+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Вело туры по Крыму. Отзывы вело туристов


«Корм должен быть сухим», — инструктирует меня Гоша, он же Георгий Ильин — президент национальной маунтинбайк-ассоциации. Крым, по мнению президента, для чемпионов не горы. Но где чемпионы — а где я; для нас с моей «Меридой» и крымские вершины — заоблачный Монблан.
  
Вообще-то, чтобы кататься вдоль крымских набережных, президентские советы не нужны, хотя один точно полезен — билет на поезд лучше покупать в плацкартный вагон. На третьей полке помещаются целых три машины — если снять с них рули и передние колеса, вывернуть педали и прикрутить их с другой стороны. На поезде лучше доехать до Симферополя, на вокзале пересесть в троллейбус до Алушты или Ялты, а далее — уже на велосипеде перемещаться вдоль побережья, присматривая себе набережную по вкусу. Задачу можно усложнить: поселиться, например, в Форосе, где есть бывшая советская тренировочная база по велоспорту, а оттуда подниматься по асфальтовой дороге до Байдарских Ворот. Для экстремальной езды, триала, больше всего подходит Симеиз: естественные препятствия в районе горы Кошка — место как раз для чемпионов. Алушта, где трассы с трамплинами и скоростными участками есть даже в центре города, вообще стала главным местом сбора велосипедистов из нашей страны и Украины. Местные байкеры объединились здесь в команду «Атом» — через них можно искать трассы и спутников для путешествий, а также уточнять маршруты. Мы с друзьями решаем поехать по юго-западу Крыма: Ялта — Байдарские Ворота — Балаклава — Севастополь — Бахчисарай — Ай-Петринский перевал — и снова Ялта.
  
Так что там о корме? Корм должен быть легким и сухим. Перед походом стоит купить побольше диетических батончиков из мюсли, запастись водой и приобрести в спортивном магазине рюкзачок с резиновой грелкой для энергетического напитка и длинной трубкой, к которой можно прикладываться, не останавливаясь в пути (по-английски — camelback). Еще в Крыму не обойтись без запасных покрышек и ремонтного комплекта, удобных кроссовок, непромокаемой куртки и перчаток: в мае может стоять жара, а может быть и прохладно.
  
Байдарские ворота
Из Ялты выезжаем на рассвете, чтобы потом не торопиться: сорок пять километров по безлюдной старой трассе Ялта-Севастополь — самые прекрасные в Крыму. Так и едем, не торопясь: справа горы, слева море, в затылок жарит солнце. Проезжаем насквозь парк Ливадийского дворца, минуем Ореанду. В Кореизе в стороне остается великокняжеское имение Дюльбер, внизу видны Гаспра и крыши дворцов Ай-Тодора и Харакса. Проезжаем алупкинский дворец графа Воронцова и имение Кичкине; потом начинаем подниматься на Байдарский перевал. Позади осталось несколько подъемов, но нынешний — самый изматывающий. Дыхания не хватает. Друзья отрываются метров на пятьсот. Я слезаю с седла, толкаю велосипед в гору. В груди — пожар, в висках стучит кровь, я ненавижу себя за то, что выбрала такой галерный отдых. Но наверху приходит утешение: шлепаюсь в траву прямо у Байдарских Ворот, море впереди слепит отраженным солнечным золотом, сзади в тумане голубеют плоскогорья, ветер приносит терпкий запах зелени и еще бог знает каких невидимых цветов. Я родилась в восточном Крыму, где степь выгорает уже в июне. Магнолии, рододендроны, пальмы, розы, дворцы — в юности я их ненавидела; южнобережная зелень, сползшая к морю, стояла у меня в одном ряду со сладкими стихами Северянина и золотыми зубами ректора Института торговли. Теперь от такой красоты хочется кричать, но невозможно: в горле пересохло. С этой высоты барочное великолепие южного берега видится иначе — чувствуешь себя Екатериной II, хвастающейся австрийскому императору Иосифу II своими новыми землями: «Это самая драгоценная жемчужина в моей короне».
  
Балаклава
От Байдарских Ворот через село Гончарное спускаемся к прибрежным скалам и едем вдоль побережья на запад, к Балаклаве. Приятнейшее, похожее на приморский греческий поселок место де-юре является районом Севастополя, де-факто — это отдельный город, сбегающий с горки к узкой бухте. В бухте почти не меняется уровень воды, поэтому англичане, прибывшие сюда полтора века назад поддержать турок в войне с Россией, выстроили набережную почти вровень с морем. Кнехтами для яхт, катеров и обшарпанных шаланд, густо пришвартованных к набережной, служат пушечные стволы, вмонтированные в камень. На противоположной стороне бухты покоится с миром проржавевшая по ватерлинию подводная лодка — единственная субмарина украинского флота. Там же прямо в скале таится гигантский гулкий ангар — заброшенный судоремонтный завод для подлодок. Сюда нас приводит парень из турагентства с набережной, где мы оставили велосипеды. Летом агентство обучает дайвингу и организует спуски под воду: в окрестностях Балаклавы затонуло столько кораблей, что от обилия металла под водой сходит с ума компас. Летом отсюда приятно плавать на крохотные «карманные» пляжи и поедать свежевыловленную рыбу в бесконечных кафе на набережной. Ранней же весной в Балаклаве не искупаешься, поэтому мы выходим прогуляться в море на катере с бодрым морячком в выгоревшей нейлоновой куртке.
  
Севастополь
Отправляемся к мысу Фиолент и застаем там закат: пока мы плывем, прямо по курсу видна одинокая скала Монах; солнце садится прямо на огромный крест, громоздящийся на ее вершине. От узкой полоски пляжа вверх круто поднимается утес, огромный, поросший лесом. Над морем еще светло, но утес уже темен, угрюм и зловещ. Греческий миф рассказывает, что когда-то на край света в Тавриду боги перенесли с жертвенника Ифигению. В Крыму есть несколько скал, на которых люди прописывали царевну, мешавшую грекам отправиться в Трою. Фиолент, накалывающий солнце на крест, перед тем как его сожрать, более других похож на край земли.
  
Попа в том месте, где она соприкасается с седлом, болит невыносимо, нос сияет, как лампа аварийного освещения, — сгорел. Мы едем на велосипедах из Балаклавы в Севастополь. Самый прекрасный город на земле слепит глаза белизной инкерманского камня: после войны Сталин отстраивал стертый с лица земли Севастополь с особенным размахом, словно желал загладить вину за позорную сдачу города, и отстраивал именно из местного известняка. Он-то нас и интересует, этот инкерманский камень. Мы затаскиваем велосипеды на катер и за двадцать минут с Графской пристани доплываем до Инкермана. Каменоломни здесь существовали испокон веков. Две тысячи лет назад сюда с исправительно-трудовой целью был сослан из Рима за проповедь христианства святой Климент. Но он и здесь продолжал свое дело, за что его утопили в инкерманской бухте, привязав к ногам якорь. В тот же день в каменоломнях забил чудодейственный источник, а в пещерах, занятых монахами под кельи, со временем сложился крупный христианский центр, не менее значительный, чем, скажем, Афон. Но мы приехали не ради Свято-Климентовского монастыря и его храмов, и даже не ради Каламиты — разрушенной феодоритской крепости XII века на вершине горы. Мы переваливаем через гору и спускаемся к карьеру. Он расширялся вместе с городом и когда-то добрался до монашеских могил, но резать камень не прекратили. Тогда источник святого Климента иссяк, вода пошла в карьер и затопила богомерзкую технику. Я давно слышала эту историю, но такого сумасшедшего зрелища не видела никогда: идеальной конфигурации бассейн в чистом поле, белоснежные ровные стены, а в них небесного цвета вода. Навьючиваем на себя велосипеды и спускаемся к воде, ноги по колено в каменной муке. Вот уж где можно накричаться на всю оставшуюся жизнь: не то что крик, здесь даже тихий мирный возглас производит душераздирающее эхо.
  
Иосафатова долина
Вечером выпила литр джин-тоника: говорят, можжевельник снимает крепатуру. Не помогло: мышцы ног ноют и предательски дрожат. Потеряла перчатки, теперь с утра мерзнут руки, к тому же на ладонях появились мозоли. Но больше всего болит шея: нормальный велосипедист наклоняет голову и едет себе спокойно, я же верчу ею в разные стороны. Семичасовой электричкой, карауля велосипеды в тамбуре, мы трясемся в Бахчисарай: нам пора на кладбище.
  
Из Бахчисарая дорога ведет до поселка Староселье. Оттуда мимо татарского Салачика с мавзолеем главного крымского хана Хаджи-Гирея (слева за забором; если нет собаки, туда несложно перебраться), мимо пещерного Успенского монастыря мы двигаемся вглубь ущелья Марьям-Дере. Впереди на горе завис ласточкиным гнездом Чуфут-Кале — город, покинутый людьми всего сто лет назад. Руины Чуфут-Кале, его пещеры и крипты, мавзолеи, синагоги и единственный уцелевший дом — жилище караимского историка Фирковича, на котором теперь висит вывеска «Милиция», мы уже видели прежде. На этот раз мы двигаемся еще дальше вдоль ущелья. В каменной дороге, выводящей за городские стены, видны глубокие колеи — это следы телег. Телеги возили разное, но в этом направлении — только покойников, и не просто покойников, а вымирающий народ. «Караим» с древнееврейского переводится как «читатель» — так называла себя древняя секта ессеев и саддукеев, читавших Тору, но не чтивших Талмуд. По одной версии, евреи присоединились к монголо-татарам и пришли в Крым, не растеряв в пути своего альтернативного иудаизма и только подмешав к нему тюркских верований. По другой, евреи примкнули к персам, потом смешались с хазарами и породили новый этнос. Как бы то ни было, этот крохотный народ, живший в Крыму по тем же обычаям, что и татары с крымчаками, но писавший древнееврейскими буквами, держался на плаву довольно долго. Караимские общины существовали в разных местах, но в Чуфут-Кале была самая крупная. Караимы иссякли здесь только тогда, когда в их источниках иссякла вода. От целого народа осталось кладбище — Иосафатова долина.
  
Велосипеды оставляем у входа — узкой арки, которая ведет за высокую ограду. Там — поросший вековыми дубами гигантский овраг, края которому не видно. Кроны дубов образовали над оврагом почти непроницаемый навес, дно выстелено траурным ковром плюща. Вдоль аллеи, ведущей через этот естественный склеп, стоят покосившиеся, словно кто-то огромный разворошил их руками, странной формы надгробия с эпитафиями на древнееврейском.
  
Большой каньон и Ай-Петринский перевал
Мы возвращаемся в Бахчисарай, откуда все на той же электричке добираемся до станции Сирень. Здесь начинается прямой путь на Большой каньон и бесконечный подъем на плато Ай-Петри, по сравнению с которым дорога на Байдарские Ворота кажется увеселительным пикником. Ног уже нет — вместо них онемевшие культи, вместо легких — вулкан. Лицо пылает так, что, кажется, сейчас его разнесет в клочки, как лимонку. Так дальше нельзя. Но так дальше и не будет. Вот уже спокойно и без потрясений мы двигаемся по плато, сверяя по карте путь на Ай-Петринский перевал, откуда будем спускаться либо в Симеиз, либо в Ялту.
  
Президент Гоша рассказывал, что если от ай-петринского фуникулера податься направо к локаторам, можно найти военную дорогу. Там, где начинается лес, говорил он, нужно разыскать начало гравийного тракторного спуска и двигаться к виноградникам в районе Симеиза. Гоша рекомендовал нам экстремальный даунхилл, но с нас уже достаточно сильных впечатлений, в финале мы хотим бравурного аккорда. Мы едем по асфальту.
    
Эту дорогу я давно и хорошо знаю. Сюда я уже поднималась по канатной дороге, перепутав в самый первый раз мисхорскую канатку с ялтинским аттракционом (тот самый, где фотографировались Татьяна Друбич с Африкой в фильме «Асса»). Подъем на высоту 1 200 м занимает двадцать минут. Спуск по серпантину — минут сорок. Но когда я несусь вдоль водопада Учан-Су — поворот направо, поворот налево, направо, налево, направо, налево, вжик-вжик, в ушах свистит так, что не слышно ничего, кроме грохота сухого корма в рюкзаке, — время забыто напрочь. Что эти сорок минут? Что три дня в седле? Забыты синяки на попе и пробитая в Бахчисарае камера, забыты гул в ногах и то, как рвутся легкие на подъеме. Уже внизу — то ли от усталости, то ли от счастья, а может быть, от перепада высоты — вдруг наступает эйфория.
  
Где жить в Ялте
Частный сектор Домик с кухней, террасой и душем на улице. Можно действовать самостоятельно, а можно — через агентство, +380 (654) 34 25 53, от $30
  
Гостиница «Ореанда» наб. Ленина, 35/2, +380 (654) 32 82 76, www.hotel-oreanda.com
Двухместный номер — от $221
  
Туристический комплекс «Палас» Чехова, 8, +380 (654) 32 43 80
Двухместный номер — от $48
  
Дом отдыха «Нива» Киевская, 44, + 380 (654) 32 43 92
Двухместный номер — от $15
  
Где жить в Балаклаве
Частный сектор. Первый встречный, к которому вы обратитесь с просьбой, приведет вас домой к себе или к своей теще, куму или свояку и вдобавок накормит ужином
  
Гостиница «Золотой символ» наб. Назукина, 1а, +380 (692) 45 53 34, 53 56 24, www.goldensymbol.com
Двухместный номер — $50
 
Где жить в Севастополе
Частный сектор Аренда квартир, +380 (692) 46 92 29, www.sevarenda.by.ru, от $20
  
Туристическая гостиница им. Мокроусова пос. Учкуевка, +380 (692) 71 50 30
Двухместный номер — от $40
  
Туристическая гостиница «Украина» Гоголя, 2, +380 (692) 54 21 27
Двухместный номер — от $40
  
Гостиница «Крым» 6-я Бастионная, 46, +380 (692) 46 90 00
Двухместный номер — от $35
  
База отдыха «Горизонт» Северная сторона, пос. Учкуевка-2, +380 (692) 71 71 69
Двухместный номер — от $20
  
Где жить в Бахчисарае
Жить здесь неудобно, а главное, незачем. В Бахчисарае стоит зайти в Ханский дворец и выпить в татарском кафе напротив дворца кофе с домашним курабье. Но отправляться отсюда через Большой каньон на ночь глядя или даже после обеда не стоит.
  
Гостиница «Бахчисарай» Симферопольская, 3, +34 (6554) 425 98
Двухместный номер — $20
  
Турбаза «Орлиный залет» с. Соколиное Бахчисарайского р-на, +34 (6554) 439 58
Двухместный номер — $12
 

Источник: www.afisha-mir.ru


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


В отпуск! Жизнь без отпуска - не жизнь!
Синдром отсутствия отпуска. Именно так называется новый недуг, который, несмотря на свое невинное название, может быть очень опасен. Среди последствий отсутствия отпуска – сердечные приступы, инсульты, рак и другие серьезные проблемы со здоровьем. Ма
История Андорры
Традиционно независимость Андорры приписывают заслугам Карла Великого. Самый древний из известных документов, касающихся Андорры
История Бельгии
Близость таких воинственных соседей, как Франция, Германия и Великобритания (через Северное море), давно сослужила Бельгии плохую службу и сделала её удобным местом для сражений.
Африка: охота на слонов – исторический очерк
Понадобилось несколько десятков лет, и почетная профессия Африки – охотник на слонов ушла в далекое прошлое. Уважаемый бизнес начала прошлого века превратился в незаконную деятельность.
Языковые школы в Англии
Британские языковые школы по-прежнему самые популярные: их выбирает большинство студентов, отправляющихся учить язык за границу. И это несмотря на то, что Великобритания на сегодняшний день - одна из самых дорогих англоязычных стран.
Марокко - страна, которую мы не знаем
Города в Марокко, словно из сказки про Али-Бабу: те же лица, нравы, пестрые восточные базары. Но к средневековью Марокко добавился комфорт. Даже патриотичные американцы, которые всем курортам предпочитают собственные, давно раскусили прелесть уникаль