+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Отдых на южном берегу Крыма зимой? Увольте! Хотя…


После фильма «Асса» всякое рассуждение о Южном береге Крыма зимой вызывает неизбежный синонимический ряд: пальмы под снегом, шторм, безлюдные рестораны и такси до Симферополя, на котором уезжает Говорухин. Кажется, что все то же самое можно найти и в Стамбуле, и в Сочи. И напрасно: воспев самую нетипичную из крымских зим, автор Соловьев Сергей Александрович (именно так расшифровывается аббревиатура АССА), надолго исказил наши представления о несезонном Крыме.
  
На самом деле зимние снегопады случаются на ЮБК всего один раз в семь (!) лет. А календарь отсчитывается по совсем другим вехам. Тот, кому хоть раз посчастливилось задержаться в Крыму до первых чисел октября, наверняка был свидетелем удивительной метаморфозы: за одну ночь вдруг, вопреки теплым еще морю и солнцу, закрываются все летние кафе, прогулочные катера оказываются на ялтинском молу работы инженера Бертье-Делагарда, а с улиц приморских поселков разом исчезают все отдыхающие. Это значит, что бархатный сезон закрыт, а в Крым вот-вот придет осень. Ее приметы — серое небо, сливающееся с серым морем, летящие к югу птицы, частые штормы, грибники с лукошками, вместо туристов поднимающиеся по канатной дороге на Ай-Петри. Но главное — деловитые местные жители, еще не успевшие спустить все алчно нажитое за лето и суетно рассчитывающие пристроить к своим и без того похожим на скворечники пансионам еще пару спальных мест.
  
Впрочем, страсть к отдыху, томящаяся в каждом крымском кипарисе, из года в год оказывается сильнее страсти к работе — поэтому уже к ноябрю курортные деньги, как правило, заканчиваются. Крым замирает, впадая в зимнюю спячку. Снова устанавливается хорошая погода. К берегу возвращаются исчезнувшие весной дельфины. А на берегу открываются пережившие очередной набег северных варваров настоящие сокровища Южного берега Крыма. За объявлениями «Сдам под ключ» на деревянных заборах вырисовываются очертания вилл начала XX века с изящными именами «Камея», «Ксения», «Мечта». На склонах гор там и здесь становится видна кладка генуэзских крепостей и римских дорог. Переводят дух от пошлой цветомузыки усталые колонны сталинских беседок и танцевальных веранд. На английскую набережную Балаклавы возвращается викторианский туман. Заросли чертополоха расступаются, обнажая хрупкую полувековую глицинию. Из севастопольского дока неспешно выходит, ощерившись пушками, ракетный крейсер «Москва». В нежарком оранжевом солнце Кацивели проявляется амбициозный замысел проектировавших недостроенный санаторий Академии наук советских архитекторов. И даже море становится по-итальянски, по-гречески бирюзовым, лишний раз напоминая о том, что Крым — одна из немногих территорий в бывшем СССР, входивших в состав античной ойкумены. А значит — на деле, в отличие от Москвы или Петербурга, имеющих право считаться Европой.
  
Иными словами, проявляется тот самый Крым, из которого Лев Толстой написал жене: «Здесь уже месяц, работать еще не принимался, слишком жалко терять возможность видеть». Полуденная земля, о которой грезил стариком эмигрантом, сочиняя свои лучшие рассказы в Приморских Альпах, нобелевский лауреат Иван Бунин. Полуостров, который пуще всего на свете любил главный денди советской литературы Юлиан Семенов. Уединенное прибежище натур масштабных и творческих, нуждающихся в медитативном одиночестве и компании себе подобных. Тех, кто, пользуясь словами того же Толстого, сказанными по тому же крымскому поводу, хочет и должен жить хорошо.
  
Разумеется, в зимнем Крыму не будет ни танцполов у моря, ни чебуреков, ни караоке. Оставшиеся от летних кибиток прибрежные остовы лишь подчеркивают тщету этого человеческого, слишком человеческого формата отдыха, так же как зимняя пустота крымских пляжей — нелепость летнего толкания локтями. Зато выйдет на первый план то, на что вы вряд ли обратите внимания в угарном августе. Декорация античного храма на верхней станции канатной дороги на холм Дарсан в Ялте, с крыши которого открывается лучший вид на город и горы. Нетронутый капитализмом Институт моря в Кацивели. Кафе «У камина» в Симеизе, где работает лучший бармен Крыма Слава, человек устрашающего размера, добрейшей души и редкого чувства юмора. Севастопольский парк культуры с колесом обозрения, аппаратами с газировкой и игровым автоматом «Морской бой». Домик Чехова в Гурзуфе с собственным заливом. «Трактир 1854» на Большой Морской в Севастополе с гениальной закуской под водочку и ресторан «Алие» на шоссе между Мухалаткой и Ласпи, где подают лучшую на побережье баранину.
  
При этом цены на жилье зимой упадут по сравнению с летом почти вдвое: в ялтинской «Ореанде» — с двухсот до ста долларов, в симеизском «Парк-отеле» — с девяноста до шестидесяти, а в многочисленные старорежимные санатории Мисхора и Фороса, не говоря уже о частном секторе, вас пустят и вовсе задарма — за двадцать, десять, а то и пять долларов со шмыгающего столичного носа. Цены на такси останутся летними, зато есть гарантия, что шоферский дуэт из лучшего рассказчика побережья Саши Мирзы и его друга Пети, водителя первого секретаря ялтинского горкома партии, будет возить именно вас. Что до погоды, то климатологи делят весь южнобережный год на два периода: теплый и холодный. Средняя температура с мая по октябрь — плюс 20°, с ноября по апрель — плюс 7°. Это значит, что в конце декабря может запросто быть плюс 15°. Снег лежит только на вершинах Ай-Петри. Но нам туда не надо.
  
Куда лучше, как сделал однажды я, пройти солнечным январским утром вдоль моря из Симеиза в Кацивели. Сначала увидеть спускающихся с горки под частушки бабушек в драповых пальто под руководством пьяненького гармониста. Потом — веселую капель и замерзших в ночных льдинках диковинных жуков. Наконец, повернув на набережную, под тот самый недостроенный советский санаторий, наткнуться на разбившийся в новогоднюю ночь о скалы, совсем как в «Таверне «Ямайка» старины Хичкока, корабль под названием Achuevsky. Если вы знаете другое место на земле, где такое возможно, — значит, я прожил последние семь лет, что бываю в Крыму, зря. Если же вы не понимаете, что во всем вышеперечисленном привлекательного, — значит, ехать в зимний Крым вам точно незачем.
 

Источник: www.afisha-mir.ru


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Хочу на отдых на остров Хайнань!
Хайнань. Остров… Мне случилось там побывать довольно давно – 9 лет назад, однако вспоминаю этот отдых как один из лучших в жизни. Хайнань, прежде всего, – "особый" район Китая, нечто вроде свободной экономической зоны. Лететь туда из Пекина довольно
Египетская кухня: арабское застолье
Арабы, однако, используя древние рецепты, привнесли свое в местную кухню, тем самым, улучшив ее. К примеру, сейчас в Арабской Республике Египет (АРЕ) буквально на каждом шагу предлагают молодую стручковую фасоль с мелкорубленым луком. Рецепт этого не
Отдых в Таиланде: Бангкок и секс-туризм
Если о Бангкоке хотят сказать что-нибудь хорошее, то его из-за множества каналов в таиландской столице называют Венецией Азии. А если что-нибудь плохое — то одним сплошным борделем. И местные власти решили с этим покончить раз и навсегда.
Доминиканская Республика – туры то что надо туда, куда надо!
Остров Гаити, на котором расположена Доминиканская республика, первый из всех Антильских островов, открытых Христофором Колумбом. Колумб назвал остров Гаити "благодатным краем, где из всех времен года бывает только одно - теплая весна".
Лучший отдых - морские аттракционы. Отдых в Голубом заливе. Отдых в Ялте. Отдых в аквапарке
Голубой залив расположен между поселками Симеиз и Кацивели на берегу моря, с которого открывается прекрасный вид на Крымские горы (гора Кошка - причудливая форма горы оправдывает ее название: вглядевшись, действительно угадываешь как бы припавшую к б
Путешествие на Филиппины: белоснежные пляжи, песочные замки и вкусные морепродукты
Филиппины оставили приятное впечатление. Это страна, в которую можно ездить несколько раз: 7 тысяч островов можно осматривать долго... В общем, отличная альтернатива Таиланду.