+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

"В любом месте на восток от юрты"

  Путеводитель по Монголии был куплен давно, но попал на самую верхнюю полку шкафа и как-то не попадался на глаза. Однажды собираясь в Китай и ища по дому шорты и плавки, я копался в шкафу и увесистый путеводитель упал, зараза, прямо мне на голову и вовремя напомнил о забытых планах. О, посмотрев карту, подумал я, это же рядом. Продлив график китайской поездки на четыре дня, мы взяли билеты в Уланбатор.  УЖЕ на регистрации рейса Пекин - Уланбатор мы с Цигелем были приятно удивлены. Мадама, глядя, что у нас мало вещей, на чистом русском языке спросила, может ли она оформить свой перевес на нас? "Вы летите или возвращаетесь?" - на всякий случай спросил я. "Конечно, возвращаюсь - я монголка!" - с московским акцентом ответила пассажирка. Позже выяснилось, что еще лет десять назад русский учили в школах с третьего класса. Поэтому все, кому за 30, владеют не только русским матом, но и оставшимся языком.
Особо порадовала миграционная карта. В графе, где спрашивается о поле туриста, вместо обычного "sех", на монгольском значилось "хуйс". Притом мужикам предлагалось отметить квадратик с "с", аженщинам квадратикс "без".  Ночной Уланбатор встретил нас таксистом из наших концов восьмидесятых и таким же (из тех же концов) белым Мерседесом-190. Такие закупали киевским динамовцам в качестве личного авто на первый гонорар от продажи Блохина. Водила, как и положено в 1989, за полчаса поездки сделал агрессивно-матерный экскурс в историю современной Монголии. И чуть затрахав вопросом, сколько же в Киеве стоят десятилетние "Крузера", все-таки довез до центральной гостиницы и, конечно же, не дал сдачу с десяти баксов, но об этом упавший с полки Lonely Planet предупредил еще на девятнадцатой странице.
Уланбатор почему-то напомнил мне Харьков - такой же плоский и неравномерно размазанный по пейзажу город. А гостиница смахивала на наш "Днепр". Переночевать в "подремонтированном" номере с пятиканальным TV, капающим душем и прокуренными занавесками стоило $100. Но чудная книжка знала и об этом, корректно предупреждая (на стр. 41) о том, что гостиницы в столице несколько "оверпрайсед". Так уж исторически сложилось, что везде за рубежом (за 10 лет и 120 стран) мы всегда местную валюту называли "туграми". Это очень удобно. При быстрых перемещениях через границы не всегда успеваешь запомнить название валюты. А так добавил к цифре слово «тугров» и ясно, что речь не о деньгах (у. е.), а о бабле аборигенов. Так вот, Монголия - единственная в мире страна, где тугры действительно являются туграми. Для суперпедантичных - тугриками.
Наменяв тугров и покружив по центру Уланбатора, мы нашли то агентство, где заказывали машину и проводника. Даму в агентстве звали, конечно, Наташа. Проводника звали Батар. Мы сразу же окрестили его Баратом. Повезло, что одноименного фильма (через "о"), возможно, он не смотрел. Барат - профессиональный орнитолог и знаток Гоби. За пару минут мы обсудили маршрут. Обсуждение свелось к одному - на месте разберемся. "Машина-то какая?" - "Танк", - ответил Барат.
Ниссан Террано 93-го года (действительно танк) напомнил 15-летней давности рекламу "Выезжаю утром рано, на Ниссане, на Террано со Львом Перфиловым, сыгравшим Федю "6x9" в "Место встречи...". Все было хорошо первых пятнадцать километром за Уланбатором. Потом асфальт закончился. Совсем. Началась грунтовка. Скорость упала до 30 км/ч. Мы поняли, что пора заворачивать. Штудируя в Киеве агрессивно упавшую книжку, мы нарисовали маршрут от Уланбатора до южного Гоби (песчаных дюн), затем до китайской границы, там на перекладных до Пекина. В четыре дня можно было вложиться. На карте чудной книжки было обозначено кучу дорог. Беда в том, что, за исключением 10-километрового радиуса вокруг столицы, все они - грунтовки. И с такой скоростью не то что до китайской границы, но и до песков не доехать. У нас такие дороги даже пунктиром постесняются обозначить. Мы вернулись в Уланбатор и купили авиабилеты в Пекин, чем скостили себе полторы тысячи кэмэ. За первый день мы отьехали на 400 км от столицы. Ночевать пришлось в двухэтажном здании, отдаленно похожем на сельсовет посреди гобийской деревни из семи домиков. Барат спал в машине. Было холодно. Днем на солнце +40, ночью - до минус двух. Закупленная накануне вода, оставшаяся в багажнике Террано, замерзла.
За следующий день мы проехали еще 500 км, но так и не добрались до песков. Грунтовки временами были 12-полосные, точнее - 12-колейные. Встречные машины и поселки попадаются с периодичностью раз в пять часов. При смене колеи Барат всегда заметно нервничал и просил притормаживать. Безрессорная задница Террано здорово подлетала кверху. При скорости 20 км/ч спонтанная смена колеи - основная причина смерти автопутешественников в Гоби. Заправки попадаются ровно тогда, когда стрелка уровня топлива упирается уже не в ограничитель, а в дно Ниссана.  Почти все они не электрифицированы, и топливо нужно качать вручную, вставив кусок железной трубы в колонку и наблюдая бульканье бензина в отстойном стаканчике. Второй день сильно напомнил Париж - Дакар. Только там с тобой в трафике около тысячи машин, временами пролетают вертолеты и ощущение "комьюнити" тебя практически не покидает. А в монгольском Гоби на 200 км вокруг тебя может никого не оказаться. И GPS тут жизненно необходим. Особенно трудно выбираться из населенных пунктов, так как из них дороги идут солнцем во всех направлениях, и выбрать нужную практически невозможно. К счастыо в записной книжке Барата были прописаны все координаты промежуточных пунктов, и мы заблудились всего два раза за день. В книжке, уже в меру затертой, писалось (стр. 82) что Гоби - это не одна пустыня, в ней еще 33 разных Гоби. Сначала мы думали, что это романтическая аллегория. На второй день было понятно, что книжка не соврала и тут. Гоби меняются каждых полчаса: то есть проехал 15-20 км - и травяные кочки сменились каким-то саксаулом, проехали еще полчаса - и вместо саксаула верблюжья колючка, потом еще 10 - и что-то другое... Но мы с Цигелем открыли еще и 34-й, и 35-й Гоби. 34-й находится в 50 км от Улан-батора, там пасут много овец и повсюду валяются овечьи какашки - до самого горизонта. Поэтому 34-й - это какашечный Гоби. Барат сказал, что высохшими какашками топят юрты, они очень хорошо горят и по теплоотдаче сравнимы с углем, только немного светлее по цвету. "А как же запах?" - спросили мы. "Через 15 минут привыкаешь, глаза перестают слезиться". 35-й Гоби недалеко от Южно-алтайского хребта. Из одной деревни выехать было невозможно, поскольку из нее выходило не 10-15 дорог, а 50-60. Слава Богу, рядом стояли несколько аборигенов, которые за 1,5 доллара согласились вывести на нужное нам направление. Потом Барат рассказал, что 1,5 доллара стоит четвертушка водки. И судя по количеству пустых бутылок вокруг той деревни, туристы бывают там частенько. И поэтому 35-й Гоби - это водочно-бутылочный Гоби.
Было уже темно, а до ближайшей деревни оставалось километров 50. Мы наткнулись на две юрты и договорились с живущей в ней семьей скотоводов о том, что за 8 долларов они уступают нам юрту, которая побольше. В юрте все строго расписано. Вход с юга, иконы, картины и телевизор - на севере, запад - мужская сторона, восток - женская. На вопрос "Где туалет?" - нам ответили: "В любом месте на восток от юрты". Электричество от аккумуляторов, которые заряжает маленький ветряк в течение дня. Тепло - от буржуйки в центре юрты. Я с ужасом заглянул в нее, но овечьего дерьма не нашел, лишь обычные дрова. Нас накормили бульоном с лапшой и расстелили пару матрасов на полу. Пока горит буржуйка - тепло, но проснулись в жутком холоде с утра.
 На свету можно было рассмотреть стандартный набор скотоводческой семьи - пять десятков овец и коз, пара детей, не мывшихся год (как правило, мальчик и девочка - не знаю, почему так), пара голодных собак, жадно вырывающих куски хлеба прямо у тебя из рук, мотоцикл "Иж", заводящийся - с толкача. У особо зажиточных - советский УАЗик, на котором перевозят овец на продажу в ближайший городок.
Еще через четыре часа мы были у больших песчаных дюн южного Гоби, чем доказали себе, что песок в беспесчаной пустыне Гоби все-таки есть. Дул сильный ветер, песок лез во все отверстия организма. А фотоаппарат через три секунды в песчаной буре громко скрипел песком на зубах. Через полтора дня мы снова были в Уланбаторе. На спидометре Ниссана были гобийские 2000 км. За четыре дня в дороге мы провели 50 часов. И еще долго вымывали песок из укромных уголков организма и с линз кэнонов.  
Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Отдых в Лапландии в январе
Попробуйте вернуть давно забытую детскую веру в чудо - в волшебное путешествие. Поезжайте прямо в Лапландию. Отдых в Лапландии... Здесь снег такой неправдоподобной белизны и пушистости, что его все время хочется потрогать ? проверить, а настоящий ли.
Таиланд. Бангкок - Паттайя. Отзыв о путешествии
Бангкок: Особенности этого мегаполиса в его контрастах. Паттайя. Город сильно вытянут вдоль береговой черты. Приехали в отель на микроавтобусе. Да, многие часы, проведенные в Инете, не прошли даром! Отель оказался очень хорош!
Культура Греции. Традиции Греции. Кухня Греции
С древних времен искусство играет важную роль в Греции. Летом спектакли греческой драмы играются в древних театрах, где их смотрели еще на заре цивилизации. Древняя греческая литература включает в себя поэзию, драму, философские и исторические тракта
Чили: отдых в стране заснеженных кактусов
Чили находится далеко-далеко от нас, на другом конце земли. Там, где небо пылает разноцветными закатами, растут кактусы и возвышаются горные пики Анд и Кордильеров.
Достопримечательности северного Эквадора
Северная низменность и побережье представляют собой большой регион, лежащий западнее горных цепей Анд и севернее дороги от Манта до Куведо. В противоположность сухому и пустынному южному побережью, север покрыт пышной растительностью
Коста-Рика – отдых на лоне первозданной природы
Государство Коста-Рика, в отличие от некоторых соседей по региону, можно считать достаточно безопасным местом для вложения нескольких десятков или даже сотен тысяч долларов.