+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ
Авиа туры Отдых в Тунисе 2016: Курорт Хаммамет

845

8 дней / 7 ночей

Тунис. Кaйруан. 1200 лет для водных резервуаров - это много или мало?


Из древних веков до наших дней дошло немало необыкновенных творений. Их принято сводить в разные группы для более удобной классификации. Хотя то же самое привычное сочетание "Семь чудес света" уже давно не отражает истинное количество сохранившихся на земле архитектурных шедевров. Правда, существует еще список Всемирного наследия ЮНЕСКО - обширный, охватывающий все регионы мира и все равно неполный. На любом континенте путешественник, отклонившийся от туристической тропы, может встретить, порой неожиданно и для самого себя, удивительные послания из прошлого. Так случилось и с корреспондентами "Итогов". Оказавшись в Северной Африке, мы должны были совершить переезд из Туниса в Ливию. По пути нам предстояло заночевать в городе Кaйруан - одном из древнейших городов Магриба. Забегая вперед, скажу: мы задержались в городе на три дня, два из которых полностью посвятили знакомству с уникальным инженерным сооружением, построенным 1200 лет назад (!), но продолжающим функционировать и сегодня. Речь идет о так называемых бассейнах Аглабидов, хранилищах самого ценного ресурса африканского континента - воды. Многие исследователи пытались понять, как удалось этим сооружениям сохраниться на протяжении веков, но тайна так и оставалась нераскрытой.

   
Неторопливый город
Жестокий самум, налетевший с Сахары на юг Туниса, спутал наши карты. К вечеру мы планировали добраться до отеля неподалеку от ливийской границы. Вместо этого вынуждены были срочно искать пристанище. "Мактуб", - вздыхая, время от времени изрекал наш водитель, что примерно можно перевести так: "Ну что поделаешь, парни, судьба, видать, такая". Мы не упорствовали - отдаться во власть самума мы не были готовы, поскольку до бедуинов - странников пустыни - нам так же далеко, как им до нас. И потому, лишь слегка раздосадованные непредвиденной задержкой, мы уже через четверть часа въезжали в незнакомый город. Распластанные по равнине городские кварталы ближе к вечеру были немноголюдны. Изредка на улицах встречались строгие люди, одетые в традиционные арабские наряды: длинная, до пят, рубаха - галабея - или накидка из верблюжьей шерсти - бурнус, - касающаяся полами земли, а на голове - тюрбан либо платок из тонкой ткани - шеш. Больших домов нет как таковых. Фасады невысоких зданий облицованы фаянсовой плиткой, украшенной ярким самобытным орнаментом. Над городом разносились заунывные голоса муэдзинов, призывавших верующих к молитве.

   
Город с неторопливым ритмом жизни оказался Кaйруаном - одним из особо почитаемых мусульманами городов, уступающим, если можно так сказать, по популярности лишь Мекке, Медине и Иерусалиму. Достаточно сказать, что семикратное паломничество в Кaйруан приравнивается к одному хаджу в Мекку.

   
Нас религиозные святыни, признаюсь, интересовали постольку-поскольку, разве что в плане общего развития. Мы почтительно обошли мечеть Барбер, на каменном полу которой сидя молились паломники и где нас щедро, как экзотических чужеземцев, полили апельсиновой водой. Затем, миновав avenue de la Republique, оказались во владениях продавцов знаменитых кайруанских ковров. Хозяин одной из лавок, нимало не огорчившийся отсутствием с нашей стороны покупательского интереса, любезно предложил нам воспользоваться крышей его дома, чтобы с высоты полюбоваться знаменитой мечетью Сиди Окба. Она славна тем, что именно от нее пошел Кaйруан. Это огромное сооружение, в фундамент которого заложены блоки из стен древнеримских городов, неповторимо своей колоннадой. Колонн по периметру внутреннего двора столько, что говорят, будто пересчитать их невозможно, а кто рискнет это сделать - непременно ослепнет. Мы не стали искушать судьбу, предпочтя рискованному занятию осмотр окрестностей. И вдруг на небольшом удалении, меньше чем в километре, мы увидели правильной круглой формы водоемы. Вернее, это были две внушительных размеров "восьмерки", совершенно неожиданно смотревшиеся на фоне пустынного ландшафта. "Что это?" - в один голос поинтересовались мы у хозяина ковровой лавки.

   
Наследие Аглабидов
Заметив, как мы оживились при виде местной достопримечательности, нас поспешили познакомить с местным историком Халифой Кьюзани. Выяснилось, что этот человек, закутанный в бурнус, к тому же является главным хранителем столь заинтересовавшего нас объекта, на который мы вряд ли обратили бы внимание, находясь где-нибудь в Европе. Но нас лишь несколько километров отделяли от Сахары - беспощадного, вечного царства песков. И потому явление перед нами предстало поистине удивительное - не просто озерцо или пара полувысохших колодцев, а колоссальные резервуары, почти до краев заполненные несказанным для здешних мест богатством - чистой водой.

   
- Появлением этого чуда мы обязаны царственной династии Аглабидов, - рассказывал Халифа Кьюзани. - Гигантские бассейны были построены в эпоху их правления - это IX век. И могу вас заверить, что сегодня нашему взору эти сооружения предстают примерно в том же виде, что и нашим далеким предкам. Над ними не властны оказались и природные силы, и смена здешних правителей. Небольшая реставрация была проведена лишь в начале 70х годов прошлого века, после того как в 1969 году в этих районах случилось невиданное происшествие - наводнение.

   
Кто же такие Аглабиды? Это династия эмиров, которая пришла к власти в Ифрикии (Севернaя Африкa) в 800 году. Именно эта династия смогла остановить многолетнюю вражду арабских властителей и берберов, после чего занялась не только завоеванием чужих земель (под ее влияние попали Сицилия, Алжир, Ливия), но и активным, подчас даже изысканным строительством. Под руководством Аглабидов строились крепости, форты - настоящие оборонительные шедевры, целые города. И именно они первыми додумались вырыть на месте обнаруженных подземных источников бассейны для хранения воды. Сооружение и по нынешним-то временам выглядит внушительно, а уж что говорить о далеком прошлом: современники всерьез считали, что бассейны появились на их засушливой земле не без помощи нечистой силы. Кстати, потом это обстоятельство Аглабидам припомнили.

   
Тем не менее годы правления династии Аглабидов историки называют золотым веком Ифрикии. А сами эмиры, по свидетельствам современников, вели "рафинированную жизнь" в своих роскошных дворцах, находясь в полной уверенности, что в старости благодарные соотечественники хотя бы поднесут им стакан воды. Однако вышло все иначе. Сработало надуманное обвинение: если в бассейне нет воды, ее выпили Аглабиды. Пристрастие к пышности и неумеренность в быту сыграли с правителями злую шутку. В 909 году фанатичные муэдзины настроили беднейшие слои населения против правителей, стиль жизни которых якобы противоречил моральным основам Корана. Свергая эмиров, никто и не вспомнил, что именно благодаря им почти полумиллионное население города не испытывало нехватки воды. Ведь Аглабидам удалось не только открыть неисчерпаемые источники, но и направить их в уникальные резервуары, формы и размеры которых были рассчитаны с поразительной точностью. В заслугу эмирам это не ставили, потому что муэдзины уверяли: наличие воды не зависело от Аглабидов, место, где бьют источники, и так было известно, а вот жестокие и сладострастные правители только зря погубили людей во время сооружения бассейнов. Отчасти в этом была своя правда. На тяжелых строительных работах действительно люди гибли десятками, но сколько точно жизней было на это положено - историкам неизвестно.

   
Однако свержение династии самому Кaйруану на пользу не пошло. Просуществовав еще примерно полтора века и при этом постоянно подвергаясь нападениям со стороны многочисленных бедуинских племен, в 1057 году город пал и был разрушен почти до основания. Сохранились лишь два объекта: мечеть Сиди Окба (примерно на треть) и бассейны - они оказались практически нетронутыми. Можно ли этому удивляться? Наверное, нет. Как бы ни менялись правители, кто бы ни селился в Кайруане - неизменной приметой этого места оставалась вода. Она, по крайней мере в древности, никогда не исчезала из резервуаров (это лишнее доказательство инженерной прозорливости Аглабидов). Историкам о таких случаях неизвестно. Лишь однажды бассейны пересыхали, и было это совсем недавно. Как ни странно, почти сразу же после единственной реставрации. Халифа Кьюзани до сих пор ломает голову, пытаясь понять, какая между этими событиями связь.

   
Творение багдадских мастеров
Знаток арабского градостроительства доктор Мустафа Шариф говорит: "Каждая цивилизация использует свой метод обустройства жизненного пространства. В ходе арабских завоеваний Северной Африки были основаны крупные города, существующие до сих пор: Фес и Марракеш в Марокко, Оран в Алжире и, конечно, Кайруан. Все они типичны для стиля "мусульманского урбанизма". В центре - большая мечеть, имевшая поначалу многоцелевое назначение: она была и храмом, и школьным помещением, и местом встречи людей, и парламентом, и судом. Со временем вокруг нее строились жилые кварталы. Но вот наличие громадных резервуаров для воды - это исключительная особенность Кайруана".

   
Мы сначала осматриваем эти древние гидротехнические сооружения с высоты, забравшись по лестнице на верхний этаж конторы доктора Кьюзани, а затем в его сопровождении знакомимся с творением древних мастеровых поближе. Резервуары расположены попарно. Более мелкий примыкает к крупному, соединяясь с ним неким подобием плотины. Такая конструкция позволяет регулировать уровень воды в обоих бассейнах. К тому же вода сначала поступает в маленький резервуар, а уже оттуда, очищенная, попадает в большой.

   
Диаметр крупного бассейна - 128 метров, а соединяющегося с ним - примерно на треть меньше. Стены резервуаров выполнены из бетона, причем считается, что как раз здесь впервые на африканском континенте использовался метод бетонной заливки, а применили его мастера-инженеры из Багдада. По историческим данным, именно они руководили строительными работами. Стены водохранилищ представляют собой чередование ребер: 117 - снаружи, 64 - изнутри. Их предназначение - равномерно распределять давление воды по всей площади бассейна, вместимость которого составляет 52 тысячи кубометров.

   
Средняя глубина бассейнов - 4,7 метра. Примерно раз в год проводилась, да и сейчас проводится, их очистка. Для этого в бассейн бросали гипс, который, как абсорбент, прекрасно очищал воду.

   
Интересно, что бассейны имели не только утилитарное значение, но и использовались в качестве места для народных праздников. По словам Халифы Кьюзани, в центре бассейна в случае необходимости возводилась площадка, к которой вели мостки, и на ней устраивались различные представления.

   
Между тем до сих пор точно не известно, сколько всего подобных бассейнов располагалось в окрестностях Кайруана. Это до наших дней дошли только четыре, расположенные в центре города. Историки полагают, что изначально их было не меньше пятнадцати и они кольцом опоясывали город, но, вероятно, остальные либо оказались уничтожены варварами, либо были занесены песком. Халифа Кьюзани не теряет надежды, что археологам удастся найти еще несколько бассейнов.

   
Кстати, достоверно установлено, что Аглабиды не ограничились сооружением бассейнов только в Кайруане. Подобные постройки встречались и на территории Марокко, но там они не сохранились.

   
- Чтобы собрать хороший урожай, а значит, и людям выжить, землю надо напоить, а для африканского севера эта задача отнюдь не из легких, - говорит наш сопровождающий. - Достаточно взглянуть на карту мира - здешние земли расположены севернее Вашингтона, Токио, и все же климат здесь разительно отличается от американского или японского. И не в последнюю очередь это касается водных ресурсов. Большая часть местных земель всегда находилась под влиянием Сахары, а единственная река, не пересыхающая круглый год, - Меджерда - далеко не полноводна. Уэды (русла) других речушек большую часть года остаются сухими. Дожди выпадают нерегулярно. И потому нехватка воды, вызываемая засушливым климатом, - дело обычное. Из-за этого освоение пустынных и полупустынных земель всегда у нас шло очень медленно. Потому-то и для аграрных нужд, и для нормальной жизни требовалось сохранить те водные ресурсы, которые имелись, и еще создать их запасы, сооружая искусственные резервуары. Аглабиды сделали большое дело для будущих поколений, и разве это не чудо, что их творения в прекрасном состоянии сохранились до наших дней.

   
Источник: Журнал "Итоги"


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Что такое событийный туризм?
Событийный туризм? Что такое событийный туризм? Изрядно поездив по миру, в один прекрасный момент осознаешь, что практически везде уже был. Если не считать какой-нибудь Океании. А душа требует новых впечатлений. Что делать?
Природа Иордании
Территория Иордании делится на три различных физико-географических района. Четыре пятых территории Иордании занимает пустыня. На северо-западе Иордании расположены плато
ОАЭ, Дубаи: бархатные ночи, коралловые берега
От Киева до Дубая - ровно четыре часа лета. Времени достаточно, чтобы в общих чертах спланировать неделю отпуска. Разнеженный отдых на пляже, потом поход за покупками... Не упустить бы из виду экскурсии - романтическую поездку в пустыню, катание на в
Туры в Иорданию: сезон… не сезон…
Некоторые украинские фирмы пытаются отправить своих клиентов в туры в Иорданию массово. Но пока лишь в туры в Иорданию едут только индивидуалы да изредка небольшие группы туристов.
Латвия. Литва. Эстония. Особенности балтийской кухни
Несмотря на то, что балтийские страны соседствуют друг с другом, их обычаи и, в том числе, кухня, сильно отличаются друг от друга.
Тур в Азербайджан - тур по национальным обычаям Азербайджана
Простота кроя и богатство отделки – вот, собственно, и вся философия восточного костюма. Именно так традиционно одевались и азербайджанцы, потомки древних тюркских племен, представители одного из крупнейших и древнейших народов Кавказа