+38 044 270 6044
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ
Авиа туры Активная Шри -Ланка: Треккинг тур №1

1092

11 дней / 10 ночей

Тур на Шри-Ланку: Жемчужина Шри-Ланки + отдых на побережье

1000

10 дней / 9 ночей

Тур на Шри-Ланку: Наблюдение Китов и Джип Сафари

795

5 дней / 4 ночи

Туры на Шри-Ланку: Райский остров + отдых на побережье

1450

11 дней / 10 ночей

Тур на Шри-Ланку: Культура и природа + отдых на побережье

1400

10 дней / 9 ночей

Мини-тур по Шри-Ланке + отдых на побережье

875

10 дней / 9 ночей

Эксклюзивный тур: Кемпинг и Приключения на Шри-Ланке

1020

6 дней / 5 ночей

Тур на Шри- Ланку: Достопримечательности Шри-Ланки + отдых на побережье

1200

10 дней / 9 ночей

Отдых на Шри-Ланке: отдых на курорте Бентота


Я не собиралась плавать с аквалангом, кататься на гидроцикле или осваивать серф. Все, что мне было нужно, — океан и пустой пляж. Туристам советуют летать на Шри-Ланку с ноября по апрель — я выбрала сентябрь. После десятичасового перелета с пересадкой в Дубае кроме меня до острова добрались еще два человека из нашей страны: муж и жена, собравшиеся провести на Шри-Ланке медовый месяц. В аэропорту их встретил и увез в горы русскоговорящий буддийский монах. Моим гидом от туристического агентства был ланкиец Сампат — выпускник юридического факультета Московского университета дружбы народов; он увез меня в Бентоту. Через два часа я уже стояла на берегу Индийского океана. Одна. По щиколотку в песке. В бикини и водонепроницаемых часах.
     
Человек с тазом
Несколько гостиниц на юго-западном побережье Шри-Ланки рядом с железной дорогой — это и есть курорт Бентота, названный по ближайшему городу. Река, впадающая в океан, и буддийский монастырь на крошечном острове в устье — главные местные достопримечательности. В монастырь, правда, по буддийским законам никого не пускают. В Бентоте узкие и чистые песочные пляжи с пальмами и шезлонгами. В сезон здесь полно туристов, но в сентябре это место вымирает. Выйдя на берег, я огляделась: никто не загорает в шезлонгах, не валяется на пляже, не барахтается в волнах. Впрочем, волны были приличные — некоторые метра в полтора.
  
В отдалении по песку брел человек с эмалированным тазом на голове. Увидев меня, он ускорил шаг. Поправляя на ходу полосатую юбку и радостно улыбаясь, ланкиец крикнул: «Привет, мэм. Кокос?» Человек опустил таз на землю и похлопал по лежащим в нем орехам. «Кокос», — согласилась я. Вынув из юбки небольшую саблю, он надрубил верхушку ореха, вставил в получившуюся дыру соломинку и протянул мне. Я опустилась на корточки, порылась в карманах своих шорт, валяющихся на песке, и протянула ему рупии. «Ага, мэм», — поблагодарил ланкиец. Водрузив таз на голову, он пошел дальше, помахивая саблей. Я выпила молоко, поставила кокос под пальму и вбежала в океан. Через пять минут из отеля вышел охранник с красным флагом и велел возвращаться. Когда я вылезла на сушу, он объяснил, что в шторм заплывать далеко нельзя.
— А шторм когда-нибудь кончится? — спросила я.
— Наверное, в декабре. — Охранник на секунду задумался. — Но вы можете плескаться у берега.
  
В этот день он вытаскивал меня из воды еще два раза, потом ему надоело, и я заплывала так далеко, как хотела, — дальше плавали только местные мальчишки на ободранных серфах. Но однажды меня здорово накрыло волной, и оставшиеся несколько дней я, струсив, позорно бултыхалась в мелкой воде. Редкие туристы, немцы и корейцы, валялись тюленями на линии прибоя. Ланкийцы, приезжающие по выходным на общественный пляж слева от моей гостиницы, заходили в воду по пояс и вели беседы. Их жены в это время ели бутерброды на берегу, а сыновья играли в крикет. Местная молодежь курила в кустах марихуану и агитировала проходящих мимо немцев: «Раста! Регги! Джамейка!» Но такое случалось только по выходным — в будни на пляжах пусто: туристы разъезжаются на экскурсии, никто не водит слонов и не разносит английские газеты. Только бродит вдоль берега человек с тазом.
  
Первые два дня я не вылезала из океана, на третий решила изучить окрестности. Выйдя из отеля, повернула налево, пропустила ржавую электричку, плотно облепленную пассажирами, и вошла в джунгли. Вообще-то это был лес, но мне хотелось думать, что джунгли — с пальмами, лианами и хищными животными. Пальмы и лианы были, но никаких животных, кроме кур, я не встретила. Домашние птицы вместе с детьми бегали по дорожкам, под высоченными пальмами стояли каменные и деревянные дома, больше похожие на сараи, — джунгли оказались даже не лесом, а деревней. Ко мне подошел селянин в зеленой юбке и вызвался провести экскурсию. Вначале он показал мне дом зажиточного ланкийца — белый, с кирпичной крышей, без дыр в стене, потом буддийский храм, куда надо было подниматься по длиннющей лестнице мимо скульптур макак и грешников. Макаки сидели в небрежных позах на раскидистом дереве, а грешников распиливали надвое священнослужители. Забравшись наверх, я сняла сандалии (в обуви вход запрещен) и пошла бродить по двору храма, слушая рассуждения селянина: «Купишь машину — захочешь самолет, потом ракету, а ракету в могилу не возьмешь. Вот поэтому буддизм — это когда от всего отказываешься».
  
Покончив с храмом, мы спустились к реке, увидели толстого, как полено, варана, отдыхавшего на дереве, сели в лодку и выплыли на середину. Пока селянин, подгребая веслом, показывал мне, в какой стороне деревенская пристань (наваленные у берега покрышки), а в какой — рынок (покосившиеся прилавки под навесами и куча отбросов), я смотрела на широкую желтую воду, непроходимые заросли по берегам и думала, что видела такое только в фильме «Апокалипсис сегодня». Но из-за поворота вместо посудины капитана Уилларда выплыло нечто, похожее на гигантский фасолевый стручок. В стручке сидел улыбающийся человек.
— Крокодил, мэм! — закричал человек.
— Не надо крокодила! — крикнула я, но было поздно.
  
Человек подогнал стручок к нашей лодке и сунул мне в нос хилую рептилию, которую я могла бы задушить одной рукой. Гид извиняющимся тоном сказал что-то владельцу крокодила, и тот грустно отчалил. Если бы у меня было с собой больше денег, я бы не стала огорчать человека, но мне еще предстояло расплачиваться с гидом. «А лодка? А варан? А бьютифул ривер?» — настаивал он. Я не смогла отказать и рассталась с двумя тысячами рупий.
  
Распрощавшись с гидом, я перешла по железнодорожному мосту на другую сторону реки, чудом избежала знакомства еще с двумя гидами-добровольцами и оказалась в Бентоте. На Шри-Ланке города, кроме столицы Коломбо, где попадаются даже небоскребы, похожи скорее на поселки: одноэтажные дома, узкие дороги, рынки на улицах. У прилавков толкались покупатели, по улице, истошно сигналя, неслись грузовики и микроавтобусы, а между ними пробирались трехколесные таратайки тук-туки и крутили педали босые велосипедисты. Белых коттеджей с кирпичными крышами, как в джунглях, я не увидела, зато заметила несколько домов совсем без крыш. Пока я глазела по сторонам, ко мне привязался коротышка, уже успевший к полудню где-то набраться, и, ни с того ни с сего подарив ножницы, спросил мое имя. Я ответила, что гид мне не нужен. «Не гид, но друг!» — возразил коротышка. Друг пошел за мной, постоял рядом, пока я покупала красные бананы, и проводил до моста. Выпросив сто рупий, он долго махал мне вслед.
  
На следующий день я вызвала своего официального гида, чтобы он отвез меня на настоящую экскурсию. Сампат посадил меня в микроавтобус, водитель с золотыми зубами выжал газ, и мы поехали. Машина виляла по узкой дороге, уворачиваясь от встречных, разгонялась, тормозила и снова разгонялась. Это походило на безумные американские горки, но просить ехать помедленнее было бесполезно: по-другому здесь никто не водит. Сампат весело болтал с водителем, время от времени оборачиваясь ко мне и сообщая, что нам предстоит: слоновья ферма, чайная фабрика, ботанический сад и храм Священного Зуба Будды в древней столице Канди.
  
Это была не самая легкая поездка в моей жизни, но она того стоила: пинающие друг друга слонята на ферме, женщины на фабрике, заталкивающие чайные листья в дырку в полу, Сампат, мяукающий в окно проходящим мимо работницам, дерево в ботаническом саду, посаженное Гагариным, и сотни розовых, белых и желтых лепестков в храме Зуба Будды.
  
На обратном пути мы заехали на ананасовую плантацию. Слева от дороги тянулись грядки (я-то думала, что ананасы срывают с дерева, оказалось — срезают с куста), справа стоял крытый рубероидом сарай с навесом. Как только мы устроились на табуретках вокруг стоящего под навесом стола, из сарая с большим ананасом на тарелке показалась хозяйка. Сампат разрезал фрукт на дольки и протянул мне одну. А потом еще одну. И еще. Облизывая сладкие от сока пальцы, я подняла глаза и увидела улыбающиеся лица хозяев — муж с женой выглядывали из сарая, готовые нести новые тарелки. Мне захотелось рассказать им, что у них самые вкусные в мире ананасы и что ананасы, которые продают на моей родине, никогда не сравнятся с их ананасами, но тут я поняла, что все и так ясно без слов. Встав с табуретки, я поклонилась хозяевам.
— О, — выдохнули польщенные плантаторы.
— Они тоже были рады тебя видеть, — перевел Сампат.
  
Было уже пять вечера, когда мы поехали в отель. Прижавшись носом к стеклу, я смотрела в окно и забыла про все на свете. Мы проезжали леса, где на исполинских деревьях спали летучие мыши, деревни, где буйволы тащили по улицам повозки, школьные стадионы, где девчонки играли в футбол. Дорога петляла, спускаясь в долину. Позади остался белый Будда — каменный великан, сидящий на одной из гор.
  
Через несколько часов меня высадили у отеля, и я, не заходя в номер, пошла к океану. Стемнело, песок уже остыл. На берегу сидел ланкиец в полосатой юбке, рядом белел таз. Ланкиец курил и смотрел на волны.
— Привет, мэм.
Я подошла ближе.
— Сколько осталось? — помолчав, спросил он.
— Пять дней, — посчитала я.
— Целых пять дней. Хорошо.
— Хорошо, — согласилась я.
Он выкинул окурок в темноту и, обернувшись, спросил: «Кокос?»
 
Где жить
Lihiniya Surf +94 (34) 227 51 26/7, факс +94 (34) 227 54 86, www.tangerinehotels.com
Двухэтажный корпус с черепичной крышей. Перед отелем растут трава и пальмы. В траве попадаются маленькие вараны, на пальмах — полосатые белки. За травой — песчаный пляж. Все номера с видом на океан. Двухместный номер — от $69
  
Saman Villas +94 (34) 227 54 35, факс +94 (64) 227 54 33, www.samanvilla.com
Двухместный номер — от $258
  
Taj Resort Exotica+94 (34) 227 56 50, факс +94 (34) 227 51 60, www.tajhotels.com
Двухместный номер — от $178
 
Что смотреть
Древние города Канди (180 км от Бентоты), Анурадхапура, Полоннарува (оба примерно в 280 км от Бентоты) — бывшие столицы с буддийскими храмами и дворцами. В 20 км от Канди находится слоновий питомник, в 12 км — королевский ботанический сад, в 30 км от Полоннарувы — украшенная фресками каменная глыба Сигирия. В Анурадхапуре посмотрите Бронзовый дворец и священное дерево бо.
 

Источник: www.afisha-mir.ru


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Какие сувениры купить в Египте? Какие сувениры купить в Турции?
Египет: эра великих фараонов давным-давно прошла, а египтяне все спекулируют на их памяти. Страна завалена подделками под египетские древности...
Автобусные туры: специфика и особенности
Страсть к смене впечатлений свойствена любителям автобусных туров. Ведь именно этот вид вояжей обеспечивает максимальный охват территорий и достопримечательностей
Нью-Йорк – неофициальная столица США
Большой город, Большое Яблоко и Город больших надежд и острых углов - как только не называют Нью-Йорк - лежит на островах, что выходят прямо в Атлантический океан, и административно поделен на нескольких крупных районов: Бруклин, Бронкс, Куинз, Стате
Десять вещей, которые надо сделать в Бухаре
Осенью в Бухаре так хорошо, что и уезжать не хочется, — жара спала, туристы почему-то исчезли, растения, деревья и земля выгорели так, что по цвету слились со стенами древних мечетей, а прилавки на рынках под завязку наполнились зрелыми гранатами и с
Кухня Эквадоpа. Эквадорская кухня
Эквадорская кухня унаследовала множество черт кулинарных традиций многочисленных индейских народов, населявших эту территорию до прихода европейцев. Причем характерное для всех стран региона испанское влияние здесь просматривается, пожалуй, намного м
Восхождение на Чатыр-Даг - пятую вершину Крыма
В цепи Крымских гор Чатыр-Даг занимает срединное положение. Он со всех сторон отделен от соседей и сдвинут на 10 километров к северу относительно других массивов