+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Отдых в Хорватии: рецепт хорошего настроения


Люди, отдыхающие на пляжах, делятся на два вида: работающие, чтобы загорать, и загорающие, чтобы работать. Последние поступают мудрее не только потому, что правильно загорающие люди зарабатывают больше в силу повышенной работоспособности, но потому что знают: первично Солнце, а не офис. Этих людей, философов света, можно встретить только на лучших пляжах Солнечной системы.
         
Где еще в нашей Галактике, кроме как в Хорватии, пропитавшись солнцем, морем и вином, можно разглядеть в простых, на первый взгляд, удовольствиях бездну смыслов? Тело на пляже – это вам не какой-нибудь «батон», ленивый и уставший, это поистине экзистенциальный образ, или, если хотите, знаменатель и предел всех истин – голый человек на голой земле!.. Я лично такими горжусь и завидую им, потому как имею неуемную охоту к перемене мест, которая мешает мне подражать этим памятникам пляжной философии, сюжетам титанов Возрождения. Вот и приходится постоянно оттопыривать большой палец и куда-то ехать автостопом. Благо в Хорватии столько мест, которые надо посетить, что за сезон большой палец можно накачать до безобразия, на зависть культуристам.
         
Рай без преувеличения
«Если хотите увидеть рай на земле, поезжайте в Дубровник», – сказал однажды Бернард Шоу, и это был тот редкий случай, когда он не шутил. Особенно если под раем понимать не столько место, где получают кайф, сколько среду вне времени вообще. В Дубровник стремится попасть всякий, кто желает не просто увидеть средневековый город в его первозданном виде, но еще застать там и самих горожан – прямых потомков первых граждан этого вольного города.
         
Он всегда был городом свободных людей. А свободные люди отличаются от несвободных своим свободным взглядом на других людей. Свободным – в том числе и от ксенофобии. Дубровник уже в средние века был мегаполисом по духу. Город не большой, но в нем не было тесно ни францисканцам, ни доминиканцам, ни иезуитам, ни иудеям. Все жили на своих улицах и в равной степени уважительно относились друг к другу. Примечательно, что еврейский квартал Дубровника был отнюдь не гетто, напротив, евреи пользовались всеобщим уважением, поскольку люди города понимали закон, который сформулировал великий Фернан Бродель, историк цивилизаций: «Если евреи прибывали в ту или иную страну, то это означало, что дела там идут хорошо или пойдут еще лучше. Если они уезжали, то это означало, что дела тут идут плохо или пойдут еще хуже».
     
Другим источником процветания города была форма политического устройства. Городское вече выбирало исполнительную власть – князя – из лучших представителей потомственной знати рода Лозарини сроком всего на месяц. Срок крайне недостаточный для перехода конструктивных политических амбиций в узурпаторские. Правда, после страшного землетрясения 1667 года правила организации исполнительной власти слегка подкорректировали. Тогда под обломками погибла масса людей, в том числе 33 семьи рода Лозарини, и количество потенциальных кандидатов на должность князя резко сократилось, вот и было решено не наделять князя чрезвычайными полномочиями, но разрешить баллотироваться в князья представителям богатого рода торговцев Антонини. Вот они, исторические корни европейской демократии. А если копнуть еще глубже, то мы их обнаружим в ментальности дубровчан, чье жизненное кредо выражал их средневековый девиз: «Свобода не продается ни за какое золото».
  
Идея равенства граждан происходит из идеи равенства перед богом. Горизонт земли – знак посмертного уравнения и черта знаменателя человеческой жизни, знак абсолютного равенства. Поэтому в Средние века мертвых хоронили в полу храмов. Геология соединяется с политикой на мраморной поверхности надгробных плит. Геополитический гибрид в этой метафористике открывается точнее, чем в картах мира с отпечатками пальцев всех полководцев.
  
Гуляя в галереях Францисканского или Доминиканского монастырей, вопреки идее уравнения человека с храмовым фундаментом, инстинктивно обходишь плиты надгробий, вмонтированных в пол. Но это не всегда удается. Некоторые надписи имен и девизов давно истерты подошвами и уже вернули камню его первородную анонимность.
         
Город - цветок
Если большинство исторических центров городов современной Европы занимает либо администрация с офисами компаний, либо музеи, то в Дубровнике Старый город – это город своих горожан, живущих в ритме 16 века и не обращающих никакого внимания на туристов, заглядывающих им в окна с крепостной стены.
  
Потрясающая степень психологической независимости, которая достигается, наверное, лишь жизнью в клаустрофобных каменных лабиринтах. Как в дзен-буддизме аскеты медитируют в каменных мешках горных пещер. Человеку, червяку собственных отходов, его каменные джунгли всегда казались альтернативным космосом. Но с точки зрения птицы город предстает каменным цветком – с «лепестками» стен, «пыльцой» черепичных крыш, «пестиками» башен и соборов. Птицы, очевидно, считают, что опылять такие цветки прилетают жесткокрылые насекомые-гиганты – самолеты, и в этом они абсолютно правы. Каждый чартер с туристами опыляет этот город сотнями тысяч баксов, отчего процветание страны заметно невооруженным глазом. Ну, хотя бы по количеству новых и просто роскошных автомобилей на дорогах и, конечно же, по довольному и приветливому выражению лиц хорватов.
  
После постсоветского бардака жизнь здесь давно наладилась, и это ощущение стабильного развития чувствуется во всем. Но больше всего в том, как лучшие представители среднего класса взялись строить свою жизнь.
         
Долорес - женщина
Шустрая рыжая женщина по имени Долорес каждый день просыпается в пять утра. Не спится ей потому, что однажды она решила начать новую жизнь. Новую жизнь всегда лучше начинать с банковского кредита. Другой кредит пропил бы, а вот Долорес купила катер и занялась турбизнесом. Свободно болтает по-русски и гостей из нашей страны любит и всегда во время морской прогулки на своем катере накрывает для них стол с морскими деликатесами, которые под хорватскую виноградную водочку да на свежем адриатическом ветерке идут особенно хорошо.
  
Но это, тем не менее, не пьянка, а это экскурсия. Как там пели Иващенко с Васильевым? «...И водку бессмысленно больше не пить, а пить ее только с особенным смыслом...» Вот и гости Долорес тоже пьют с особенным смыслом, сочетая приятное с полезным на фоне исторических достопримечательностей Средиземноморья. О каждой – у нее отдельный рассказ.
     
Вот на выходе из бухты скала с маяком. Маяк в начале девятнадцатого века построили австрийцы, поскольку в этом месте было много крушений. Поначалу его обслуживала одна семья, но после шторма, в который волны перехлестывали скалу, следить за маяком стало некому, и его перевели в автоматический режим.
  
Вот остров Локрум. На него штормом выбросило Ричарда Львиное Сердце во время возвращения из крестового похода. За свое чудесное спасение он выложил 12 тысяч золотых дукатов на строительство храма на этом острове. Такой, значит, был религиозный.
         
А вот бухта острова Коламут, известного своими подводными гротами. Один из них соединен с поверхностью 12-метровым колодцем. Летом в 11 часов в него заглядывает солнце, и тогда дайверы, находящиеся в этом гроте, слегка шизеют от внезапной «цветомузыки» – пляшущим по стенам и сводам мириадам огней преломленного толщей воды солнца. Те из них, кто не был об этом предупрежден заранее, в первую секунду думают, что со спортом пора завязывать. А во вторую – что никогда!
  
Наш катер встал на якоря в бухте напротив двух полузатопленных гротов. Волны в отлив не поднимаются выше арки входа, и это повод туда проникнуть. Просторный грот с разноцветными наплывами известняка на своде, свет в него проникает преломленным водой. Освещенная, сияющая вода, дно, которое хорошо видно, но до которого не достать. А сверху – темный каменный купол. Тихо. Лишь звук редких капель. Поплавали мы, поныряли с катера, выпили, закусили, поплыли дальше.
     
В туристический сезон многолюдно. К его началу все владельцы и работники прибрежных гостиниц и ресторанов выходят на капиталистический субботник – убирать побережье от мусора, который туда приносят волны.
  
Долорес - катер
Капитан второго катера, носящего чудесным образом имя «Долорес», Стефан, является по совместительству мужем Долорес. Свой катер он построил сам в 1971 году, и ухаживает за ним с такой любовью, что непонятно, то ли он катер назвал в честь жены, то ли жену искал, чтоб именем и прочими достоинствами напоминала катер. То есть чтобы была она у него столь же энергична, изящна и полезна в хозяйстве.
         
Она и рада стараться. Вон какой пирог она нам на десерт испекла! В общем, записывайте рецепт. Секрет гастрономического апофеоза раскрыт специально для читателей «i»: 4 яйца, 2 стакана сахара, 2 стакана подсолнечного масла, 2 стакана манки, 2 стакана молока, 2 стакана любого джема (в нашем случае был апельсиновый), 2 ложки разрыхлителя. Как бы ничего сложного. Правда, думается мне, что ничего у вас из этого рецепта не получится, потому что она все-таки утаила от вас главный ингредиент – воздух Хорватии.
 

Источник: www.inostranets.ru


 

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


В верховьях Амазонки… В Перу…
Ради интереса спросите знакомых: где истоки великой южноамериканской реки Амазонки? И девять "респондентов" из десяти ответят: Амазонки? в Бразилии! Потому что многие с детства мечтали отправиться туда в белых штанах на белом пароходе.
Отдых в Танзании: туристический бум
Танзания переживает настоящий туристический бум. После того, как страна взяла курс на демократические реформы, она стала самым быстро развивающимся туристическим направлением в Африке
Венгрия: это полезно знать туристу
Денежная единица форинт. Разрешается ввоз 350 000 форинтов на человека. Валюта может ввозиться в неограниченном количестве, однако вывозить валюту без соответствующего удостоверения можно не более чем на 100 000 форинтов
Пейте крымское "боржоми". Минеральные воды Крыма
Большое разнообразие природных условий Крыма - рельефа, климата, гидрологии и геологического строения вызывает разнообразие и сложность формирования на его территории подземных, в частности минеральных, вод. На полуострове есть углекислые, сероводоро
Отдых на Юге Франции. Экскурсия по Эро: задача для героев
Эро... Для иностранного уха название этого департамента Лангедок-Руссильона звучит очень похоже на другое "эро", то есть на "героя" по-французски. А что? Может быть, это и не случайно: ведь для того, чтобы превратить этот небольшой кусочек земли Юга
Очікування Різдва
Спочатку були лише зорі. Зірок було так багато, вони були настільки всюди, що зорі були всім. Я ще не знав, що таке небо, тому те, як були зорі, було півкруглим. Ще не існувало далеко i близько, але одна зоря була ясніша i більша. Повітря було нічим.