+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Как в Греции

  В Анталье мы оказались поздно вечером и изначально думали зависнуть там на ночь, чтобы разжиться информацией и картами. Но город встретил нас страшной духотой, и единственным желанием было как можно быстрее из него сбежать. Мы направились к автовокзалу, ведь из аэропорта выбраться автобусом почти невозможно, надо брать такси. Я всегда думал, что Анталья - уютный курортный город, этакая турецкая Ривьера, но пейзаж по большей части очень напоминает наши суровые израильские реалии, только вдоль моря для контраста красуются похожие на больницы гостиницы. Изучая карту и копаясь в Нете, мы наметили два района на побережье, где хотели побывать. Боря хотел в ущелья вокруг Каша, а мне по топографии показался потенциально интересным район речки Копру. На автобусной станции в 21.00 автобусов в Каш не оказалось, и мы решили доехать до ближайшей к Копру точке на трассе. Точка оказалась посреди автобана с незаметным съездом на темную сельскую дорогу. До ближайшего населенного пункта было 5 км, с нашими 30-килограммовыми рюкзаками идти это расстояние пешком было еще тем счастьем. Начали ловить редкие попутки, вскоре нам повезло, и добрый дяденька полчаса пытался утрамбовать нас в свою машину. Ему это как-то удалось, и вскоре мы очутились в Аспендосе, в маленьком селе, на месте которого раньше был римский город с огромным амфитеатром. Теперь там национальный парк, в который привозят туристов, а село продолжает жить своей жизнью. Пансионов в нем, конечно, не оказалось, и я пошел разведывать подходящее место для ночлега. Пока шлялся, разбудил бабушку с дедулей, которые спали на веранде одного из домов, жестами объяснил, что ищем ночлег. Дедуля оказался очень дружелюбным и предложил переночевать у них. Жизнь налаживалась. Пока мы перетаскивали сумки, они состряпали нам ужин. Все казалось дико вкусным, овощи с собственного огорода, домашнее варенье, домашние хлеб и сыр. Дедуля натянул нам марлевые пологи от комаров, и мы завалились спать.
Утром я вскочил первым, дабы запечатлеть местность. Хозяева решили, что мы проснулись и готовы завтракать, стянули пологи. Так всем пришлось вставать... Рафтовый муравейник
Кое-как на пальцах мы объяснили, что хотим оставить часть вещей и поехать к истокам Копру, в Бешконак. Дорога, которая идет через Аспендос, по идее, выводит к верховьям Копру, но после землетрясения сильно пострадала, и попасть туда можно только по более восточной трассе. Пока мы к ней шли, миновали очень красивые протоки. Места оказались популярными для отдыха среди местного населения. Туристы там редки, поэтому местные спешили подкормить нас всякими пирожками. Выйдя на главную трассу, поймали попутку в Бешконак, деревня оказалась началом рафтингового конвейера. Как оказалось, туда свозят на рафтинг из всех близлежащих гостиниц. Зрелище неописуемое: вереницы людей с веслами со всех сторон реки. Река, сама по себе синяя до самого горизонта, кажется красной из-за месива рафтов и людей в спасжилетах. Мне стоило больших усилий убедить Борю не бежать сразу из этого муравейника, а попытаться пройтись вверх по ущелью. Копру на этом участке совершенно прозрачна, вода отдает синевой, и вокруг масса источников. Мы поднялись вверх на римский мост ("копру" - с турецкого - "мост"), с него, с высоты 60 м были видны крутые склоны ущелья с синей водой внизу. Когда я перешел мост, то заметил, что по карнизу можно пойти вдоль ущелья, там есть некое подобие тропы. Примерно через километр тропа спускается к воде в совершенно потрясающем участке с кучей источников и огромными валунами. Выше этого места река не "судоходна". Накупавшись в ледяной воде, мы двинулись дальше. По дороге встретили небольшую группу, они оказались израильтянами, которых вел инструктор рафтинга одной из израильских фирм. Мы стали спрашивать, как выглядит продолжение русла, но оказалось, что он туда за все годы ни разу не совался: зачем переть туда, где нельзя пройти посуху. Как нам позже сказали турецкие инструкторы, к источником обычно ходят только израильтяне, пойти выше могли только обезбашенные русские (есть слух, что одна израильская фирма все же водит пеший маршрут по этому участку). Борю перспектива мочить свои гортексы и тащиться по ледяной воде не очень прельщала, поэтому по руслу мы пошли вдвоем. Наверное, это одно из самых ярких впечатлений, ведь русло неописуемой красоты. Огромные валуны с протоками, которые приходилось проходить вплавь, голубая вода и море источников. С трудом мы заставили себя вернуться - пора было подумать о ночлеге. Пока мы колдовали над чаем и кашей, пришли двое турок и начали ставить сети выше по течению. Мы разговорились и выяснили, что "рыбаки" - местные инструкторы; они предложили забрать нас утром на лодке до своей базы. Мы не стали отказываться: предложение прокатиться по реке вдоль водопадов звучало заманчиво. Инструкторы пришли за своими сетями в 7. 00, мы погрузили рюкзаки на лодки и спустились с ними до Бешконака. Утром это вполне милое место, мы даже согласились сплавиться с одним из инструкторов по совершенно пустой реке. Речка оказалась абсолютно прогулочной, и единственным экшеном было поплавать по ней в спасжилетах.
Так закончились первые два дня, днем мы вернулись в деревню, долго думали, как отблагодарить гостеприимных Мустафу с Фатимой. В следующий раз надо набрать всяких безделушек для подарков. Мы решили дать хозяевам деньги, по 10 лир с носа, их это очень обрадовало. Распрощавшись с ними, мы направились через Анталью в Каш. Ущелье Кибрис
Дома информацию по каньенингам в Турции пришлось собирать по крупицам? в сети она практически отсутствует. Мы нашли несколько упоминаний про ущелья в районе Каша, туда и решили податься...
Каш - маленький симпатичный городок, очень напоминает Грецию, в нем мы сняли комнату в маленьком, заросшем виноградом пансионе и оттуда совершали вылазки.
Кибрис, со слов местных гидов, должен был занять около 6 часов, мы были уверены, что малой группой пройдем его часа за четыре. Выехали мы туда, как на прогулку, взяв с собой только завтрак и самое необходимое. Четыре часа растянулись на два дня. Ущелье оказалось очень красивым, с нависающими соснами по краям, чистой водой и кучей мелких источников. Вода была довольно холодная, спускаться приходилось прямо в потоке. Пока светило солнышко, это было полбеды, но когда оно зашло, каждый заход сопровождался истошными воплями. Да еще рафтинговый пакет, который я приобрел специально для этой поездки, протек, подмочив взятые вещи. Вместо ожидаемых четырех часов маршрут занял восемь, и когда мы нашли место предполагаемого выхода, уже начало смеркаться. Карт этих краев не существует в принципе, и только отсутствие человеческих следов намекнуло на то, что пора выходить. Дальше шло совершенно неухоженное русло, очень заманчивое, но не входившее в наши планы... Мы начали искать подъем. Деревянный мостик, перекинутый через русло, явно означал тропу, на которую мы должны были выйти. Боря решил лезть по сыпухе и, спустив лавину камней, выбрался наверх. Дальше мы попытались ползти втроем, держась на одном уровне, но вскоре застряли на сыпучем карнизе. Преодолеть его с рюкзаками оказалось совершенно невозможным: каждая попытка грозила лавиной камней. Пока я пытался привязать рюкзак и дотянуть до Бори веревку, на дно ущелья улетела одна из наших касок. Затем, дрожа от мысли, что подо мной остались Ника с Олькой, я кое-как пролез с веревкой до Бори. Слава Богу, нам удалось их вытащить, не сбросив на них груду камней. Но на этом эпопея не закончилась, теперь надо было спуститься за каской и рюкзаками. Пока я шел вниз, чудом успел спрятаться за уступ от камнепада. И тут нашелся официальный подъем, оказалось, он был невдалеке на противоположном крутом склоне... В гостях
На сыпухе мы потеряли больше часа, и когда продолжили путь вверх, стало почти темно. Вскоре тропа исчезла, и пришлось идти в направлении предполагаемой дороги. В какой-то момент я вылез на нечто напоминающее поле с проселочной дорогой, на краю росла дикая груша. После целого дня без еды она показалась деликатесом, и мы начисто очистили ее от плодов. Затем дорога привела нас в глухую деревню, и наше появление вызвало немалый интерес. Местные жители пытались за бешеные деньги организовать нам машину в Каш, а когда мы отказались, то просто на пальцах объяснили, где проходит дорога. В какой-то момент нас окликнул добрый дяденька и предложил у него пообедать. Отказываться мы, конечно, не стали. Мы попали в совершенно волшебный дом, расположенный среди фруктовых садов и журчащих арыков. В доме нас встретила хозяйка и толпа ее смущенных детей - более самобытного места придумать было нельзя. Столом служил большой, стоящий на тазу поднос, он накрывался тряпкой, краем которой затем прикрывали ноги. Хозяева ели очень аккуратно, мы же чувствовали себя настоящими варварами. О более вкусном ужине после такого денька я просто не мечтал: домашняя снедь из собственного огорода казалась изысканнее любого деликатеса. Кое-как, с помощью разговорника, нам даже удалось наладить контакт. Дети по очереди рыскали по разговорнику, выискивая нужные слова, а младшая так подружились с Олькой, что вскоре начала дарить ей на память свои незатейливые игрушки. Игрушками ей служили старые батарейки, черепки и вязаные шапочки. Мы долго шарили по карманам и не нашли ничего лучшего, как подарить пару шекелевых монет да еще санитайзер (походное мыло), и снова пожалели о не взятых с собой сувенирах. Хозяева предложили нам переночевать, выделив свою лучшую комнату. Отказываться мы, конечно, не стали и вскоре беспробудно задрыхли. Семейство проснулось очень рано, и когда мы выглянули в 6.00 наружу, то нас уже ждал завтрак. Мы объяснили на пальцах, что хотим погулять по деревне, а только затем вернуться в Каш. Взрослые, включая старших детей, вскоре с нами попрощались и отправились работать, а мы пошли изучать окрестности. Младшенькая дочурка нас сопровождала, показывая сады и называя по имени каждую из своих коз. Деревушка была неповторима по красоте, не хотелось ее покидать, но было неудобно слишком обременять хозяев. Мы снова не нашли ничего лучшего, как оставить хозяевам немного денег - и они остались довольны. С кучей впечатлений мы вернулись в Каш. Как в Греции
Каш маленький, очень похожий на Грецию городок в четырех часах езды от Антальи. На самом деле когда-то большая часть населения в этих краях были греки, но 100 лет назад они были выселены Портой по договору об обмене населением. В то же время были выселены все христиане и уничтожены 2 000 000 армян. Все, что о них теперь напоминает, это многочисленные заброшенные церквушки (в одной только Каппадокии их порядка 600). Это не помешало городку сохранить свою греческую атмосферу и уют. В город мы приехали в час ночи и отправились искать недорогой пансион. В середине августа городок забит туристами, и хостель пришлось поискать. Цены в Каше вполне приемлемые, порядка $20 за комнату на двоих. Поначалу мы сняли комнаты с кондиционерами, но затем, поняв, что намного приятней жить у общительного Салиха (который предлагал нам комнаты на автовокзале), перебрались к нему. Салих терпимо говорил по-английски, и у него можно было выведать много информации про окрестности и получить массу полезных советов. Пансион его был весь обвит сладким виноградом, рвать его было можно прямо с нашего балкона - в этом мы, конечно, себе не отказывали. Каш находится на перешейке длинной косы и с двух сторон имеет красивые бухты со скалистым побережьем. Недалеко от верхней точки города находится хорошо сохранившийся амфитеатр с потрясающим видом на море. Первое, куда мы выбрались по совету Салиха, был Капуташ, маленький песчаный пляж в 15 минутах езды от Каша. Знаменателен он гротом, в который можно попасть с моря, проплыв 500 м в сторону города. Найти его оказалось нелегко, особенно когда немного штормит. Пока плыли, наткнулись на затонувшую машину, как раз я перед этим думал об отсутствии пояса безопасности вдоль местных дорог. Мы уже почти отчаялись, когда я увидал небольшую дыру в скале. Когда вплываешь в нее, то попадаешь в огромный зал с каменными глыбами по краям. Волны, которые идут в зал с моря, разбиваются гулким эхом, и кажется, поднимись немного прилив, вход закроет совсем. Я высказал Ольге мысли насчет прилива - она срочно захотела ретироваться. Мы поплыли на выход, и тут я увидел в воде два серых силуэта. Первое что подумалось, - дельфины, я начал звать Ольгу и тут понял, что дельфинами это быть не может. На меня с любопытством смотрели две маленькие усатые головки морских котиков. Это было полной неожиданностью, жаль, что в пещере было слишком темно, чтобы их заснять. Я поплыл к одному из них, и он грациозно выплыл в открытое море и, как видение, исчез вдалеке. Ошеломленные, мы выплыли из грота. Начинало смеркаться. Наши вещи были оставлены на попечении троих итальянцев, и мы поняли, что пора поторопиться. Кое-как нам удалось вскарабкаться в гидроносках по острым скалам вверх на дорогу, и мы посеменили обратно на пляж.
Подобные гроты - довольно распространенное явление в этих краях. Самый красивый из тех, которые я видел, находится на греческом острове в 10 км от Каша. Когда-то мы приплывали в него на яхте по дороге к Родосу. В Каш я тогда так и не попал: греки и турки ненавидели друг друга и рейсов тогда не было. Теперь на греческий остров довольно легко попасть на катерах, которые ходят из Каша (стоит порядка $40). Грот в Кастель-Оризо называют голубым из-за освещения, которое он приобретает от проходящих сквозь воду лучей. А еще его зовут гротом пиратов: те долгое время прятались в нем от преследования после своих набегов. На греческом острове - большой заброшенный город, он был покинут во время войн с Турцией и так и не ожил.
Море вокруг Каша изобилует всякими затонувшими судами, самолетами, а в Кекове под водой - целый город. Времени у нас было мало, поэтому понырять мы успели только на древний корабль. Лежит он на 17 м и представляет собой ребристый остов с разбросанными вокруг амфорами. Рядом мы нашли каменного дельфина, - как оказалось, его скинули в воду специально для привлечения дайверов. Вода в тихих бухтах очень прозрачная, но становится мутной в открытом море. Чтоб поплавать по окрестностям, мы решили снять моторный катер (за $60). Но если есть время, то на большинство нырятельных сайтов можно попасть пешком, предварительно взяв карту в дайв-клубах.
Такой вот городок... Сакликенд
К этой вылазке мы решили подготовиться более серьезно, Боре даже удалось пообщаться с гидом и расспросить его про ущелье. Мы узнали, что Сакликенд обычно проходят за два дня, начинают рано утром и на следующий день вечером выходят из ущелья. Гид долго пытался нас предостеречь. Пытаясь подобрать слова, наконец-то он выдавил: "Лабиринт". На большее его английского не хватило. Что это за лабиринт, мы так и не поняли. Выехали мы рано утром, как всегда, в надежде, что вполне мобильны, дабы осилить маршрут за намеченные два дня. Наша дорога шла через симпатичную деревеньку и только через 5 км грунтовки уперлась в широкое селевое русло. Русло выглядело как огромная долина, и было совершенно непонятно, в какую сторону течет вода. Посередине этих грязевых заносов тек маленький ручеек и терялся среди склонов. Мы пошли по нему и вскоре попали в узкое русло с совершенно отвесными стенами. Как такие массы воды проходят сквозь столь узкую щель, для меня совершенно непонятно. Но паводки давали о себе знать, все стены ущелья были покрыты тонким грязевым налетом и пачкались при любом прикосновении. Вода в Сакликенде намного теплее, чем в Кибрисе, но менее чистая. Русло поражает своими огромными стенами, и в какой-то момент кажется, что ты находишься в глубокой пещере в самых недрах земли. В первый день мы прошли порядка 10 км и за два часа до темноты начали искать сухое место. Перспектива застрять в мокром русле в темноте нас как-то не прельщала, поэтому мы стали лагерем на первом же удобном сухом клочке. Источников в русле мы не нашли, поэтому пришлось кипятить и хлорировать воду. Химия волшебная штука - после первой таблетки вода становилась коричневой и вонючей, затем после второй быстро светлела и ее можно было пить. Я соорудил небольшой очаг, благо древесины в русле было хоть отбавляй, и мы наготовили супчиков из турецких брикетов. Потом разложились на пенках и моментально заснули. Как только на следующий день мы покинули место ночлега, начались каскады. Сначала это были небольшие водопадики, но вскоре мы уперлись в пропасть, которая уходила куда-то в недра земли. Стены были такими высокими с застрявшими поперек камнями и бревнами, что свет почти не проникал на дно ущелья. Внизу нас ждал совершенно темный туннель, по пояс заполненный водой - маршрут начинал походить на спелеологический. Все живое, что попадало на дно этого туннеля, не имело шансов из него выбраться. То и дело нам встречались огромные мертвые жуки, черепахи, полуживые ящерицы, а то и змеи. Наверное, это и есть "лабиринт", подумали мы. Скоро он закончился, и мы вышли из недр земли в залитое солнцем широкое русло.
Русло было завалено огромными валунами; погревшись на этих горячих камнях, мы начали продвигаться вперед. И тут мы поняли, что гид имел в виду. Огромные, размером с дом глыбы на километры завалили русло. Передвигаться между ними было как в лабиринте: то и дело ниша заканчивалась тупиком. Приходилось то перелезать через огромные валуны, то спускаться вниз в надежде, что внизу есть проход. Лавировать по этим валунам с тяжеленным мокрым рюкзаком было довольно непросто. Порой поиск прохода занимал у нас по полчаса, кое-где приходилось кидать веревку.
В какой-то момент мы начали продвигаться по склону, чтобы немного обойти камни. Боря шел впереди и, прыгнув в очередной раз, подвернул ногу... По нашим расчетам мы были только в середине ущелья и нам предстояло пройти еще как минимум 9 км по неизвестной местности.. Мы немного расформировали Борин рюкзак, и он решил идти дальше. Надолго его не хватило, и через часа два мы решили стать на ночлег, чтобы дать ноге немного отдохнуть, которая к тому времени изрядно распухла. Еды у нас оставалось в обрез, и на следующий день мы были обязаны выйти из ущелья. Судьба козлов
Утром опухоль не спала, максимум, что можно было сделать - это жесткую перевязку прямо на обувь. Ее в таких случаях обычно делают в армии, но считается, что она губит ногу. Боря решил повременить и попытаться расходить ногу - так мы продолжили спуск. Лабиринт тем временем не собирался заканчиваться, кое-где он, правда, был помечен стрелками из грязи, но даже это мало помогало. Только к полудню глыб стало меньше и начали попадаться узкие русла. В одном из таких русел мы встретили белого козла, он застрял между двух водопадов и, видимо, провел в ущелье не один день. Животное смотрело на нас жалобными глазами, но убегало при любой попытке к нему подойти. Было ясно, что если его не спустить на веревках вниз, он погибнет. Как ни жаль, но нам пришлось его оставить на произвол судьбы: надо было спускаться вниз, ведь наше положение тоже не было завидным. Когда мы вышли из этого туннеля в более открытое русло, послышались голоса - снизу к нам приближались три фигуры. Это были два турецких гида и один немец, которого они тащили вверх по ущелью. Гиды выглядели совершенно безбашенными - с одной веревкой на троих, в строительных касках и только с одной обвязкой. Один из них пролезал скользкие водопады свободным лазом, затем они вытягивали немца и шли дальше. Из еды у них была с собой только пластиковая бутылка виски, а из обуви на ногах резиновые калоши. Вся эта процессия собиралась пройти до конца лабиринта и вернуться назад. Гид начал втолковывать, что дальше очень опасно и не подождать ли нам их возвращения, но, увидев наше снаряжение, зауважал. Я попытался жестами рассказать им о несчастном козле - до сих пор надеюсь, что они его спасли. Мы сфотографировались с ними на память и продолжили путь каждый в своем направлении. Участок после лабиринта изобилует мелкими водопадами, то и дело приходилось спускаться на веревках в холодном потоке. Мы так промокли и вымотались, что я уже и не помышлял о том, чтобы доставать камеру. Сделал я это только один раз, когда мы встретили маленькую, скрутившуюся калачиком гадюку, выбраться бедняге было некуда. Козел оказался не единственным заблудившимся, вскоре нам попался еще один, но уже мертвый. Вода у нас заканчивалась, и нам пришлось идти от мертвого козла вверх по течению, чтобы набрать и хлорировать ее на оставшийся путь. Ущелье закончилось совершенно внезапно, - вернее, оно перешло в приспособленную для прогулок нижнюю часть. В какой-то момент мы спустились с очередного водопада и попали в "общественный туалет", - видно, туристы, которые доносят свою нужду досюда и упираются в этот каскад, не находят иного выхода.
Низовья Сакликенда довольно красивы, но очень замусорены. Пока мы, измотанные, все в железе и с рюкзаками, спускались последние 5 км русла, навстречу нам шли группы в купальниках, и мы для них, наверное, выглядели как из другой сказки.
Ущелье заканчивается огромным ледяным потоком, все те источники, в которых мы так нуждались по пути, как по команде выходят наружу в этом месте. Мы наконец-то напились чистой ледяной воды и побежали искать автобус в Каш. Из Сакликенда в Каш автобус ходит только раз в день, поэтому ехать пришлось через Фитию. Это крюк, но зато в этом направлении идет куча транспорта. Так ночью мы оказались в Каше, слава Богу, в нашем пансионе были комнаты, и нам не пришлось переезжать. Намеченный на вечер отъезд в Каппадокию пришлось отложить, и мы с удовольствием провели в Каше еще один день.

Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Поездка в Таллинн: отзывы туристов
Таллинн — это город, который никогда не будет достроен в целях его же собственной безопасности. А все потому, что в Таллинне каждый год темной осенней ночью из озера Юлемисте
Кухня Иордании. Иорданская кухня
Арабская кухня одна из самых сложных и искусных в мире. Пища является важной частью культуры и служит символом гостеприимства и щедрости. Не удивляйтесь, если Вас пригласят в гости покушать.
Национальная кухня Аргентины
Еда в Аргентине ничем особым не выделяется, причем сильно раздражает ее стандартность. Вы можете пойти в любой район города, да что города - в любом городе, в любом кафе или ресторане вы увидите стандартный набор в меню. Понять это трудно. Почему-то
Отдых в Шарм-эль-Шейхе: гарантированное удовольствие
Агитировать «за Египет» в начале осенне-зимнего сезона как-то даже неудобно. Благодаря Египту в нашей стране исчезли комплексы «внесезонного отдыха»
Эквадор: активный отдых
Эквадор - одно из лучших мест на планете для альпинизма и пеших путешествий, каякинга и дайвинга, серфинга и парапланеризма. Прекрасный район для восхождений и треккинга в Эквадоре лежит всего в 60 км южнее Кито
Словения. График работы магазинов
В Словении с 1 января 2006 года магазины, площадь которых превышает 200 кв. м, не будут работать по воскресеньям. Исключением станут 10 воскресных дней