+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

В Берлине поставят памятник гомосексуалистам.

Общественные деятели Германии намерены поставить в центре Берлина памятник погибшим от рук нацистов в годы гитлеровской диктатуры гомосексуалистам. Председатель центрального совета евреев в Германии Пауль Шпигель, писатель Гюнтер Грасс, а также лидер объединения германских профсоюзов Дитер Шульте подписали вчера соответствующее заявление. По мнению организаторов акции, этот памятник должен стать знаком против враждебности и общественного отторжения по отношению к представителям сексуальных меньшинств, сообщает РБН.

Источник: www.travel.ru

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Достопримечательности Агадира. Тур в Марокко – отзывы туристов
Чартерный рейс — коварная вещь. Если относишься к нему без опасений, все проходит хорошо: самолет оказывается нормальный, а не Ту-134 двадцатилетнего возраста, пассажиры не шумят и не
Хургада: акватория коралловых рифов
Каждое утро из гаваней Хургады выходят десятки белых катеров с аквалангистами. Катера рассыпаются веером по коралловым рифам Хургады, а их пассажиры начинают свой очередной подводный день в компании с удивительными обитателями коралловых рифов
Буда + Пешт = Будапешт. Сердце Венгрии
Будапешт объединил три города: Буду, самый картинный, Обуду, самый древний, и Пешт, самый деловой. Он получил сборное имя Будапешт. И стал одним из красивейших городов Европы, великой столицей маленькой Венгрии.
Архангельск. Родина русских сказок
картинками. Их нарисовал талантливый мальчик с жуткой судьбой. Малолетнего царевича, сына Бориса Годунова, зверски убили в первую русскую Смуту. Так вот, на карте той значились в России всего два города – Москва и Архангельск. Картой пользовались кор
Монастырь Санта-Роса-де-Окопа в Перу
Прежде чем отправиться в путь, нам пришлось выслушать немало рассказов о коварстве гор, опасных переправах через реки и частых в это время года обвалах. Наш путь лежал в Уанкайо.
Путешествие по Лазурному берегу Франции. Курорты Франции
Когда перед нами поднялся железный занавес и впервые за долгие десятилетия нам отрылся мир, мы наконец-то смогли выбирать. И тогда первым делом мы из всего многообразия нашей планеты выбирали то же самое, что предпочитали всему и наши дореволюционные