникаций, имеет прекрасные условия для развития туризма, разветвленные и сбалансированные международные связи в том числе и через довольно обширную иорданскую диаспору.  
  
Определенных результатов уже удалось достичь: хотя у Иордании почти нет собственной нефти и уровень жизни тут еще гораздо ниже, чем в нефтяных монархиях Персидского залива, такой безнадежной нищеты, как, например, в Египте, в Иордании нет. По моим впечатлениям, иорданцы живут зажиточнее и по сравнению с соседней Сирией. По официальным данным, средний месячный доход жителя Иордании составляет 200 долларов (между прочим, для сравнения: средний доход наших соотечественниковина 100 долларов). Немалую роль в относительном благополучии Иордании сыграли финансовые субсидии из США, чьим стратегическим союзником она является.  
  

Иорданцы часто говорят, что хотят превратить свою страну в ближневосточную Швейцарию. Что ж, их здравый смысл и терпимость вполне позволяют это сделать. Но, увы, здравый смысл и терпимость далеко не всегда в цене на Ближнем Востоке.


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Курорты Кипра: какие они?
Никогда не недооценивайте силу солнца на курортах Кипра! Солнце на Кипре особенно сильное в промежутке между 11:00 и 15:00. Часто наносите на кожу защитный крем, особенно после купания, носите шляпу, желательно с полями и пейте как можно больше безал
Сейшелы: отдых экстра-класса
Большая часть островов под названием Сейшелы - это огромные кораллы, отполированные океаном. А четыре гранитных острова Сейшел - Маэ, Силуэт, Праслен и Ла-Диг - часть древнего континента Лемурия...
Крымские вина. Вина Крыма
Говоря об отдыхе в Крыму, никак нельзя обойти такую тему как, крымские вина и их дегустация. Какой же отдых без бокала хорошего крымского вина или рюмки доброго коньяка! Истинные ценители специально приезжают в Крым, потому что знают: только здесь мо
Русалочка в Копенгагене
У краешка берега на гранитном валуне сидит андерсеновская Русалочка и задумчиво смотрит вдаль. Эта замечательная бронзовая скульптура создана датским скульптором Эдвардом Эриксеном
Тур в Узбекистан: подробно о стране
Свою территорию (447 тыс.км.) Узбекистан унаследовал от Узбекской ССP. Гpаничит с Афганистаном (переход не выявлен), Туpкменией, Казахстаном, Киpгизией и Таджикистаном. Столица - Ташкент (2100 тыс.жит.)
Розвиток туризму у Карпатах
Туризм — дуже серйозна й прибуткова справа, одна з важливих галузей економіки будь-якої країни. Як він розвивається у нашій державі? В чому полягає системний підхід до туризму? Вважаємо, що Вам буде цікаво почути думку людини, яка має безпосередній в