+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

История Португалии. По улицам Лиссабона


По легенде Лиссабон основан самим Одиссеем. Навстречу великим приключениям уходили из столицы Португалии, некогда могущественной морской державы, и каравеллы Васко да Гама, Бартоломео Диаша. А 250 лет тому назад, 1 ноября 1755 года, самую западную европейскую столицу практически до основания разрушило сильнейшее землетрясение.
 
   
"Лиссабон имеет сходство с Киевом и другими старинными городами по необыкновенной любви к колокольному звону", - писал в 1883 году путешественник К.Скальковский. Посещение торговой части города вызвало новые параллели: "От площади Праса до Комерсио идут прямые и ровные улицы: Золотая, Серебряная... Если у нас  на Гороховой нет гороху, а на Морской - моря, то лиссабонцы более добросовестны. Золотая улица у них сплошь занята лавками ювелиров, Серебряная - лавками серебряных вещей".
 
   
Последнее сравнение не в нашу пользу, что в советские времена именовалось "низкопоклонством перед Западом". Однако другой русский автор - мореплаватель П.Панафидин отстоял честь отчизны. Он побывал в Лиссабоне в 1807-1808 годах и бродил по тем же местам, что и Скальковский. "Большой город, правильно расположенный; три улицы, параллельные между собой, имеют колоссальные дома в 4 этажа, но чрезвычайно единообразные: это точно огромные казармы под одну крышку, - пишет Павел Иванович. - Эти улицы, выстроенные так правильно после землетрясения, выходят на площадь к реке, как в Петербурге Исаакиевская... На сей площади воздвигнут монумент королю Иосифу (Жозе I. - Прим, ред.): всадник на высоком красивом пьедестале, - но можно ли его сравнивать с гениальным монументом Петра Великого?" Я бы тоже не сравнил...
 
   
Археологи обнаружили в здешних местах фундаменты античных храмов, развалины римских бань, фрагменты древних скульптур. Предположительно, еще 4,5 тысячи лет назад люди селились в районе устья реки Тежу, где стоит современный Лиссабон, а первый город здесь был заложен финикийцами около 1200 года до н.э. Окрестные земли населяли иберийские племена лузитан, откуда пошло древнее название страны - Лузитания. В 205 г. до н.э. город заняли римские легионеры, которые называли его Олисипо. Позднее римляне начали строить на холме первые укрепления.
 
   
Неожиданное археологическое открытие позволило сделать землетрясение 1755 года, приведшее к большим оползням, в результате чего "проросли" каменные монолиты театра времен Нерона. Но лиссабонцам в ту пору было, конечно, не до античности. Со временем об этих памятниках вообще забыли. На месте разрушенных строений возвели новые и надолго "закопали" память о римлянах. Раскопки начались лишь в 1950-х годах. Оказалось, что отрытое сооружение уникально: самый большой римский театр из обнаруженных на Пиренейском полуострове. Он вмещал около пяти тысяч зрителей.
 
   
Катастрофа 1755 года разделила надвое историю португальской столицы, которая в тот момент была одним из крупнейших городов Европы и имела около 250 тысяч жителей. Вот как это происходило.
 
   
Был праздник - День всех святых. Первый удар нанесла сейсмическая волна. За ней последовал пожар, занявшийся от тысяч свечей, горевших в церквах. Но самое страшное было впереди: возникшая в океане гигантская волна смела все прибрежные сооружения, причалы, склады с продовольствием. Подземные толчки повторялись в течение нескольких дней. Около 90 процентов зданий было уничтожено, центр города превратился в гигантский пустырь. Число жертв превысило 10 тысяч человек - небывалая цифра для того времени! Многие из тех, кто не был раздавлен обломками домов, не сгорел в пламени и не утонул, умерли позднее от эпидемий, вызванных стихийным бедствием. От Лиссабона остались лишь развалины и пепелища.
 
   
С тех пор минуло два с половиной века, но память об ужасной беде в народе жива. В одном из лиссабонских предместий, чудом уцелевшем во время землетрясения, ежегодно, в день трагедии, справляют праздник чудесного избавления. Радуясь спасению прапрадедов, на улицах поют и пляшут праправнуки.
 
   
Город, превратившийся в руины, надо было заново отстраивать и украшать. Подземный удар дал мощный толчок развитию ремесел. В Лиссабоне открылась новая "королевская мануфактура", пошло в гору производство керамических плиток.
 
   
Кстати, именно изразцы помогли узнать, какой была португальская столица до землетрясения. На уцелевшем по счастливой случайности кафельном панно со скрупулезной точностью запечатлен прежний облик города: не только дома, и улицы, но даже люди и их одежда. Уникальное произведение, хранящееся ныне в Музее изразцов, достигает 40 метров в длину. В это пространство вместилось изображение 16 километров лиссабонского побережья. Считается, что здешняя панорама - крупнейшая в мире.
 
   
К реке Тежу от площади Россиу сбегают аккуратные ряды лиссабонского "байти" - нижнего города, более всего пострадавшего от землетрясения. Наземные сооружения тех времен не сохранились вообще. Восстановление Лиссабона возглавил маркиз Помбаль, премьер-министр короля Жозе I. Он приложил немалые усилия, добиваясь восстановления "нижнего города". Сам участвовал в разработке архитектурного проекта новой застройки "байти" и рукодил строительными работами. В 1934 году в Лиссабоне на площади, носящей имя маркиза, ему был установлен памятник.
 
   
Единственный район Лиссабона, уцелевший от землетрясения, - Алфама. Он расположен на южном и восточном склонах холма, где стоит замок святого Георгия. Выстроенный первым королем Португалии, он считается самым древним сооружением города. Здесь колыбель Лиссабона. Алфама - настоящий средневековый город с узкими, кривыми улочками, бесконечными подъемами, спусками, лестницами, многочисленными кафе и сувенирными лавочками. Со стен замка открывается величественная панорама города с колокольней кафедрального собора. Здесь же, на холме, церковь св. Антония. В доме, напротив, в 1195 году родился святой Антоний Падуанский.
 
  
С этой точки хорошо видно и устье Тежу с переброшенными через него мостами. Один из них носит имя "25 апреля". Эта дата уже другой эпохи - память о свержении в 1974 году режима Салазара. Характерно, что при постройке мост носил имя самого диктатора. Кстати, в Португалии не преследуются деятели фашистского режима и даже сотрудники тайной полиции ПИДЕ. О них как бы забыли. На улице Лимоейро можно увидеть бывшую главную тюрьму тайной полиции, где сидели узники не только из Португалии, но и из ее африканских колоний.
 
   
Построенная на семи холмах у реки Тежу португальская столица, если смотреть на нее с набережной, выглядит, как Венеция: по крутым склонам сбегают дома - одни цвета охры, другие нежных, пастельных тонов. Между ними то тут, то там виднеются купола церквей и старинные башни.
 
   
В чем-то схожи между собой, наверное, все средневековые города Европы, о чем хорошо сказал поэт русского зарубежья Юрий Иваск:
"В Стокгольме и в Лиссабоне,
В Сиене и в Барселоне
Проулки средних веков,
Проулки темно-кривые:
Извилины мозговые
Тончайшие - городов.
Углы - ступеньки прогулок,
И к церкви каждый проулок
Выводит - и в церкви Бог".
 
   
Многие туристы начинают прогулку по Лиссабону с площади Праса ду Комерсиу (Торговая площадь). Ограниченная с трех сторон зданиями с аркадами, она своей южной стороной выходит к набережной. Раньше площадь называлась Дворцовой - здесь находилась построенная Мануэлем I в начале XVI века королевская резиденция "Дворец на набережной". Землетрясение 1755 года его тоже не пощадило.
 
   
Прямоугольная площадь, построенная во второй половине XVIII века, уже после катастрофы, считается одной из красивейших в мире благодаря удивительной гармонии пропорций. Весь ансамбль выдержан в неоклассическом стиле. На северной стороне площади - Триумфальная арка. Здесь же, неподалеку, - мэрия Лиссабона. Пройдя по набережной, можно выйти к Музею античного искусства, где хранятся богатые коллекции картин, скульптур, керамики, изделий из золота и серебра. Особенно хорошо представлен Древний Востока.
 
   
Неподалеку расположены городские причалы. Тысячи лиссабонцев каждый день пересекают Тежу на пароме. В столице они работают, а вот иметь здесь квартиру может позволить себе не каждый.
 
   
В 1988 году жители Лиссабона стали свидетелями нового бедствия: пожар, вспыхнувший 25 августа, уничтожил исторический центр Лиссабона - Шиаду. Помимо огромного материального ущерба, невосполнимые утраты понесло культурное и архитектурное наследие. Вскоре после разгула огненной стихии в Лиссабоне возникло общенациональное движение за возрождение исторического облика города. Был начат сбор пожертвований для этих целей, специальный кредит выделило ЮНЕСКО. Ряд видных архитекторов изъявил готовность участвовать в разработке проектов воссоздания исторической зоны Лиссабона.
 
   
Совместными усилиями в короткий срок удалось сделать многое. В 1994 году Лиссабону, который называют атлантической жемчужиной Европы, был присвоен титул Европейского города культуры (это звание является переходящим).
 
   
Наш маршрут начался и заканчивается у реки Тежу. Национальный дворец Белен на берегу Тежу - официальная резиденция президента республики, перед которым обычно толпятся туристы, желающие полюбоваться церемонией смены караула. В старинном манеже дворца находится Музей карет, в котором, как утверждают путеводители, представлен самый полный "парк" экипажей XVII-XIX веков.
 
   
Я уже упоминал о музее изразцов, но мимоходом, а сейчас предлагаю познакомиться с ним подробней. Он открыт для посетителей в любое время дня и ночи. За небольшую плату экскурсовод проведет вас по залам, где выставлены интереснейшие образцы этого традиционного португальского ремесла. Среди плиток - азулежу - преобладают голубые и лазурные цвета. Это напоминает о тех далеких временах, когда Португалия находилась под господством мавров. Именно у них португальцы переняли искусство изготовления азулежу, которыми стали украшать и христианские храмы.
 
   
Португальские изразцы - это не только геометрические или растительные орнаменты, но и целые художественные полотна. Маленькие плитки складываются в огромные панно с самыми различными сюжетами - религиозными, историческими, батальными или чисто бытовыми, сдобренные юмором.
 
    
Коллекция в Музее - самая крупная в мире - насчитывает свыше миллиона плиток. Однако для обозрения выставлена лишь незначительная часть этого богатства. Остальное - в запасниках, в разобранном виде. Одна из лиссабонских газет назвала это собрание "крупнейшей коллекцией мира, заколоченной в ящики".
 
   
Проблема в том, что для экспонатов не хватает места, да и средств. Музей расположен в старом монастыре, в одном из окраинных районов Лиссабона, что ограничивает его "жизненное пространство". С одной стороны давит городской сиротский дом, с другой - действующая церковь. Однако есть надежда на то, что в будущем положение улучшится. Недавно у соседей удалось выпросить дополнительное помещение, что позволит разгрузить несколько ящиков.
 
   
В заключение об истории наших с Португалией связей. Она сравнительно коротка - дипломатические отношения между нашими странами были установлены только в 1778 году. Это было связано с огромными, по тогдашним представлениям, расстояниями, которые разделяли два государства. Тем не менее, в 1725 году в Лиссабон впервые зашли два русских военных корабля. А с 21 марта по 4 апреля 1739 года в лиссабонском порту уже стояло русское торговое судно, доставившее в Португалию лес, лен, воск и другие товары. В обратный путь русские суда прихватили с собой фрукты, вино, оливки, соль.
 
   
После подписания в 1787 году с Португалией "Договора о дружбе, мореплавании и торговле", заходы русских военных и торговых судов в Лиссабон участились. Португальцам новые знакомые понравились: они отмечали чистоту кораблей, отменный внешний вид и дисциплину наших матросов.
 
    
Сохранились свидетельства о красочном зрелище, свидетелями которого были русские моряки, прибывшие в Лиссабон в составе эскадры вице-адмирала Дмитрия Сенявина. На подходах к Лиссабону и сегодня можно видеть грозный форт Сан-Жульян, под стенами которого, видимо, и стояли суда знаменитого русского флотоводца. Был среди них и корабль "Рафаил", на борту которого находился морской офицер П.И.Панафидин, мною уже упоминавшийся. Члены экипажа часто бывали на берегу. В один из дней Павлу Ивановичу довелось созерцать красочную церковную процессию.
 
   
Далее я воспроизведу рассказ Панафидина - с некоторыми сокращениями, но близко к тексту.
 
   
Это было 4 июня 1808 года, в день католического праздника Тела Христова. Павел Иванович вместе с несколькими русскими офицеров был приглашен к некоему швейцарцу, женатому на англичанке и перенявшему у нее все обычаи жизни британцев. Дом его находился в той части города, по которому по длинным параллельным улицам двигалась праздничная процессия.
 
   
С балкона сего дома моряки могли хорошо видеть всю процессию, которая произвела на них большое впечатление. "Французские войска цепью поставлены были по сим улицам, - пишет Панафидин, - площади заняты были кавалериею и артиллериею. Из всех окон домов опущены были богатые ковры и разные материи. Словом, все стены облеплены разноцветною пестротою".
 
   
День был тихий и ясный. Шествие открыли "по два человека монахов разных орденов, которых в Лиссабоне множество. После сего - дворянство в рыцарских одеждах, в шляпах с перьями; за ними шло важнейшее духовенство. Архиепископ Лиссабонский нес в богатом ковчеге Тело Христово под великолепным балдахином. Шествие заключалось генералом Жюно, всеми знатнейшими португальцами и французскими генералами".
 
   
Музыка, поставленная в разных местах, играла марш. Все солдаты и жители становились на колени, во время прохождения сей процессии. Святой Георгий, как покровитель Португалии, был везен на белой лошади; рыцарская его одежда вся была украшены перьями и бриллиантами, и сам принц-регент его поддерживал...
 
   
Офицеру не довелось увидеть ритуальные танцы, которые в течение столетий были неотъемлемой частью церковного празднества. По словам его соотечественника К.Скальковского, танцы в церковных процессиях, в особенности Corpus Christi (Тела Христова) сохранились в неизменном виде до начала XIX века.
 
   
В литературных кругах проявлялся большой интерес к духовному наследию далекой Португалии. У Пушкина есть стихи, которым он дал название "Из Камоэноса". А современник нашего великого поэта Иван Иванович Козлов (1779-1840) подарил не только "Венецианскую ночь", но и "Португальскую песню". Тот же Козлов переложил на русский язык ирландский "Вечерний звон", который со временем совсем "обрусел". А вот тогдашние лиссабонские звоны, как в России, так и в Украине вряд ли бы прижились.
 
   
Скальковский набросал колоритную сцену: "Лиссабонские колокола в руках опытных артистов вызванивают самый различный репертуар опер, опереток и даже плясовых мотивов. При мне церковные колокола валяли во всю ивановскую мотивы из "Травиатты". Случается, что несут по улице какому-нибудь умирающему Святые Дары, а колокола звонят мотивы Лекока и Оффенбаха; португальцы полагают, вероятно, что под такие звуки и умирать веселее. Церквей много потому, что церковная служба принадлежит к числу любимых развлечений. Я попал (в Лиссабон) в "месяц Марии", когда католическая служба отличается вообще пышностью и разнообразием. Но вечерняя церковная служба в аристократической церкви Dos Martires превзошла даже мои ожидания. Церковь была великолепно освещена газом и убрана живыми цветами, множество барынь в нарядных платьях. Общее впечатление походило скорее на театральную залу в спектакле gala. В придачу орган играл все время оперные и опереточные мотивы".
 
   
Причиной, приведшей к "обмирщению" церковных мелодий в Португалии, по мнению Скальковского, было все то же роковое землетрясение, с которого начинался наш рассказ. "Португальские органисты и церковные композиторы имели успех с конца XVI века, - утверждает автор. - Их было много и в Испании. Король дон-Жуан IV собрал все эти музыкальные сочинения - колоссальная библиотека, по большей части остававшаяся в манускриптах. Она сгорела в 1755 году, и с ней, почти что, все творения португальских композиторов. После катастрофы началось преобладание итальянской музыки в театре и церкви".
 
   
Так ли это было в действительности, судить не берусь. Но, похоже, подобно тому, как в Италии все дороги ведут в Рим, в Португалии все напасти проросли из землетрясения.
 
   
Источник: журнал "Эхо планеты"

 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Дубай – арабский рай! Дубай – встречай!
Дубай, один из семи независимых эмиратов, составляющих ОАЭ. Дубай славится своим лояльным характером. Обитатели южного побережья Персидского залива, жившие на перепутьях морских торговых дорог, в течение столетий принимали самую разношерстную публику
Отдых в Эстонии: советы и полезная информация
Отдых в Эстонии может испугать - еще несколько лет назад считалось, что русских в Эстонии не ждут и не любят. Однако на самом деле это совсем не так. Если вы не знаете эстонского
Отдых в Карпатах: легенды Карпат
Как-то давным-давно жила в селе Жденево в Карпатах одна девушка - Даяла. Дом, где она жила, стоял на хребте, откуда были видны все окрестные горы. Даяла была самой красивой девушкой не только в своем селе, но и в соседних селах и городах.
Туры в Таллинн. А далеко ли до Таллинна?
Съездил на пеpвые майские в Таллинн и спешу выpазить свои впечатления по этому поводу. До Таллинна - не далеко, и не доpого. В Таллинне не был я лет 15, с тех поp гоpод изменился только в лучшую стоpону.
Тур в Карпати. Піший туризм по Карпатах: який спальник взяти із собою
Цей матеріал допоможе вам правильно вибрати спальник, а потім правильно ним користуватися. Для цього фахівець викладає оптимальну кількість інформації, що буде корисною для карпатського пішого туриста
Горнолыжные курорты Австрии. Австрия зовет на лыжи.
Австрийский гимн начинается словами «Край гор и вод, страна потоков», и это уже говорит о том, что страна эта создана для отдыха в горах и на озерах, поскольку моря в ней нет.