+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Чукотские "экспедиторы"

  Говорят, Чукотка состоит из белых медведей, северного сияния и оленеводов. Вообще-то, согласно слухам, белые медведи и по Москве ходят - ничего удивительного в этом нет. Для Америки Россия край света, для нас Чукотка - так далеко, что кажется, будто она вообще на другой планете. Чукотка - край загадочный и неповторимый, территория неизведанного и недоступного. Там нет дорог, дома стоят на сваях, из крана может течь горячая вода вместо холодной. Там еще живут народы, чья численность невероятно мала: например, кереков осталось всего три человека! Чтобы добраться в Анадырь из Москвы, нужно лететь 9 часов. Чтобы оказаться в самой северной точке Чукотки нужно ехать на собачьей упряжке, гусеничной технике или опять же по воздуху, других способов туда попасть нет. Удивительное место! И так хочется там оказаться… Туризм на Чукотке только начинается развиваться, правильнее будет сказать "зарождаться", поскольку регион один из самых отдаленных. Он практически отрезан от основного материка, хотя это и не остров. Так что, как говорит, директор компании "RussiaDiscovery" Тимофей Рогожин: "Чукотка на сегодняшний день - чистый лист". И этим она хороша, здесь сохранились настоящие традиции, благодаря минимальному воздействию цивилизации, здесь дикая, нетронутая природа, здесь есть что посмотреть и при этом  туристическое направление еще не успело допустить ошибок, возникших в других регионах. Чукотка размером с хорошую страну, например, Болгарию или Францию. Участник апрельской экспедиции "Чукотка - Территория туризма" Олег Докторов все удивлялся: в предвкушении поездки он постоянно смотрел прогнозы погоды, которые звучали так: "на Чукотке - минус 3". "Это для кого прогноз? Для всей страны?" - возмущался он, - "Да ей всё равно, наверное. А если для Чукотки - бессмысленно. Ибо погода в этой огромной стране даже на куске земли 20х20 км меняется иногда за сутки несколько раз кардинально". Там бывают удивительные и одновременно пугающие метеоявления. Команда экспедиции попала в так называемую "низовую пургу" - это когда смотришь на небо и оно совершенно открытое, такое красивое, голубое, а сам находишься в настолько сильной метели, что видимость не превышает одного корпуса снегохода, поэтому очень сложно двигаться. Собственно, данная экспедиция и была призвана понять, что делать с Чукоткой, как развивать там туристическое направление. Компания RussiaDiscovery попыталась исследовать ряд районов Чукотки на предмет организации активных видов зимнего отдыха: нужно было посмотреть и понять маршруты, найти интересные точки, объекты для просмотра, понять инфраструктуру на маршрутах, их хронометраж и километраж. То есть основной целью была подготовительная работа для создания зимнего турпродукта: сафари на снегоходах или комбинированных маршрутов с сафари на собачьих и оленьих упряжках. Вообще-то участниками экспедиции были не только сотрудники RussiaDiscovery: Тимофей Рогожин, генеральный путешественник "RussiaDiscovery" и Телышева Светлана, нач.отд. акт. отдыха. С ними были Докторов Олег, консультант, Самара; Захар Чвей, ст. инструктор, путешественник и мастер, г. Петрозаводск. Светлана и Захар обеспечивали "живучесть" команды и техники и изучали будущие маршруты. Миссия руководителя - Тимофея Рогожина была сложнее: прозондировать наиболее вероятные пути развития туризма в регионе, туризма для людей неординарных, впечатлительных, романтичных и динамичных по жизни в принципе… Подготовка экспедиции со всеми согласованиями, уточнениями, транспортировкой снегоходов из Петрозаводска в Москву и дальше по воздуху в Анадырь, и прочим, прочим, прочим (Чукотка - все-таки погранзона) заняла три месяца. Сама же экспедиция длилась 16 дней и 2000 километров.
Если говорить в двух словах, то: людей неведомых повидали, кита ели, белого мишку видели, на собаках и оленях покатались, две тысячи км на снегоходах отмахал, щёки отморозили, у чукчей в яранге в шкурах спали, олений супчик проведали, краба ловили, на двух океанах побывали, экстрим был. А если не в двух… то и целого тома мало будет, да слов не хватит, чтобы описать все, что видели, слышали, ощущали и чувствовали. "Повезло мне с Тимофеем, который меня сюда затащил. Тот вообще, как только в пустыню попал после долгих приготовлений, как будто опьянел: поёт, мурлычет, улыбается и вздыхает, глубоко втягивая чистый морозный воздух тундры" (Олег Докторов). Маршрут двигался от Анадыря по тундре к небольшим поселочкам с населением от 200-400 человек до 2,5 тысяч. Сначала путешественники шли на Север через очень интересный поселок Уэйлькаль, 98% его жителей - эскимосы. Уэйлькаль стал прототипом аэродрома, показанного в фильме "Перегон". В нем рассказывается о перегоне самолетов в Великую Отчественную войну с Аляски на территорию России. Как раз первым американским аэродромом и был Уэлькаль, там до сих пор частично сохранилась посадочная полоса. Дальше экспедиция отправилась к Эгвекиноту в заливе Креста. После этого относительно ровная тундра превратилась в горы  - скалистые сопки высотой до 1800 метров. После этого их путь пошел строго на север до Амгуэма - села-усадьбы оленеводов. В нем живут жены и дети оленеводов, старики и периодически приезжают сами оленеводы, которые практически 90% своего времени проводят в стойбищах, расположенные в зависимости от времени года в 20, а то и в 120-150 км от этого села. Конечно же, участники экспедции не могли упустить случай побывать в одной из оленеводческих бригад,  где они учились управлять оленьими упряжками, жить в яранге и выживать на свежем воздухе в -25 градусов. После этого, возвращаясь через Амгуэму, экпедиция ушла на Ванкарем, уже к северному Ледовитому океану. Ванкарем - тоже национальное село, но здесь обитают уже морозверобои, то есть люди, занимающиея добычей морзверя - кита, ластака, нерпы. В Ванкареме путешественников ждал своеобразный подарок - белый мишка, которые вообще-то в это время там не ходят, миграция медведей приходится на позднюю осень и март, а это все происходило в апреле. После Ванкарема путь шел обратно в Анадырь с радиальным выходом на побережье в сторону мыса Шмидта
Кстати, о животных, очень интересные впечатления от тамошних лаек, внешне они менее впечатляют, чем те, которых мы знаем по фильмам, но по сути своей это очень необычные существа. Рассказывает Олег Докторов: "Поразило, как ранним утром, когда я выбрался через окно из домика мишку белого снимать, набежала на меня здоровая лайка, испугала и…. давай целоваться! Когда я спросил Сергея (оленевода) - откуда она меня узнала, "своего", он просто сказал: "Ну ты же пахнешь моим домом!" Только и всего-то? Так эта собака защищала нас с Захаром от злых и воинственных соседских собак, была покусана ими , и так потом проникновенно жаловалась своим привязанным подружкам!" Если говорить о чукотских людях, то это хорошие северные люди, как на всем российском Севере. Они очень доброжелательны, в хорошем смысле слова любопытные по отношению к приезжим туристам, они  достаточно участливы,  и когда нужна помощь, они ее всегда оказывают, как это принято везде на севере.
Чукчи же - разные. Те, с которыми путешественники встречались в Ванкареме - достаточно цивилизованные образованные люди, с представлением о собственном самосознании, с активной гражданской позицией. Мы общались с бригадой морских охотников, у них активная жизненная позиция выражается в том, что у них сложился правильный взгляд на историю и разивитие охоты, которую они не утеряли - до сих пор охотятся поворотным гарпунами, совершенно не изменившимися в конструкции за последние 200 лет. При этом они очень бережно относятся к природе, сотрудничают с Всемирным фондом охраны дикой природы, интересуются, отстаивают и добиваются правильных квот, пытаются контролировать морские базары,  выводки китов и браконьерство. Что касается чукчей оленеводов, то до них цивилизация почти не дошла. Пиком цивилизации для них являются снегоход "Буран" и гусеничная техника, которой некоторые пользуются при кочевке. Но некоторые не пользуются ими принципиально и категорически.
У них сложившиеся устои, они не утеряли умения готовить олених ездовых. В бригаде, в которой побывала экспедиция - 2500 тысячи голов, из них - 60 ездовых оленей. Раз в 2-3 недели (а по осени чуть ли не ежедневно) оленеводы сворачивают стойбище: собирают свои юрты, скарб и перекочевывают в следующее . Так вот, они могут из двух тысяч(!) оленей выбрать именно того, который является ездовым.
Живя в стойбище, единственным средством связи - ниточкой, которая связывает их с поселком, со своими семьями, для них является динамо-машина с дальнебойной радиостанцией. Они ходят в своей национальной одежде, умение шить которую постепенно утрачивается, но пока еще оно сохранилось в некоторых селах. Склад жизни здесь веками практически не меняется, им это и не надо. Они - оленеводы.
Если подумать, то все это кажется страшным: холодно (на протяжении всего маршрута были низкие температуры), глубокий снег, горы, зверье. Но как оказалось, все абсолютно реально, все, на самом деле, не настолько экстремально, чтобы не развивать это в качестве туризма для неподготовленных людей. Ведь и с холодом можно справиться, если правильно к этому подойти. И с маршрутом тоже: карты Чукотки-то существуют только пятикилометровки, более похожие на пачку Беломорканала, но всегда можно взять проводника, что, собственно, и происходило при передвижении в стойбища и поселения оленеводов. Зверье на севере, конечно, дикое, но "правильное", если его не трогать и оно никого не тронет. Снег, горы, ветер и изменчивая погода… ну что же поделаешь. При передвижении на снегоходе, просто нужно соблюдать все правила и быть внимательным. Так что, в принципе, подобное путешествие может совершить любой желающий. Единственное, к чему нужно готовиться, это к тому, что там все диктует погода, но есть различные варианты изменения маршрута (кольцевания, радиал и прочее). Правда, все-таки детям там не место: большие расстояния (200-300 км в день и от 4 (при нормальном раскладе) до 8 часов в пути (при плохом) и опять же погода… Поэтому Чукотка для активного, но не семейного отдыха. Экспедиция "Чукотка - Территория туризма" цели свои выполнила: маршруты разведали, с людьми подружились, с погодой "пообщались", со зверьем тоже. Так что туризм там возможен и даже нужен, потому что места необыкновенные - для настоящего путешественника. И со следующего года это направление будет активно развиваться. Летом планируется экспедиция, дабы разведать пути для любителей внедорожного и водного отдыха.
Так что туризму на Чукотке быть!

Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Неделя на Азорских островах
Находясь под впечатлением от недавно прочитанной статьи, где говорилось об Азорских островах как об остатках легендарной Атлантиды, я решила – мне туда. За полтора часа полета, покопавшись в буклетах, выбрала несколько приглянувшихся отелей.
Снежная мозаика – список горнолыжных курортов Европы
Если классифицировать горнолыжные курорты по финансовому принципу, то первое место безоговорочно займет Швейцария. Великолепные горнолыжные курорты Санкт-Мориц, Церматт и Вернье рассчитаны на состоятельную публику, твердо стоящую на ногах и предпочи
ЮАР – в дебрях Африки или Трансвааль с языком африкаанс
"Африкаанс"... Многие не слишком искушенные в лингвистике люди полагают, что этот язык на самом деле называется "африканским" и говорят на нем, естественно, африканцы, по всей вероятности, представители каких-нибудь экзотических племен.
Пустыня Наска. Неразгаданная тайна пустыни в Перу
При первом взгляде на фантастические изображения, прочертившие перуанскую пустыню Наска, у меня всплыла в памяти строка Пастернака: "Здесь прошелся загадки таинственный ноготь". Однако каких же размеров должен быть этот ноготь, чтобы пройтись по беск
Что покупать в Израиле, где покупать в Израиле, цены в Израиле…
Ассортимент в магазинах Израиля очень широк. Изысканные ювелирные изделия, бриллианты, восточные ковры, модная дамская и мужская одежда, элегантные меха, кожаные изделия, антиквариат, современная керамика...
Кухня Франции: искусство приготовления омлета
Омлет, одно из излюбленных блюд французской кухни, необычайно популярен в Альпах. В каждой области есть своя "фирменная" разновидность омлета: в Приморских Альпах можно попробовать омлет с сыром, с ветчиной или с помидорами, в департаменте Рона-Альпы