+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Тур во фьорды Норвегии. Круизы по фьордам Норвегии


Самые приятные города — те, в которых перспектива улицы оканчивается не домом, а бортом парохода. Идти по тротуару и вдруг упереться в черный лайнер — лучшее, что может случиться с человеком, если не считать глотка аквавита в затяжной северный шторм. Город, стены в котором состоят из пароходов, вселяет надежду и недвусмысленно сообщает, что большой мир находится совсем рядом — по ту сторону трапа с веревочными перилами.
  
Прохладным июньским вторником я стоял ровно перед такой стеной с аккуратными иллюминаторами в районе третьего этажа и надписью «Queen Elizabeth II» на изогнутом носу. Англичанка пришла сюда из Флома по пути в Эдинбург; я приехал на поезде из Осло и собирался отправиться на север. Встретились мы в Бергене — ганзейском порту, «столице фьордов» и, как я тогда считал, самом красивом городе Норвегии.
  
Думать так у меня были все основания. В Бергене, где двухэтажные дома карабкаются на холмы под углом в 45°, к морю выходит каждый второй переулок. В гавани стоят круизные суда, а у самых крайних причалов над терминалом с надписью «Bergen Havn» возвышаются международные паромы — отсюда они уходят в Ньюкасл, Копенгаген и исландский Сейдисфьордур. На рыбном рынке девушки в передниках делают бутерброды с креветками и лососем, продает колбасы из оленины человек в тирольской шляпе, и над всей этой приморской жизнью галдят сотни чаек. Даже зимой этим чайкам голодать не приходится.
  
Каждый день в восемь вечера по летнему расписанию из Бергена отправляется пароход-хуртигрюте. «Хуртигрюте» буквально означает «быстрый путь» — и это название не судна, а маршрута. На протяжении многих лет пароходы оставались в Норвегии самым надежным и часто единственным способом доставить груз в прибрежные города. После того как по берегу провели «арктический хайвей» Е6, эти суда превратились в убыточное предприятие, и их пришлось спасать, переделав в первоклассные лайнеры. Транспортная функция, впрочем, тоже сохранилась — я сам видел, как вилочные погрузчики тащили на борт ящики с йогуртом, печеньем и мясными консервами.
  
Хуртигрюте заходят практически во все порты на побережье и, обогнув самую северную точку Европы, мыс Кнившеллодден, подбираются почти к границе с Россией — городку Киркенес. Весь путь занимает неделю, но ехать, разумеется, можно откуда угодно и куда угодно. Меня, например, хуртигрюте должен был довезти лишь до Тронхейма — бывшей столицы Норвегии и последнего крупного города по пути на север.
  
Посчитав, что на ежедневном пароходе в малонаселенной стране вряд ли будет давка, я не бронировал билетов заранее. Зря. В семь вечера, дойдя до грузового порта, я увидел груду чемоданов, над которой возвышался пароход с надписью «Nordlys» на черно-красной корме. В фойе — или как это называется у пароходов? — меня встретила блондинка в форме. «Возьмете с собой в Тронхейм?» — «Возьмем». — «А какие у вас есть каюты?» — «Разные. Но все заняты». — «И как же я поеду?» — «Можете спать на обзорной палубе. Я дам вам плед». Ну плед так плед — и через три минуты с палубным билетом в кармане и перекинутым через руку пледом я вознесся на лифте на седьмой этаж.
  
Обзорная палуба оказалась просторным залом в носовой части под рубкой. Сквозь застекленный полукруг виднелся порт; вдоль окон в случайном порядке расположились столики и кресла, а в центре — длинные кожаные диваны, явно предназначенные для красоток с бокалами мартини. Этот зал я назначил своей каютой люкс на ближайшие две ночи. Диваны, хоть и скрипели, но роль кровати сыграли вполне достойно.
  
Ровно в восемь в машинном отделении заурчало, пейзаж за окном поплыл в сторону — и «Нордлюс» (что означает «Северное сияние»), пятясь, покинул Берген. Зал постепенно заполнился пассажирами — в основном пожилыми британцами в панамах. Поскольку созерцание северной Атлантики требует концентрации, эти британцы оказались идеальными попутчиками — они так всю дорогу и сидели в креслах, почитывая Daily Mail и время от времени фотографируя пейзажи старыми «Олимпусами».
  
Хуртигрюте обогнул шведский сухогруз и устремился в магриттовское пространство: в оранжевом море толпились черные острова, в оранжевом небе висели тучи из плотного картона.
     
Я проснулся от долгого пароходного гудка и взглянул на часы: шесть двадцать. На седьмой палубе не осталось ни души. За окнами плескалось молоко — похоже было, что «Нордлюс» пробивает облака. Стукаясь о переборки, я выбрался на палубу, но окружающий мир повсюду заканчивался белой пустотой. Тревожно было смотреть на эту пустоту с носа — особенно когда совершенно неожиданно из нее выплыл катер, потом кусок пирса, а потом земля с одиноким домиком и коровой на приколе. Судя по расписанию, это был Торвик. Я зевнул и отправился завтракать.
  
Тремя яйцами в мешочек, омлетом, и горкой мясных тефтелей позже туман растаял, а хуртигрюте добрался до Олесунна — небольшого, но чрезвычайно симпатичного городка, обязанного своей привлекательностью крупной неприятности: в 1904 году он сгорел дотла. К счастью, поблизости случился известный любитель норвежских каникул кайзер Вильгельм, который пожертвовал на ремонт немалую сумму. Горожане потратили деньги не совсем целевым способом: они не восстановили свои деревянные дома, а построили совершенно новый город в стиле, который, наверное, можно назвать этническим модерном. Представьте себе двух-трехэтажную Петроградскую сторону, где каждый фасад украшен стеблями, нордическими профилями и драконьими хвостами, — выглядит очень забавно, хотя не без странности.
  
В Олесунне круизная сущность хуртигрюте вытеснила грузовую, и он на целый день отправился в соседний Гейрангер-фьорд. Фьорды, которые выглядят совершенно по-разному в зависимости от времени и погоды, в тот день более всего походили на театр. Вода — это как бы сцена, на которую с двух сторон выезжают берега-декорации. Декорации для различных спектаклей находятся на разном расстоянии от наблюдателя, и чем больше это расстояние, тем хуже их видно. Самые дальние берега всегда скрыты в тумане. Все это чрезвычайно приятно наблюдать в полудреме из шезлонга на открытой палубе.
  
Если что-то на «Нордлюсе» и было неудачным, так это кофе. Кофе следовало наливать из машины, которая неодобрительно мигала зеленым глазом в ресторане на пятой палубе. Непонятно, чего опасались владельцы — то ли разориться, то ли повредить здоровью стареньких пассажиров, — но напиток, который лился в кружку из металлического носика, вкус имел специфический. Попробовать смягчить его соком тоже не вышло: тот тоже оказался разбавленным.
  
Я сидел за столиком у окна и смотрел, как «Нордлюс» швартовался в порту Тронхейма рядом с другим хуртигрюте, «Финнмаркен», который уже побывал в Киркенесе и теперь направлялся обратно в Берген. Шел проливной дождь, идти в город не хотелось, и вместо этого я отправился посмотреть на этот «Финнмаркен»: интересно же, на что похоже изнутри судно, построенное в 2002 году. Через полчаса блужданий по кафе и коридорам я обнаружил, что на баке у него есть бассейн и два джакузи с горячей водой. Таким образом, главный совет, который я могу вам дать, заключается в следующем: соберетесь плыть вдоль Норвегии — составьте расписание так, чтобы попасть в эти джакузи.
  
Дождь тем временем перестал. Я дошел до вокзала, с удовлетворением обнаружил там стойку с муниципальными велосипедами — они, как тележки в супермаркете, отцепляются от замка за 20 крон — и покатился по вдрызг мокрому городу. Если не спешить, проехать его из конца в конец выходит минут за десять. Восемь улиц по горизонтали, восемь по вертикали — часа за три можно побывать везде.
  
Тронхейм славится самым большим в Скандинавии собором, где до сих происходят все норвежские коронации. Собор действительно неприлично большой, но хорошо здесь, как я довольно быстро понял, не из-за собора, а благодаря реке Нид, которая, обогнув центр города, впадает в Тронхеймс-фьорд. У Нида нет набережной: старые рыбачьи дома, склады и эллинги выходят окнами прямо на лодки. Из-за этих складов — и вообще из-за венецианской атмосферы жизни на воде — именно Тронхейм, пожалуй, я бы назвал самым красивым городом Норвегии. Выбор-то невелик: во время войны эту страну настолько изуродовало люфтваффе, что, приезжая в город, основанный тысячу лет назад, рискуешь увидеть бетонный поселок 1950-х годов постройки.
  
Вечером в ресторане Druen на улице Мунка я ел рыбку под названием «арктический голец» — он же røye, Salvelinus alpinus — и разглядывал большую карту страны. В следующий раз, думал я, облизывая пальцы, обязательно надо будет доехать на пароходе до Киркенеса и по пути искупаться в бассейне на траверсе Нордкапа. И да, я знаю, что настоящие пароходы работают на угле, а не на дизельном топливе. Просто мне нравится, как звучит это слово.
 
Как добраться
До Бергена можно лететь SAS с пересадкой в Копенгагене (от $496), а можно добраться «Аэрофлотом» до Осло (от $415) и дальше ехать на поезде: путь на запад проходит через очень красивые места. Норвежские железные дороги отмечают в этом году юбилей и продают по этому поводу билеты на поезда дальнего следования по 150-200 Kr, что в пять раз дешевле обычного билета из Осло в Берген (www.nsb.no). Количество льготных мест ограничено.
  
Куда плыть
Между Бергеном на юге и Киркенесом на севере круглый год курсируют 11 теплоходов-хуртигрюте. Дорога туда и обратно занимает две недели. Билет из Бергена в Киркенес и обратно в стандартной каюте с наружным иллюминатором стоит $4050 на двоих (www.hurtigruten.com), однако плыть можно из любого порта в любой. Если свободных кают не окажется, придется купить палубный билет. Экскурсии оплачиваются отдельно
 
Что есть
Из местной кухни в Норвегии нужно попробовать рыбу, оленину и лосятину во всех видах. Кроме того, здесь прекрасно делают суши
  
Берген
В Бергене имеет смысл провести несколько дней и осмотреть все окрестности — Хардангер-фьорд на юге и Согне-фьорд на севере. Один из возможных маршрутов — сесть на маршрутный катер и доехать на нем до деревни Флом в Согне-фьорде. Оттуда по Фломской железной дороге (Flåmsbana), которая поднимается на 900 м за 20 км, можно добраться до станции Мюрдал и на обычном поезде вернуться в Берген. В самом городе есть помимо прочего мрачнейший Музей проказы и — для детей — Аквариум с разнообразной морской живностью
  
Олесунн
Небольшой городок с самым интересным в стране модерном. По пути на север хуртигрюте останавливается в Олесунне два раза, в 8.45 и 18.45, посещая в промежутке Гейрангер-фьорд. Таким образом, при желании можно провести в городе целый день
  
Тронхейм
Бывшая столица, третий по величине и, возможно, первый по красоте город Норвегии. Из достопримечательностей — гигантский Нидаросский собор, дворец архиепископа и несколько хороших музеев, но приятнее всего просто ездить по городу на велосипеде
 

Источник: www.afisha-mir.ru


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Отдых в Норвегии: холодная красота, греющая сердце
Мощь природы Норвегии не может оставить равнодушным никого. Белые ночи Норвегии, голубые ледники Норвегии, серые скалы бездонных фьордов Норвегии - все это словно покоится в Вечности на самом краю мира.
Школа горных лыж или учимся горнолыжному катанию
Перед тем, как рассказать вам об одном из самых простых и универсальных приемов катания, а именно – управлении лыж с помощью плуга, считаю своим долгом немного вернуться назад и более детально остановиться на базовом элементе горнолыжной техники – «о
Греция и ее острова: урок географии
Острова составляют пятую часть территории Греции. Всего их около 20 тысяч, но обитаемы из них меньше 200. Греческие острова – это особый мир, который часто кажется туристам полной идиллией. Семь островов расположены на западе Греции
Шарм-эль-Шейх: арабский Санкт-Петербург
Когда мне предложили командировку в Египет, я попытался отказаться. В Шарм-эль-Шейхе и Каире я уже был, к пирамидам ездил, на гору Синай забирался - что же еще? Однако египтянин из турагентства с улыбкой посмотрел на меня и сообщил, что не съездить в
Отдых в Крыму - отдых на любой вкус
Отдых в Ялте - по количеству солнечных дней не уступает Ницце и другим средиземноморским курортам. Мягкий средиземноморский климат этих мест совершенно уникален - лето жаркое, но не изнуряющее, осень теплая, продолжительная, зима короткая и мягкая.
Етно і екстрим фестивалі, які проходять в Україні
При підготовці цього етно-фолк-фестивалю «пахло смаленим». Два місяці — надто короткий термін, щоб зробити все в спокійній атмосфері, але організатори попрацювали не зле