+38 044 270 6044
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ
Поиск тура
Туры в Карпаты!
Авиа + автобус Прага с 2 экскурсиями + Мюнхен и замки Баварии

486

6 дней / 5 ночей

Курорты Германии: Висбаден


«У нас тут не курорт, а реабилитационный центр», — сказал мне чех из висбаденского турбюро, похожий на вокалиста Modern Talking. Мы сидели в ресторане Käfer’s, что находился прямо в курзале, где казино, и обстановкой довольно точно пародировал изрядно богемное парижское заведение. Моя собственная реабилитация, по настоятельной рекомендации чеха из турбюро, уже включила в себя свежеоткупоренную бутылку рислинга, развесистый венский шницель под клюквенным соусом, блюдо жареной картошки и еще опрятный кругляш из вяленой лососины. Таким при моих диагнозах едва ли лечатся, но я счел, что реабилитация все спишет, и сделал первый глоток. Так для меня начался Висбаден — тихий и теплый городок, где раскрывается смысл двух русских выражений: «заслуженный отдых» и «запил, как залеченный». В Висбадене, где баюкали старые раны еще римские легионеры, чувствуешь себя как-то по делу пожившим — и это чувство совсем не гнетет. Здесь не проветриваются и не расслабляются — здесь отходят от дел и приходят в себя. На этом курорте предпочтительнее не заводить романы, но писать их. Большинство вопросов, которые ребром поставили перед вами собственные внутренности, кости и даже мысли, решает горячая вода — ее пьют и в ней сидят. Вода денно и нощно хлещет из 26 термальных источников (иные в уличных фонтанчиках, другие в открытых бассейнах, третьи прямо в гостинице, например в Schwarzer Bock, где дневал-ночевал Горбачев), напоминая собой жестоко искривленную мечту сантехника Афони о планете, где пиво — бесплатно. Если какие-то вопросы все же остаются, их принято снимать рислингом либо шампанским. У меня как раз остались.
  
В Висбадене, который есть центр земли Гессен и хранитель самых больших в мире часов с кукушкой, живет что-то около двухсот семидесяти тысяч человек. Примерно пятнадцать процентов из этих двухсот семидесяти ценят певца Стинга. По крайней мере, именно такое количество зевак он собрал, играя в красивейшем Курортном парке в самом центре города. Традиционно бедственные сочинения Стинга в окружении плакучих ив, болотных кипарисов и рододендронов казались на редкость хорошо сохранившимися. Висбаден и сам хорошо сохранился, его готические церкви из красного кирпича и трехнефные базилики не знали прямого попадания бомб — американские ВВС щадили город, с тем чтобы впоследствии превратить его в свою военную базу. В Висбадене постоянно что-то происходит, в этом городе отдыха культмассовый сектор положительно не знает покоя — какие-то конкурсы кондитеров, выставки вышеупомянутых антикварных автомобилей, кинофестиваль Go East с премированным давеча О.Янковским, ежегодный майский театральный фестиваль, слеты классических музыкантов, июньские уличные гуляния с фейерверком и так далее. Но самое, надо думать, дикое культурное мероприятие во всей двухтысячелетней истории Висбадена датируется 1995 годом — тогда здесь непонятно для кого выступила группа «Сектор Газа». Типичная для Висбадена картина такова: по городу едут антикварные машины, в которых сидят такие же антикварные люди. Радуют, однако, не столько люди и памятники им (Гете все же выведен невыносимым истуканом, еще и с орлом под боком), сколько зайцы. Их, положим, не двести семьдесят тысяч, но все равно какое-то невероятное количество. Каждое утро, покинув после завтрака из сыров, рыб и артишоков гостиницу Dorint, я спешил видеть мечущихся по центральной улице зверей. Как в лесу, честное слово. В аптекарских парках Висбадена голосят птицы зарянки, которых я не видел со времен дачного детства, а на пересечении Райнштрассе и Вильгельмштрассе стоит платан с оживленным пчелиным гнездом, а еще… впрочем, довольно о живности. Несмотря на свою курортную исключительность, Висбаден — город, полный обычного европейского скарба. Пара секс-шопов, оздоровительная русская дискотека, столь же оздоровительная гей-сауна, юнцы, загримированные под готов и панков; клошары, бродяги, подозрительные арабы, бутылки водки Gorbachev на дне прудов — все как у людей (вот только хороших пластиночных магазинов нет). Что до одежды, то шире всех, пожалуй, представлен Kenzo. Впрочем, есть и Yohji Yamamoto, и Comme des Garçons, и Issey Miyake — со значительными, кстати, скидками (все это в двух крошечных магазинах в двух шагах от главных терм). Лишь пожилой (как бы заслуживший) человек может позволить себе панаму таких расцветок, каких не существует не только в допустимых модой пределах, но и в самой природе, — так и Висбаден там и тут щеголяет своими маленькими странностями. Так, на центральной улице Вильгельмштрассе, аккуратно укомплектованной бутиками, ресторанами и клиниками по омоложению, зачем-то выставлен соломенный мотоцикл в натуральную величину. Рассматриваешь его и краем уха слышишь, как на Дворцовой площади, где вечные свадьбы, уличный аккордеонист уверенно наигрывает композицию с последнего альбома Егора Летова.
  
На третий день непрекращающейся реабилитации я пришел к выводу, что Висбаден — это никакая, конечно, не Германия в классическом понимании. В самом деле, здесь нет ничего посконно-бюргерского, да и странно было бы ждать подобных вещей от города по прозвищу Северная Ницца. В центре Висбадена я, правда, обнаружил единственное заведение национального толка с муторным кабаном не то оленем на вывеске, но его стеснялись даже экскурсоводы. Висбаден словно бы имеет в виду весь мир сразу. На Таунштрассе торчит алая телефонная будка отчетливо лондонского происхождения. Аллея Адольфа, идущая от вокзала в центр, слегка напоминает парижский Марэ. Выше натыкаешься на Стену язычников с ее римскими барельефами и изваяниями бога Митры. В поисках национальной идентичности я спустился к Рейну, сел на корабль и поплыл вниз по течению. Сплавляться по июньскому Рейну — радость невероятная. Солнце освещает рыцарские замки на обоих берегах, густые бровастые леса и торчащие прямо из чащи белые буквы H, O, T, E, L. Ястреб зависает в воздухе, блестит голая бронзовая Лорелея, на реке живейшая навигация — не очень понятно, как уживаются, не увеча друг друга, все эти баркасы, прогулочные лайнеры и баржи с мусором. На подкрепленных вином радостях захотелось покричать. В качестве клича я почему-то выбрал реплику довлатовского персонажа (что бы она в данном контексте ни означала): «Рейн, б…, металл, на х…!» Через четыре часа плаваний туда-обратно мы пристали к городу Рюдесхайм, соседу Висбадена. То была уже чистая Германия с ее древесно-глиняными домиками — курфюршество a go-go. Главная улочка звалась Дроздовый переулок. Там был музей диковинных инструментов, где, в частности, можно было обозреть и услышать музыкальный стул и музыкальный пистолет. В Рюдесхайме проходил военную службу Элвис, о чем публично сообщал большой плакат. Под плакатом я довольно быстро свел знакомство сразу с десятком немецких девиц из какой-то деревни. Вместе мы отправились на инспекцию виноградников в долине Рейна. Мы шли и шли вверх, топча шифер, удобряющий виноград. Пока мы добрались до высоты, которую я условно обозначил как «птичий полет», наступил вечер. Справа от нас высился грозный и могучий памятник Нидервальд, слева затаился монастырь Эйбинген — тот самый, где в XII веке сочиняла музыку Хильдегард фон Бинген, очень популярная среди английских фолк-музыкантов мистической ориентации. Канатная дорога уже остановилась, и кабинки раскачивались в воздухе, как игрушки на давно осыпавшейся елке. Монастырь ударил в колокола. Долина Рейна в тот час имела такой завораживающий вид, что кричать про рейн-металл более не хотелось; мои брунгильды тоже прервали смех. Время словно бы остановилось и куда-то спряталось, а пространство осталось — и редко когда я наблюдал простор столь разумный, вдохновенный и величавый. Мы спустились обратно в Рюдесхайм — съесть мяса с карри и салата из огурцов. Но в ресторане два музыканта-словака каким-то образом распознали во мне русского и в течение двадцати минут вывалили на меня всю известную им похабень в диапазоне от «Калинки» до «Валенок». Строить из себя Печорина под такой аккомпанемент было далее невозможно, превращаться в Грушницкого не хотелось — к тому же княжны Мери я среди своих спутниц не усматривал. Не дожидаясь десерта и местного кофе с водкой, я вызвал такси. Самая разговорчивая девушка шепнула мне: «Это будет дорого!» Было действительно дорого.
  
Я поплелся в баню, отчасти рассчитывая на оздоровительный блицкриг, отчасти — на скромный разврат. Несколько утомленный тремя гостиничными порноканалами, с одной стороны, и общением с пытливыми селянками, с другой, я вздумал бросить ни к чему не обязывающий взгляд на живую плоть города (поскольку бани общие). Баня — это, конечно, тихо сказано, полный титул этого старинного, богато украшенного заведения звучит как термы кайзера Фридриха. Баня похожа на музей, в котором внезапно ожили все статуи. Приятно, что из этой бани видно небо. Надо забраться в один их двух бассейнов с бурлящей минералкой (в одном теплая, в другом горячая). Над ними застекленный потолок, и остается только в истоме откинуть голову и вариться живьем. Есть еще банный чилл-аут с психоделической инсталляцией неба — темная парная комната, к потолку которой приделаны мерно гаснущие лампочки. На полках тихо лежат неподвижные старушки. Реабилитация тоже предусмотрена — на выходе неплохой бар. Баня стоит семнадцать с половиной евро за четыре часа. После четырех часов вод, паров, пузырьков и песчаных бурь, признаться, мало что соображаешь, да и плоть, о которой думал на входе, пребывает в смирении. В чувство вполне способен привести замечательный тайский ресторан, который ровно в дюжине шагов. Там, в рамках уже известной реабилитации, неплохо выпить бутылку Henkell — местного шампанского, недорогого и недурного.
  
За чем ездить в Висбаден? За вином? За бальнеологией? За двумя зайцами? И за ними, конечно, тоже. Но в качестве непременной романтической программы рекомендую вскарабкаться на тамошнюю волшебную гору. Всякий город, надо думать, имеет свое место силы. В Висбадене это гора Неро. Туда тащится вагончик-фуникулер, но лучше забраться пешком. Идти придется по лесной закручивающейся спиралью тропе. Добравшись, выпить кружку пива Bitburger, а потом выйти к беседке и посмотреть на маленький город сверху вниз. Это исключительно омолаживающая процедура. Глядя на уменьшенные в сотни раз рыночную церковь, соломенный мотоцикл, Гете с орлом, аллею Адольфа, наконец, чувствуешь, что ты не столько в санатории с неутешительным диагнозом, сколько на снятой в детстве даче. Всю неделю виды, воды и вина Висбадена навеивали мысли о покое, отдохновении и неподвижности — о старости, чего уж там. А тут я неожиданно почувствовал, что полный покой может быть знаком не только конца, но и начала. Висбаден годится как тем, кому уже нечего делать, так и тем, кому еще нечего делать. Он напоминает о том состоянии, когда ребенок, не зная чем заняться, изучает латинские названия деревьев и дивится тяжеловесному жуку. Словно в подтверждение этого, Bitburger во рту стал горьким, как любое пиво двадцать лет назад. Вообще, на горе Неро хочется дать какую-нибудь клятву. В жизни, пожалуй, мне не хватило именно такой горы, чтобы произнести на ней речь в стилистике «чтоб меня». Однако сейчас мне клясться было уже особенно нечем. Разве вот здоровьем? Но чтобы восстановить его, нужно было спускаться вниз, в город.
  
Как добраться
До Франкфурта на самолете («Трансаэро», от $275 плюс сборы, «Аэрофлот», от $365 плюс сборы, из Москвы; «Трансаэро», от $360 плюс сборы, из Петербурга) далее из аэропорта 30 мин. на такси (€40) до Висбадена
 
Где жить
В Висбадене по определению полагается жить в роскоши, так что если вы хотите в полной мере почувствовать чинный дух города, придется остановить свой выбор на пятизвездочных отелях
  
Hotel Nassauer HofKaiser-Friedrich-Platz 3-4, +49 (0) 611 13 30, www.nassauer-hof.de
Двухместный номер — от €200. Один из главных отелей всей Германии. На пятом этаже — термальный бассейн, откуда открывается отличный вид на город
  
Schwarzer Bock Hotel Kranzplatz 12, +49 (0) 611 15 50
Двухместный номер — от €135. Старейшая гостиница Висбадена (1486). Также оборудована термальным бассейном
  
Dorint Auguste-Viktoria-Str. 15, +49 (0) 611 330 60
Двухместный номер — от €95. Пять минут ходьбы от вокзала, прекрасный парк напротив, знатный ресторан внутри
  
Где есть
Die EnteKaiser-Friedrich-Platz 3-4, пн-сб 12.30-14.00, 18.00-22.30
Официально лучший ресторан города с креном в азиатскую кухню находится в Nassauer Hof
  
Käfer’s Kurhausplatz 1, +49 (0) 611 53 62 00, пн-вс 11.00-2.00
Вкуснейшее место с верандой и залом с коллекцией духов
  
Где лечиться
Deutsche Klinik für Diagnostik (DKD) Aukammallee 13, +49 (0) 611 57 70
Амбулаторный центр диагноза, Центр трансплантации костного мозга, открытый бассейн Thermalbad
  
Wilhelm Fresenius Klinik Aukammallee 39, +49 (0) 611 43 60
Неврологический центр реабилитации, глазная клиника
 

Источник: www.afisha-mir.ru


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Культура Парагвая. Традиции Парагвая. Кухня Парагвая
Несмотря на то, что местное население Парагвая все еще говорит на местных языках, парагвайская музыка имеет европейское происхождение, но и она подвергалась влиянию бразильской, аргентинской и негритянской музыки. Гитара и арфа
Отдых зимой: лыжи, пальмы и визы
Вариантов отдыха зимой - масса. Но, как советуют врачи, для начала стоит ответить на один важный вопрос: в каких климатических условиях вы намерены провести отдых? Ведь многим (например, детям, пожилым людям, тем, кто страдает сосудистыми заболевания
Научиться кататься на горных лыжах...
Слететь быстрой птицей по склону и изящно затормозить внизу, обдав зевак снежной пылью. Затем выпить обжигающий нёбо глинтвейн, созерцая искрящиеся склоны. Дышать воздухом гор, ощущая всеми клетками их энергетику. Неужели вам никогда этого не хотелос
Андорра. Карлик, рожденный великим Карлом. Слуга двух господ
Андорра, каким-то чудом втиснувшаяся между Испанией и Францией, самое крупное из самых мелких, карликовых государств Европы. Но все равно настолько карликовое, что на географических картах обозначается лишь цифрой, равно как и Лихтенштейн, и Сан-Мари
Остров Крит. Обитель богов и героев
Отдых на Крите, самом красивом греческом острове, сам Зевс прописал... Греческая шлюпка, глухо отзываясь на нежные шлепки волн по борту, скользила к берегу. И берег этот представал сказочной страной античных героев. Мы возвращались на Крит с экскурси
Самые высокие здания мира
Расхожая истина - размер не имеет значения - похоже, не относится к высоте зданий. Человек стремился добраться до неба еще с библейских времен - начиная с возведения Вавилонской башни. Но вплоть до 19-го столетия увеличение высоты зданий означало уто