+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ
LUXURY туры Банауэ и Боракай – двойное наслаждение!

1912

11 дней / 10 ночей

Отдых на Филиппинах – отзывы туристов


Я летела до Катара (5 часов), потом еще чуть-чуть до Сингапура (8 часов) и еще немного до Филиппин (4 часа). Из прохлады пустого аэропорта города Себу шагнула на улицу — и в меня врезался поток жаркого влажного воздуха. Стою, как использованная промокашка, и вижу на электронном термометре 36 градусов. Как здесь вообще можно жить? Я не протяну десять дней. Мимо людей с табличками Hertz, Avis и, видимо, местной прокатной компании Friend’s пробираюсь к автобусу. Дороги кишат космическими видами транспорта — тук-туки, джипни, трайсиклы. Джипни — самые захватывающие: большие, раскрашенные всеми цветами радуги клоунские джипы без стекол и дверей. Из окон свешиваются руки, ноги, головы и попы — полностью пассажиры не помещаются. Сложно поверить в то, что это общественный транспорт, — кажется, внутрь набились циркачи и едут на гастроли. У каждого джипни свой номер и имя, чаще всего женское: хозяева называют их в честь жен, дочерей и любовниц. Однажды я заметила наспех прибитую к такой разноцветной машине фанеру с надписью «Похороны». Внутри сидели хмурые люди — единственные хмурые филиппинцы, которых я видела. Где бы я ни оказалась — на пляже, в магазинах, в трущобах, на рынке, — мне везде улыбались, со мной все здоровались, каждый второй спрашивал, как дела, а каждый третий повторял как мантру: «Ю а соу тол, ю а соу бьютифул». Никто не рвал меня на части, как на стамбульском базаре, пытаясь всучить ковер или поддельные «Шанель №5», — филиппинцам было искренне приятно со мной общаться.
  
В гостинице мне были рады — напоили ананасовым соком, подарили бусы из кокоса и отвезли к моему домику на странном гибриде мини-автобуса и макси-мотоцикла.
  
На пляже я не обнаруживаю моря. «Отлив, — объясняют местные, — в десять вода вернется». Остаюсь ждать десяти. Уже стемнело; с манговым дайкири в руке я устраиваюсь в гамаке, подвешенном к двум пальмам. Надо мной светит лампа из ракушек, подо мной копошатся два краба с вытаращенными глазами, на отмели с фонариками местные мальчишки руками ловят рыбу. Следующее, что помню, — светло, я сжимаю пустой стакан, детей и крабов как ветром сдуло, а моря так и нет. На часах девять утра. «Отлив», — объясняют местные.
  
 «Откройте чемодан, и вот эту сумку, и рюкзак. А что у вас в этой коробочке? — Уже минут десять охранник морского терминала с интересом разглядывает мой багаж. — А в кармане что?» Он ощупывает меня всю — не очень приятно, когда тебя трогает незнакомый человек. На Филиппинах при входе в любое общественное место, будь то магазин, вокзал или кинотеатр, стоят два охранника, мужчина и женщина, и проверяют сумки и карманы посетителей: мужчина у мужчин, женщина у женщин. Это привычная для всех процедура, быстрая и необидная. Сегодня женщина, видимо, куда-то отошла, и мне достался дотошный молодой человек. «Ну а это?» — он копается в моем нижнем белье. Я начинаю злиться, но тут замечаю, что у него на груди висит значок, на котором вместо привычного “Security” написано “Archangel”, и успокаиваюсь. Разве можно обижаться на архангелов.
  
Филиппины — это 7 107 островов. Здесь можно путешествовать хоть всю жизнь — не соскучишься. С большого и длинного Себу я еду на корабле на маленький и круглый Бохоль. На экранах появляется текст молитвы: «Боже, храни команду и пассажиров». Люди перестают улыбаться и начинают шептать себе под нос слова. Потом капитан объявляет, что отправление откладывается из-за технических проблем. Через 20 минут молитву повторяют, затем почему-то включают песню Селин Дион из «Титаника», и катер отправляется.
  
На Бохоле задувает и заливает. Тропический дождь — сплошная стена воды без единой щели. Ощущение, будто тебя поместили в мощнейшую стиральную машину и запустили цикл для самого грязного белья. Рядом стирается серая кошка и хохочут местные детишки. Под непрекращающимся ливнем я добираюсь до тропической реки ЛЧбок с мангровыми зарослями. По ней плавают маленькие лодочки и большие лодки-рестораны. На борту стоят столики, повар жарит рыбу, мускулистые юнги длинными палками отталкивают судно от берега, и корабль плывет. В поглощении еды на воде есть своя прелесть: когда перед глазами меняется картинка, пища кажется вкуснее и, видимо, усваивается быстрее. Путеводители советуют не пропустить на Бохоле Шоколадные холмы — более тысячи одинаковых сорокаметровых возвышенностей, — но холмы, как и хваленый Магелланов крест на Себу, оказываются сплошным надувательством. Холмы как холмы, крест как крест, тем более что совсем новенький, хоть и говорят, что в нем есть крохи креста, который привез с собой Магеллан в 1521 году. Главные здешние достопримечательности — природа и люди. Не тратьте время на остальное.
  
Мои компаньоны отправились в море смотреть на дельфинов, а я не поехала — пошла на рыбалку. Встала в пять утра и дошагала до ближайшей рыбацкой деревни с домами на курьих ножках вдоль берега. На улицах царит оживление. Все со мной заговаривают, интересуются, почему я одна и сколько мне лет. Меня приглашают в гости, предлагают массаж и зовут на рыбалку. Никогда в жизни я не была в центре такого внимания. Туристов на Филиппинах немного, а те, что есть, не выходят за пределы курортных зон, ездят в кондиционированных автобусах и разглядывают все так, будто смотрят канал Discovery: можно удобно устроиться в кресле, все время что-то жевать, смотреть с любопытством, где-то прослезиться, вот только потрогать ничего нельзя.
  
Я же очень тактильна. Шагала вдоль дороги до столицы Бохоля города Тагбиларан, и тут судьба подарила мне встречу с Джуби — моряком дальнего плавания. Ему же судьба подарила мотоцикл и три месяца отпуска. Он затормозил и предложил довезти меня до Тагбиларана. Я согласилась. Потом он захотел показать мне разные деревеньки, и в результате мы с Джуби объехали весь остров. В тот день моему шоферу завидовал весь Бохоль: он гонял по острову c девушкой на три головы выше его.
— Ты замужем? — слышу сквозь шум ветра.
— Нет.
— Почему? Не хочешь? Или еще не встретила?
— Не встретила.
— У меня знаешь сколько друзей хороших — познакомлю.
  
На заправке мажу руки солнцезащитным кремом. Рядом заправляет свой большой мотоцикл высокий и крепкий европеец и, прищурившись, меня разглядывает. Похоже на рекламу какого-нибудь продукта для настоящих мужчин: жара, пот льется градом, он смотрит на нее, она ловит его взгляд, садится к нему — и они уезжают. Я же еще крепче хватаюсь за хрупкого Джуби, и мы едем на водопад Маг-Асо. В ледяную воду, крякая от удовольствия, осторожно залезают полные немцы.
— Не люблю немцев, плохая нация, — вдруг говорит мне Джуби по дороге с водопада.
— Почему?
— Как почему? Фильм «Пианист» видела?
  
Мы прощаемся в порту. Слезая с мотоцикла, я касаюсь ногой раскаленной выхлопной трубы, и на моей икре отпечатывается ожог, круглый, как след от банки. Так он у меня и остался — в память о Джуби.
  
Самолеты на Филиппинах летают так низко, что можно рассмотреть людей на улицах, а когда оказываешься чуть выше, то все, что видишь, — это вода и острова, окруженные белыми кругами, похожими на воротнички на школьной форме. Я лечу на крошечный Боракай. Вода там самая голубая, песок — самый белый, пляж такой длинный и широкий, что хоть людей и немало, никто друг другу не мешает и не тычет пятками в нос. Заходишь в воду — кругом дружелюбные рыбки, выходишь — улыбающиеся продавцы жемчуга и ананасов. В барах на пляже намешивают невыносимо вкусные дайкири и разбавляют отличный местный ром кока-колой. Когда пьешь эти тропические смеси, жуешь рыбу, овощи и фрукты, то в голову осторожно закрадывается мысль: а может, бросить все, остаться здесь и вот так — беззаботно и красиво — коротать дни на пляже. Здесь все так просто, а там все так сложно.
  
По вечерам в барах люди ведут необязательные разговоры. Многие уходят парами. В одном из этих баров я заметила высокого молчаливого брюнета — самого красивого на острове. Пройти мимо было невозможно. Его звали Мартин, он был серфером из Швейцарии. Он пил ром, и я пила ром; он никогда не был в нашей страны, а я никогда не была в Швейцарии — словом, у нас нашлось много общего. Мы гуляли вдоль пляжа и смотрели на луну. Поднялись на 33 ступеньки, потом спустились на 32 — на последней сидели и встречали рассвет. Попрощались, не поинтересовавшись ни адресами, ни телефонами друг друга. Главная опасность на Боракае — пропустить момент, когда надо уезжать. Я видела людей, которые приехали на неделю и не могли уехать полгода. Мой швейцарский друг был одним из них. Я же вовремя опомнилась и наутро сбежала в Манилу.
  
Одного дня в Маниле мало, мало и двух. Как и в других мегаполисах, чтобы почувствовать и раскусить этот город, в нем надо пожить. Но чтобы попробовать Манилу на вкус и понять, что вкус у нее сладкий и манящий, хватит и одной ночи. Оказавшись здесь днем, вы начинаете ненавидеть этой душный, пыльный город с пробками вдоль и поперек. Но как только заходит солнце, вы оказываетесь в другом мире — веселом, дружелюбном и очень красивом. Филиппинцы совсем небогаты, но это не мешает им получать удовольствие: они живут в стране, где всегда тепло, кругом растут манго и кокосы, а одежды нужен минимум. Иногда они встают в очередь за лотерейным билетом или участвуют со своим петухом в боях — некоторые филиппинцы так сколачивают целые состояния. Здесь часто встречаются мужчины, горделиво прогуливающиеся с петухом под мышкой. Изредка попадаются миниатюрные филиппинки под руку с пухлыми европейцами — тоже способ заработать.
  
Всю ночь в Маниле я танцевала, пила и пела под караоке — с 9 вечера до 6 утра. И я была не одна. В тот вторник, со мной пел и танцевал весь город. Когда эти люди спят — одному богу известно. Мне же известно еще вот что: после того как в семь я легла спать, трижды звонил телефон. Неизвестный талдычил одно и то же: «Ты хочешь быть моим другом?» Тогда я в категорической форме пробурчала «нет», но теперь об этом жалею. Кто бы он ни был, этот самый неизвестный.
  
На Филиппины проще всего попасть из Москвы: в Манилу или Себу через Доху на Qatar Airways; в Манилу через Дубай на Emirates (от $600 плюс сборы). С Себу на Бохоль ходят катера ($8 в один конец); между Себу, Боракаем и Манилой удобно перемещаться самолетами Asian Spirit (www.asianspirit.com).
  
Где жить
Maribago Bluewater Beach Resort Buyong, Maribago, Mactan Island, Cebu, +63 (32) 492 01 00, www.bluwateresort.com
Уютные домики у самого моря. Все виды свежевыжатых соков на завтрак и морских гадов на обед и ужин. В гамаке под пальмами удивительно хорошо пьются тропические коктейли. Двухместный номер — $150.
  
Panglao Island Nature Resort Bingag, Dauis, Bohol Island, +63 (38) 411 25 99, www.panglaoisland.com
Домики с террасами в пальмовом лесу. До пляжа с белым песком один или два шага. Двухместный номер — от $125.
  
Friday’s Malay, Aklan, Boracay Island, +63 (36) 288 62 00, www.fridaysboracay.com
Симпатичная гостиница под соломенной крышей в самом конце пляжа Уайт-Сэнд. В этом ее главное преимущество — сюда мало кто добирается. Двухместный номер — от $170.
  
Mandarin Oriental Hotel Makati Avenue, Makati City, Metro Manila, www.mandarinoriental.com
Отель-высотка в столичном деловом районе Макати. Двухместный номер — от $90.
 

Источник: www.afisha-mir.ru


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Туры во Вьетнам - страну драконов и идеальных пляжей
Юго-Восточная Азия с ее пряным колоритом, несмотря на все потенциальные природные катаклизмы, постоянно манит наших туристов охочих до экзотики. Кое-какие регионы мы с успехом освоили.
История Ирана
Первыми людьми, которые основали поселения на Иранском плато в Иране были, по всей видимости, Эламиты. Они основали город Шуш на юго-западе Ирана. Арьи пришли в Иран во втором тысячелетии до н.э., и принесли с собой свою культуру и ремесла.
Культура Эквадора. Традиции Эквадора. Кухня Эквадора
Доколумбийские народы Эквадора преуспели в гончарном ремесле, рисовании, скульптуре, а также в работе с золотом и серебром. Испанцы учили местных художников колониальному религиозному искусству, которое можно увидеть во многих церквях и музеях.
Поездка в Париж
Не стоит осуществлять поездку в Париж за Эйфелевой башней в комплекте с Елисейскими Полями. Нет, туда следует ехать за атмосферой. Не просите объяснить почему – это следует принять как данность. Важно другое – за какой именно атмосферой...
Туры в Алжир? По пустныне? Это реально!
Точка начала маршрута - оазис Таманрассет на юге Алжира. Сколько раз, прилетая сюда на самолетах единственной ныне в стране авиакомпании Air Algerie, я сходу попадала в объятия друзей-туарегов! На этот раз свидание задерживается, и только безмятежнос
Армянский коньяк - частица Армении
Побывавший в Ереване Горький остроумно заметил, что "легче подняться на гору Арарат, чем выйти из подвала "Арарата". Каждый, кто хоть раз отведал армянский коньяк, никогда больше не забудет его вкус. Армянский коньяк изготавливается исключительно в А