+38 044 270 6044
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Отдых на Мальдивах: отзывы туристов о серфинге на Мальдивах


Я сижу в большом деревянном шезлонге в гостинице-острове Dhonveli Beach & Spa, пью ледяной чай со свежим лаймом и смотрю на волны — ровные и гладкие, как шелковая простыня. Стакан такой холодный, что у меня немеют пальцы, но я не могу отвлечься, потому что слежу за серфером в белой майке. Он то скользит прямо по самому гребню, то скатывается вниз и выписывает мощную дугу, оставляя шлейф брызг. Набрав скорость, он вылетает с волны, как с трамплина, и на миг красиво зависает в воздухе. Это — Ибу, новое лицо бренда Quiksilver.
  
Н-на-а-айс! — восхищенно растягивает еще один зритель, серфер с выгоревшими от солнца бровями, и продолжает методично натирать доску парафином. В стороне, накрыв голову футболкой, вот уже два часа липнет к длиннофокусному объективу фотограф.
     
Тридцать лет назад тут вообще ничего не было. Ни пятизвездочных бунгало, ни дайверов, ни серферов, ни даже электричества, — улыбается в седые усы первооткрыватель мальдивского серфинга, австралиец Тони Хайн. В отличие от Полинезии и Гавайских островов, где катанием на волнах забавлялись еще во времена Джеймса Кука, на Мальдивах местные жители проводили дни за рыбалкой и молитвами. Тем временем в мире случился настоящий серф-бум. В одной только Австралии на волны претендовали сразу 40 миллионов серферов. Так что Тони решил покинуть родной Сидней и отправиться в рискованное морское путешествие в поисках теплых и безлюдных волн. В феврале 1973-го он проплывал Мальдивы по пути в Южную Африку. Ночью начался сильный шторм, и его яхта напоролась на риф в атолле Северный Мале. «Проклиная судьбу, мы кое-как добрались до берега. Чуть не погибли». Починка яхты затянулась, и Тони от безделья стал обозревать окрестности на маленькой деревянной лодке-донни. Вскоре необходимость продолжать путешествие отпала сама собой, потому что он обнаружил то, что искал, — идеальные волны без людей. Примерно 15 лет он был единственным серфером на Мальдивах: «Пришлось учить серфингу местных, чтобы не было так скучно». За это время Тони женился на местной девушке, научился свободно говорить на мальдивском языке дивехи, принял ислам и имя Хусейн. Только сейчас к нему приезжают серферы со всего мира, на одном из соседних островов Лохифуши проходят соревнования O’Neill Deep Blue Open, а Тони-Хусейн считается самым счастливым человеком в истории серфинга.
 
Я успел поработать парикмахером и моделью, но серфинг мне нравится больше всего, — объясняет Дара, длинноволосый менеджер серф-клуба. — Мы здесь катаемся, а жены в столице работают. Дара сияет ослепительной улыбкой, какая бывает только у абсолютно довольных жизнью людей. Чтобы не было толпы на волнах, он составляет графики: два парня из Израиля сегодня катаются на волне Sultans, серфер с выгоревшими бровями остается на местном прибое Pasta Point, а я попадаю в лодку с местным чемпионом по серфингу Ибу и двумя австралийцами.
  
Едем в тюрьму, там — никого, — радостно командует Ибу. Тюрьмой здесь называют полицейский остров — штаб-квартиру Мальдивской службы безопасности. Мы мажем носы цинковой мазью (в воде не спасут никакие солнцезащитные кремы) и гребем в сторону прибоя. Я долго сижу на доске и смотрю на летающих рыб. Они планируют метров сто и врезаются в воду, как подбитые бомбардировщики. Волны, примерно метра полтора-два, плавно проходят через меня и угрожающе обрушиваются на риф позади бурлящей белой пеной. Мне страшно. “You are such a girl!” — презрительно бросает австралиец. Я начинаю грести изо всех сил, масса воды подхватывает меня, и я встаю на ноги. Кажется, будто несешься с бешеной скоростью, рот непроизвольно открывается, от восторга забываешь дышать. Потом приходится долго пробиваться обратно за линию прибоя. Через полчаса и после нескольких удачных волн моя репутация восстановлена, но я окончательно выдыхаюсь. Глаза чешутся от соли, а вода не желает выливаться из носа и ушей. Я с завистью смотрю вслед Ибу. Глядя на него, можно подумать, что серфинг — занятие не сложнее пинг-понга и все эти тренировки на задержку дыхания и хождение по дну с булыжниками — полная ерунда. Я машу рукой донни и в который раз клянусь себе, что перед каждой поездкой буду бегать кроссы и исправно качать бицепсы.
  
Пока пытаюсь отдышаться, лодочник в цветастой рубашке ловко расправляется с кокосами небольшим топориком. Я лежу на дне лодки, смотрю на облака и выскребываю сладкую белую мякоть деревянной ложкой.
  
Вечером все отмокают в теплом, красиво подсвеченном бассейне среди пальм. Дара пытается поставить на доску свою 4-летнюю дочку Анну. У нее на рукавах оранжевые надувные поплавки, она громко визжит и смеется. Мы с Анной — единственные серферы женского пола на острове. Остальные девушки, итальянки пышных форм, задирают ноги на пляже под крики инструктора по аэробике: “Uno, due, tre!”
  
Раньше мирных отдыхающих здесь не было, на острове жили только серферы и назывался он Tari Village. Владелица курорта сбежала за границу, оставив кучу долгов, а новые хозяева засыпали часть лагуны, построили бассейн и виллы с рельефными коралловыми стенами и крышей из пальмовых листьев. Сразу появились шумные итальянцы, пять сортов пасты за ужином и аниматоры, заставляющие изображать танец маленьких утят. Но на серферской части острова у каждого крыльца по прежнему валяются доски, а на закате на террасе бара изможденные парни с пивом выкладывают на стол загорелые ноги в шлепанцах. Кроме «Тюрьмы», «Пасты» и «Султанов» в пределах досягаемости лодки-донни располагается еще семь мест для серфинга. Кататься на них можно только тем, кто живет в Dhonveli Beach или на Лохифуши.
  
Исключительными правами на прибой Pasta Point обладает клуб Atoll Adventures. Это значит, что ни серферы с соседних островов, ни итальянцы с буги-бордами сюда ни ногой. Бронировать отпуск приходится минимум за полгода — желающих полно, но на серферов устанавливается квота — 25-30 человек. Толпы на волнах нет, никто никому не бьет в челюсть, как на Гавайях. Но цена от этого возрастает — в основном сюда едут остепенившиеся серферы с семьями из Америки и Австралии. Мужья катаются, жены занимаются йогой и индонезийской ароматерапией, а дети бултыхаются в лагуне.
  
С новым знакомым Ниазом я еду на мопеде по узким мощеным улочкам мальдивской столицы, города-острова Мале. Наша цель — единственное здесь место, где можно заняться серфингом. Покататься в Мале мне посоветовал Дара. Дно тут не рифовое, а песчаное — нет риска порезаться о кораллы во время отлива.
Я сижу боком — так ездят женщины в стране со строгими мусульманскими порядками. «Смотри не урони ее, а то сядешь надолго», — говорят Ниазу на светофорах. С тротуара на меня глазеют мужчины в белых рубашках с молитвенными ковриками.
  
В Мале правят законы шариата, а кока-кола называется Mecca-Cola. Туристы с курортов обычно попадают в Мале только на пару часов — закупиться кокосовой колбасой и саронгами в сувенирных лавках. Но несмотря ни на что, город постепенно обрастает серф-шопами (сейчас их уже пять). Там продаются даже бикини, которые в Мале носить нельзя. На два квадратных километра и сто тысяч жителей все равно нет ни одного пляжа, кроме бетонной заводи, в которой плещутся девочки в длинных платьях и резиновых шапочках.
  
Следуя за мальчишкой на велосипеде с доской для серфинга под мышкой, мы приезжаем на набережную. В самом ее конце, как пингвины, в ряд сидят серферы. Они смотрят на волны и жуют листья бетеля и фоа — безвкусные сухие плоды пальмы арека. Из этого состояния их не может вывести даже зычный призыв муэдзина к молитве. Волны разбиваются о массивные бетонные конструкции, похожие на противотанковых ежей. Я залезаю в воду, одолжив за 30 рупий доску у того самого мальчишки. Она изрядно помята и в нескольких местах трогательно заклеена пластырем. Мимо проплывают груженные песком баржи и яркие рыбацкие донни. Конечно, это не тропический рай, но зато настоящий мальдивский серфинг.
  
Аэропорт Мале находится на соседнем острове Хулуле. Из Москвы летают чартеры «Аэрофлота» (от $350) и «Трансаэро» (от $612), регулярными рейсами дешевле всего добираться через Доху, Вену или Дубай (от $900 плюс сборы). Из аэропорта ходят лодки-донни в столицу (10 MVR) и катера на курорты ($70 до Донвели)
 
Когда ехать
С марта по октябрь (особенно в марте-апреле) — в сезон муссонов волны подходят для серфинга
  
Курорты для серфингистов
Dhonveli Beach & Spa прибой Pasta Point, www.dhonveli.com
Двухместный номер — от $258
  
Lohifushi прибой Lohi’s, www.lohifushi.com
Двухместный номер — от $100
  
Серф-сафари
Atoll Adventures www.atolltravel.com
Серф-клуб на острове Донвели c офисом в столице Мале. Если волны на ближних местах очень большие, можно отправиться в серф-тур на атолл Южный Мале. Там целых пять серф-мест: Gurus, Quarters, Kates, Natives и Last Stops. Atoll Adventures также предлагает серф-сафари на круизной яхте на атолл Хуваду (300 км к югу от Мале). Там нет курортных островов, поэтому все серф-места доступны только с лодок. Их больше двенадцати, и некоторые еще не имеют названий. Самые известные: Beacons, Castaways, Five Islands, Love Charms, Tigers, Bluebowls, Two Ways
  
Мале
Крохотный остров-город легко обойти пешком, но интересней всего на мопеде или велосипеде (проката нет, но можно договориться с кем-нибудь из местных). В Мале стоит посмотреть мечеть, рыбный рынок, набережную, гулять по улицам и магазинам. Единственный в городе отель европейского уровня — Central Hotel G. Sanoaraage, Rahdhebai Magu, +960 317 766, факс +960 315 383, www.centralmaldives.com. Двухместный номер с завтраком — $70. Есть стоит либо в Salsa Café на улице Кенере, либо в Trends Restaurant прямо в центре набережной, где всегда что-то происходит
  

Источник: www.afisha-mir.ru


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


История Индонезии
По всеобщему мнению, первые жители Индонезийского архипелага были выходцами из Индии и Бирмы. В 1890 году останки Человека с Явы (homo erectus), пролежавшие 500 000 лет, были найдены на востоке Явы.
Пляжный отдых. Вот так пляж! Какие пляжи? Ну как, ляжем!?
Вроде бы пляж – дело нехитрое. Чего уж проще? Водичка, песочек, тряпочка для лежания, бутылка воды да кусочек солнца. Ан не-е-ет, если едешь на ближайшую речку – оно, может, и достаточно, а если решишься раскошелиться на специальный "пляжный отдых",
Подводный мир Красного моря
Южная часть Синайского полуострова - самое живописное место страны. Южная его точка - парк Рас Мохаммад входит в десятку лучших мест для подводного плавания. Рядом раскинулся новый курорт Шарм Эль Шейх, где почти у каждого отеля есть свой коралловый
Все о пиве в Бельгии
Бельгийцы любят пиво. Более того, они любят и умеют делать хорошее пиво, поэтому и пьют только свое. В этой маленькой стране то ли 500, то ли 600 разных марок пива - все никак не удается сосчитать точнее. Некоторым из них по 400-500 лет
Что купить на Шри-Ланке?
В ювелирных магазинах Ратнапура и Коломбо можно приобрести статуэтки и ювелирные украшения из турмалинов, топазов, рубинов и цирконов
Ботсвана: впечатления путешественника
Ботсвану называют «жаждущей землей»: почти всю ее территорию — около шестисот тысяч квадратных километров — занимает пустыня Калахари. И на гербе республики начертано слово «Пула!», что на языке сетсвана означает «Да будет дождь!».