+38 044 270 6044
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Бангладеш. Путешествие на остров св. Мартина


Остров св. Мартина - самая южная точка Бангладеш, и для туристов это уже одно привлекательно. А тут еще рекламные фотографии: пальмы, рыбацкие челны, бамбуковые хижины...
 
   
Добраться до острова можно на шаланде, которая каждое утро отходит от пристани Текнафа - небольшого городка, расположенного на узкой полоске земли, граничащей с Бирмой. А до Текнафа странника доставит автобус, связывающий городок с Кокс Базаром - крупным и единственным морским курортом страны.
 
   
Автобус до Текнафа уходит рано утром. Нам предстоит проехать 90 километров. Расстояние не такое уж и большое, но тащимся медленно. Асфальт встречается лишь местами, у крупных селений, а сразу же после них за автобусом поднимается шлейф пыли. По дороге появляются шлагбаумы; начинается "дальнее пограничье": одна застава сменяет другую. "Человека с ружьем" иностранцы не интересуют, - главное, чтобы не просочились лазутчики из сопредельной Мьянмы (Бирмы). Ведь там, на юге - граница с Бирмой, где вот уже который год бал правит хунта. Местные национал патриоты переименовали Бирму в Мьянму, - по названию "титульной" национальности, самой большой по численности в стране.
 
   
Главная проблема в этих краях - беженцы-мусульмане, покинувшие Бирму во время гонений. В 1991 году около 250 тысяч мусульман из пограничных районов бежали в Бангладеш, спасаясь от погромов. До сих пор перемещенные лица обретаются среди бангладешских единоверцев-мусульман. Их палаточные лагеря то и дело мелькают у дороги. Беженцам запрещено покидать временные приюты и заниматься какой-либо деятельностью. 250 тысяч "перемещенных лиц" - это впечатляет. Но по местным масштабам цифра небольшая. Ведь во время "событий 1971 года", после того, как Восточный Пакистан (Бангладеш) объявил о своей независимости от Западного, 3 миллиона человек было убито, а 10 миллионов бежали в Индию.
 
   
К Текнафу подкатываем в обед. На главной улице (она же и шоссе) - живописный базар, горки крупных арбузов. Здесь предстоит ночевка, а утром - поездка на остров святого Мартина. Туристов-иностранцев здесь почти не бывает, но владельцев гостиниц это не смущает, и на вывесках то и дело встречается горделивое слово "international".
 
   
Текнаф стоит на берегу притока, впадающего в реку Нааф. Она, в свою очередь, плавно переходит в залив, по которому пролегает граница между Бангладеш и Бирмой. Пристань, откуда отправляется баркас до острова св. Мартина, приткнулась к берегу, где шумит базарчик. Знающие люди советуют придти сюда утром пораньше, чтобы занять место в шаланде. И ни в коем случае не опаздывать. Ровно в 9 часов утра отход, во время прилива, по высокой воде.
 
   
Добрые люди не ошиблись, и в 8 часов утра народ потянулся к пристани. Хотя остров св. Мартина (5 кв.км.) на нем 5,5 тыс. человек, и поток пассажиров, курсирующих взад-вперед, иссякает. Впрочем, остров так называли англичане, а для местных жителей он так и остается Нарикель Джинджира (Кокосовый остров).
 
   
Миновав недлинный приток, выходим на реку Нааф. Слева, на бирманском берегу, виднеются золоченые шпили пагод, сверкающие на солнце на фоне зеленых холмов. 48 километров, отделяющих Текнаф от о. св. Мартина, преодолеваем за 3 часа. Шаланда становится на якорь. До берега - десяток метров, но мы не "морпехи", чтобы идти к берегу с полной выкладкой по грудь в воде. К нашему судну спешат местные "плавсредства". Это утлые лодчонки с юными гондольерами", стоящими на корме. Весло закреплено сбоку на стояке, и мальчишки-кормчие выделывают им замысловатые движения, словно месят тесто. А в результате челн движется по прямой, как раз к нашей шаланде. На берег переправляют "за так" - так называют в Бангладеш местную денежную единицу. Это очень дешево, в пересчете - 3 американских цента.
 
   
Прыгаем в лодку и оказываемся по щиколотку в воде. Хлипкое корыто протекает, но босоногого кормщика это не тревожит. Зато теперь терять нечего, и, ступив на берег, можно не уворачиваться от набегающей волны. Ведь какая была дана "установка"? - "Омыть сапоги в Индийском океане". А Бенгальский залив - его неотъемлемая часть, а "это однозначно"... Островок небольшой, и обойти его можно за полдня. Это самая южная точка Бангладеш, но и здесь, на окраине, все заселено и распахано. Демографическое давление 120-миллионной страны ощущается и на этом островке. А когда в 1991 году сюда из Бирмы бежало 5 тысяч мусульман, плотность населения выросла вдвое. Пришлось срочно эвакуировать беженцев на "большую землю".
 
   
На острове избыток не только рабочих рук, но и лап. Остров кишит собаками, и все они рыжей масти. У хижины сидит старик с цигаркой во рту, а рядом, под пальмой - его верная Альма, ощенившаяся "после шестого отела". Старик берет щенка и протягивает гостю, - бери за так! Одной пастью меньше! Собаки, хижины, пальмы, лодки рыбаков, маяк, рисовые поля, - это все, что можно увидеть на острове. Иду по берегу в поисках красивой ракушки, но это бесполезное занятие: все, что представляет интерес давно собрано и сдано в сувенирную лавку. Но на этом много не заработаешь; выгоднее и надежнее держать харчевню, и здесь их несколько. Конкуренция отчаянная, за клиентов идет борьба. Их отлавливают еще у лодки, на берегу, и ведут к своему заведению под недовольными взглядами соперников. На острове есть и свой "Смольный": в прибрежной полосе рыбаки смолят свои лодки и баркасы, а во время перекуров - самокрутки.
 
   
Отход шаланды объявлен на 3 часа дня, но аборигены собираются у переправы к 4-м. Спешить с прибытием в Текнаф нет смысла: войти из Наафы в наш приток можно только по большой воде.
 
   
По правую руку снова тянутся холмы "бирманщины". К нашей речке выходим раньше "расчетного времени" и становимся на якорь в соседстве с джонками и сампанами. Все терпеливо ждут прилива, но один шустрый лодочник ("таксист") предлагает свои услуги тем, кто торопится на берег. Цена назначается "от луны": чем выше уровень воды, тем ниже стоимость переправы.
 
   
Один "деловой" не выдерживает и начинает перебираться из нашей шаланды в утлый челн. В руках у него кейс со срочными бумагами для "центра". Он ставит свои ботинки в лодку, а затем, перегнувшись через борт, прыгает туда же, и "мыльница" резко наклоняется от тяжести. Падая за борт, клерк роняет "дипломат" в реку, и она равнодушно заглатывает жертву. Ботинки, стоявшие у бортика, отправляются туда же.
 
   
Шарить по дну некому и некогда: уже сгущаются сумерки. Бедолагу вытаскивают из воды за воротник, и он понемногу приходит в себя. Ему предстоит идти в деревенский "офис" в разодранной рубахе и в одном носке. А может быть он просто, таким образом, ушел от налогов? Как говорится "морская бухгалтерия - концы в воду. Лодочник-таксист спрашивает у пассажиров: есть ли еще желающие? На борту шаланды тишина - желающих нет.
 
   
Между тем уже стемнело, и на бирманском берегу за горами видно зарево. Такое впечатление, что это засветка от крупного города, хотя на карте ничего не обозначено. Какой же засекреченный объект там упрятан? "Рангун-40" "Мандалай-16"? а может быть, это горят хижины мусульман, подожженные бирманской хунтой? Зарево все ярче, и вот из-за хребта появляется... ярко-желтая горбушка луны. По воде тянется серебряная дорожка. Становится все светлее. Нынче полнолуние, и уже видно, как течение повернуло вспять. Вода прибывает, и мы начинаем осторожно подниматься вверх по притоку.
 
   
У хижин, стоящих на бамбуковых плотах, оживление: плотогоны готовятся к сплаву. Наш кормчий осторожно проталкивает шаланду по узкому фарватеру, стараясь не сесть на мель. К борту чалится лодка; ее владелец предлагает пассажирам купить улов рыбы. Нам сейчас не до него, но у рыбака свой интерес. Он зажигает коптилку и ставит ее на груду живого серебра: смотрите и выбирайте...
 
   
Еще через полчаса показалась вожделенная пристань, но до нее еще надо добраться. У причала две шаланды, и мы чалимся лагом. Впотьмах перебираемся на берег, стараясь не сломать ноги и не упасть в открытые люки трюмов. Предельная осторожность и собранность помогают преодолеть коварные ловушки. До берега один шаг, теперь можно и расслабиться. Но это не проходит даром: с размаху ступаю в какую-то жижу. Здесь, на низком берегу, лужи не просыхают. Значит, снова предстоит мытье сапог.
 
   
Источник: Strannik

 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


История Перу
Первыми жителями Перу были кочующие охотники-собиратели, обитавшие в пещерах прибрежных районов. Наидревнейшее место - пещера Пикимачай, датируемая 12000 гг. до н.э. Хлопок, фасоль, тыкву, жгучий перец сажали уже в 4000 гг. до н.э. Более поздние куль
Культура Словакии. Традиции Словакии. Кухня Словакии
После почти 900-летнего венгерского господства, 19 столетие началось с воссоздания словацкого литературного языка националистом Людовитом Штуром. Это привело к укреплению словацкого национального самосознания.
Куба и кубинцы. Веселые дети сахарного тростника…
О том, что только на Кубе можно отведать самый лучший в мире ром, знает каждый. Но вот о том, что на острове еще и водку хорошую стали делать, весть пришла совсем недавно. Сначала немного о роме. Историки утверждают: впервые крепкий спиртной напиток
Остров Куба. Куба-остров
Остров свободы в Карибском море, форпост революции, золотые пески и пальмы, страна рома, никеля и тростника, земной рай Хэмингуэя одним словом, Куба не похожа ни на одну страну мира.
Похід на Свидовець. Тижнева подорож по Карпатах
Вийшовши на Свидовець, кожен мандрівник неодмінно відчує захоплення, і це відчуття перетвориться у вперте бажання побувати тут ще і ще. Під поетичною назвою Свидовець мають на увазі групу гірських хребтів Закарпаття неподалік селища Ясіня
Подорож у Чернівці. Екскурсії Чернівцями
Чернівці — один із найкрасивіших обласних центрів Західної України. Чвертьмільйонне місто, що розкинулося на берегах Прута, найбільші патріоти воліють величати «маленьким Парижем»