+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Мораль по-пхеньянски

Начало в предыдущем выпуске.
  Рейсы в Пхеньян летают только из Пекина (два в неделю) и из Владивостока (нерегулярно). Мы ожидали, что попадем в Совок времен середины 70-х. В Корее нет Интернета и GSМа. Все телефоны на границе конфискуют и выдают при обратном вылете. То же самое происходит с политической и порнолитературой, GPSа-ми, картами и даже диктофонами. Но, обнаружив в самолете много европейских, американских и прочих туристов, я чуть расслабился и подумал, что на Корею наговаривают лишнего.

Выгрузка багажа - самая длинная из всех виденных мною. Поскольку пекинский рейс - единственная связь с капиталистическим (или все же социалистическим) миром, 90% багажа занимают заклеенные скотчем коробки с товаром фарцовщиков - от жвачек и чупа-чупсов до огромных теликов. Все это снимается с ленты работниками аэропорта и сваливается под стенку, превращаясь через час в пирамиду Хеопса. Вещи пассажиров, редко попадающиеся между контрабандой, брезгливо сталкиваются в дальний угол зала прилета. Через полтора часа мы таки вытащили из завала свои сумки. Горы багажа заставляют почувствовать гордость за грузовые отсеки старенького Ил-62 (!), летающего под корейским флагом. Пограничник подробно осмотрел мою старую электронную книжку. "GPS?" "Ноу!" - ответил я - и мы в коммунизме. Корея - это отрыв башки! Это не застой семидесятых. Не сталинский режим тридцатых. А строже, гораздо строже и страшнее. Далее идет бессвязный текст наших четырехдневных корейских впечатлений.
Архитектура - московская. Самый маленький жилой дом - 20-этажный. Все квартиры - однокомнатные. Когда вечером смотришь с высоты сорокового этажа гостиницы на город, он полностью светится всеми окнами. Все сидят дома. В 23.00 над городом гимн - все окна гаснут, как по щелчку. В 6.00 над городом гимн - подъем. Если сказал просто Ким Ир Сен или Ким Чен Ир - "расстрел". Нужно говорить исключительно (строго!) - Великий Вождь Товарищ Ким Ир Сен и Любимый Руководитель Товарищ Ким Чен Ир. По телику идут три программы. Первая - советские фильмы 40-х-50-х, обязательно военной тематики. Вторая - выступление вождей. Третья - постоянные парады. Широкие "московские" проспекты. Машин нет. Не "немного", а нет вообще - ни одной! Сотни людей в очередях на остановках троллейбусов, трамваев, автобусов. Там, где нет остановки, люди идут вдоль дороги толпами, как в Центральной Африке. Мужчины: все в одинаковых черных костюмах-сталинках, по выходным (воскресенье -единственный выходной, отпусков нет) - с галстуками.
 Женщины: юбочный костюм серый, по выходным - что-то национальное, типа огромного крепдешинового банта-колокольчика первоклассницы. У всех (абсолютно всех!) октябрятский значок с Ким Ир Сеном. (Ой, Великим Вождем Товарищом). Значок туристам купить невозможно. Нас встретили две гидши. Одна симпатичная (втирается в доверие и выясняет истинную цель посещения страны), вторая -"училка", более грозная. Плюс кагебешник-водитель. Гостиница - единственная сорокаэтажная на острове (типа Гидропарка), с острова в город ведет единственный мост, на котором дежурит патруль. До моста от гостиницы -полчаса пешком. Выходить в город запрещено! Гидши живут в соседнем номере и краем глаза пасут твои двери. Подъем в семь утра. И сразу экскурсионная программа. Музей войны. Статуя Ким Ир Сену. Центральная площадь. Другая статуя Ким Ир Сену. Триумфальная арка. Третья статуя Ким Ир Сену. Музей вышивки. Четвертая статуя Ким Ир Сену. Книжный магазин. Пятая статуя Ким Ир Сену. Монумент независимости. Шестая статуя Ким Ир Сену. Кладбище героев войны. Седьмая статуя Ким Ир Сену. И это только до обеда. Программа построена так, чтобы к десяти часам вечера у туриста вывалился язык и не было ни сил, ни желания выползать из гостиницы. Если гиды видят, что по возвращении в гостиницу ты еще бодр и весел, тебе будет предложено послушать получасовую политинформацию, от которой очень сложно отказаться. На каждом "чек поинте" экскурсий гидши расписываются в журнале о том, что нас привезли. Мы - щелк, щелк, щелк фотиками, и быстро марш в будку (микроавтобус).

Гидши расписываются, что нас увезли. Дышится в городе вольно - рекламы нет никакой. К единственному борду с рекламой какой-то машины возят как к достопримечательности (с обязательными росписями в журнале). Временами чувствуешь себя в детстве (в конце 70-х): из-за отсутствия рекламы и очередей на транспорт плюс советская архитектура. В Пхеньяне находится и самый болыиой в мире недострой - 105-этажная гостиница высотой более 330 метров стоит призраком над городом. Ее хорошо видно из любой точки столицы. На сегодня это седьмое по высоте здание мира. И одновременно позор корейской экономики. Чтобы ее сфотографировать с нужного ракурса, нам пришлось два дня уговаривать весь наш конвой остановитъся там, где нам надо. Наконец гидши поняли, что нам проще дать, чем находить новые отмазки. Микроавтобус остановился, они за пару минут обсмотрели "периметр" и только после того как убедились, что вокруг никого, дали команду выходить и нам. За 30 секунд мы успели пару раз клацнуть затворами. На городской набережной устало стоит захваченное корейцами американское разведывательное судно "Пуэбло", замаскированное под рыбацкую шхуну. Захват был устроен после захода в территориальные воды Кореи. Экипаж был арестован. Вернули американцев только через год, после того как США публично извинилось перед Кореей за факт шпионажа. Корейцы обоснованно этим горды, так как за всю историю Штатов это было единственное официальное извинение от лица государства.

 Однажды мы, усыпив бдительность гидш, смылись из гостиницы. "Куда пойдем?" - спросил я Цыгеля. "Вопрос не куда пойдем, а куда дойдем!" - логично ответил он. По пластунски из номера, черный выход через ресторан, аккуратно по берегу уставившись "в пол" через мост. Мы в городе. Если бы из наших жоп торчали 12 зеленых антенн и мы были бы в скафавдрах пришельцев, то привлекали бы меньше внимания, чем просто европейцы с фотоаппаратами. Ты - минимум Пугачева, максимум Иисус. Твоим видом все изумлены и провожают взглядами, пока ты не скрылся за поворотом. На улицах продается минералка и мороженое (типа сливочного, пятнадцатикопеечного в СССР). Купили. Мороженое чуть помогло. Раз ест местное мороженое, может быть, и не шпион. Острое ошущение анекдота "Штирлиц шел по Берлину и не мог понять, что его выдает больше - рязанский акцент или волочащийся парашют?". Через двадцать минут после моста мы дошли до вокзала. "Идем, посмотрим!" - предложил Цыгель. "3агребут. И будут правы. Военный объект" - ответил я, и мы пошли к вокзалу. Успели поднять только одну ногу на ступеньку крыльца центрального входа. "Пройдемте!" - мне положили руку на плечо. Интонация девушки в военной форме была не злой, но шансов на возражение не оставляла. Дама в беретке и погонах отконвоировала нас в полицейский участок вокзала. Три девушки в погонах посолидней сразу же начали интересоваться, откуда мы и где наши гиды??? Ситуацию спас какой-то генерал, ломящийся в закрытые стеклянные двери со стороны платформы. Двое мадамов наперегонки побежали прогнуться перед генералом. А бдительность оставшейся капитанши помогли усыпить палочки от мороженого. Мы типа показали, что культурные и надо бы их выбросить в урну, стоящую на улице. И как чесанули в ближайший переулок!!! Хотя нам грозила лишь доставка в "бобике" в гостиницу и максимум гостиничнодомашний арест до вылета, мы все-таки испытывали небольшое чувство гордости после нашего микро-побега. Окрестный путь по тому же маршруту занял в два раза меньше времени. Кстати, особо злостно провинившихся туристов (два вместо трех поклонов в мавзолее Ким Ир Сена) принято отаравлять драить палубы на "Пуэбле". Кстати, паспорта и билеты туристы сразу отдают гиду, получая их обратно только при посадке в самолет. Гиды провожают тебя, пока своими глазами не убедятся в том, что Ил-62 улетел, а ты не бежишь по взлетной полосе обратно в Корею. И в отличие от кубинских дам, провожающих туристов и искренне льющих слезы от улетающей любви, гиды наблюдают за тобой из меркантильных соображений: если что с тобой не так, основные пендели будут выгребать гиды. На рейсах в Корею все пассажиры везут желтенькие пакеты из пекинского дьюти-фри. При всей строгости режима подарки (кофе, шоколад, носки, сандалии и другие товары народного потребления) и чаевые гиды и водители берут охотно. Хотя я не исключаю, что у них на работе существует касса для сдачи чаевых и подарков. В Корее все - государственное. Туризм в том числе. Пребывание человека в день фиксировано по цене - 206 евро, включая все гостиница, еда, транспорт, экскурсии. По официальному курсу кореец зарабатывает около 20 долларов.  Я поменял 20 баксов в кассе гостиницы - на сувениры. Купив мороженое в городе, простой расчет показал, что оно стоит 7 долларов. Оказалось, что по черному курсу кореец не зарабатывает и доллара. Все для туристов очень дорого. Из сувениров - книги с вождями (30 евро), алюминиевые монеты (5 евро), настойки из женьшеня (10-500 евро), вышивки ручные шелковые (до 500 евро). Над вышивкой метр на метр могут трудиться 10 человек целый год.
В Корее очень много дворцов пионеров, спортивных залов и других кружков. После школы все пионеры расходятся по секциям и до потери пульса тренируются в "массовой гимнастике". Эдакий полный тимбилдинг. Ощущение плеча товарища приходит корейцу лет с трех и не оставляет его всю жизнь. Отдельная история - шоу Ариран. В центре столицы, на острове стоит самый большой в мире стадион. Он вмещает 150000 зрителей. Они смотрят на 150000 выступающих. Из них 50000 занимают четверть трибун и цветными табличками-пикселями показывают "кино" на самом большом живом экране. Напротив них сидят сотни дирижеров с флажками, махая ими, показывают, какой цвет кому показывать.
А на поле творится что-то невообразимое. За полтора часа перед зрителями проходят пятнадцать разных сцен-отделений. Выступают все представители профессий, включая упражнения в воздухе на веревках на 100-метровой высоте. Вегас отдыхает! Его 150-миллионные шоу выглядят жалкой подделкой! Без дармового человеческого ресурса повторить такое не удастся ни одному государству. Через полчаса после начала шоу полил страшный ливень. И если трибуны хоть накрыты крышей, то поле стадиона вместе с выступающими промокло сразу. Но все 150 тысяч, включая трехлетних "артистов", продолжали держать улыбку четко выполнять все движения и показывать "живое" кино на экране. За два часа никто из них ни разу не ошибся, не махнул рукой в другую сторону, не упал на скользкой траве. И никого не интересует, что с десяток тысяч из них слягут завтра с ОРЗ и ангинами. Результат в Корее всегда важнее, чем процесс. Как-то вечером Цыгелю захотелось проверить на практике пословицу "он на этом деле собаку съел!". Гидши сразу вызвались заказать в гостиничном ресторане ужин в корейском национальном стиле. А значит это, что основное блюдо - собака. Есть в ней особо нечего, поэтому готовят собачий борщ - мелко порубленная собака вперемешку с бульоном. У Цыгеля блюдо сразу "пошло". Я же, загребнув первую ложку из тарелки и обнаружив в ней кусок собачьей шкуры с клоком шерсти, на два дня потерял аппетит и пошел давиться булками из сувенирного магазина. Целый день был посвящен посещению границы с Южной Кореей. На удивление, корейцы дружелюбно относятся к своим соседям, а правительство с 2000 года ведет переговоры об объединении двух Корей. Однако северяне не спешат демилитаризировать пограничную зону. В 50 километрах от границы с периодичностью в 1 км вдоль дороги стоят огромные бетонные глыбы высотой в 10 метров, опертые на каменные клинышки. В случае, если с южной стороны начнут прорываться танки, клинышки молоточком можно повытыкивать, и глыбы замуруют дорогу на Пхеньян.
На границе нас встретил корейский полковник, показал весь комплекс оборонных сооружений, поделился своей ненавистью к американцам и подвел к так называемому пункту перехода - пару продолговатых бараков с дверьми в обоих торцах. Один торец наш, другой уже с южной стороны. Особым шиком среди редких русских туристов считается подойти к мегафону и прокричать пару матов в сторону американцев. По сравнению с Китаем женское белье в Корее выглядит куда отвратительнее. Продается только одна модель женских трусов - панталоны с кружавчиками на ногах и вертикальным швом (модель, популярная в СССР в конце 40-х годов). Отвечают взаимностью корейки исключительно комсомольцам. Наша симпатичная гидша сообщила, что жениха у нее нет, и она вроде не против. Но спросила, комсомолец ли я. Мне было чем крыть - комсорг в институте, делегат последнего съезда ЛКСМУ, даже член поспеднего созыва ЦК (все - правда). На что услышал логичный вопрос: комсомольский билет покажешь? Короче, в следующий раз подготовлюсь посерьезнее, где-то валяется мой билет комсомольский. Ну и ладно, глядя на их трусы, все равно все опускается. Мавзолей Ким Ир Сена - дворец размером с десяток Дворцов "Украина". Каждый кореец не реже одного раза в месяц идет на поклон к вождю. Перед входом к трупу всех разбивают на четверки. До саркофага - три километра коридоров-эскалаторов и пятнадцать КПП. Рентген, металлодетектор и принудительная стерилизация. Гроб нужно обойти с четырех сторон света, поклонившись на каждой стороне трижды. Косясь на стоящих внутри автоматчиков, понимаешь, что кланяться нужно пониже. Затем предлагается ознакомиться с любимым железнодорожным вагоном Вождя. Когда затем в огромном колонном зале ты видишь стоящий памятник Мерседесу Вождя на мраморном пьедестале, ошущение нереальности происходящего достигает предела. После посещения предлагается оставить запись в книге почетных гостей. Написанное тут же рецензируется строгой гидшей. Если все книги записей сложить вместе, можно построить еще один такой же мавзолей.  Самое ужасное во всей этой ситуации то, что, в отличие от Кубы, где местное население относится к Фиделю саркастически, корейцы искренни в своих убеждениях и чувствах. При виде портрета (не говоря уже про Мавзолей) Вождя в любом виде корейцы испытывают очевидный оргазм. С 53-го года растет уже третье поколение людей, которое не понимает и даже не может себе представить, что жить можно как-то иначе. Хотя, с другой стороны -не будь у нас сталинизма, еще неизвестно, когда мы смогли бы разделаться с фашизмом. В аэропорту, махая натянуто улыбающимся гидам, Цыгель объективно отметил, что Корея - страна, в которой очень интересно побывать, но очень страшно остаться.
Через 10 часов мы были уже в Улан-Баторе. Но редактор опять пожалел еще пару разворотов, да и Монголия заслуживает отдельного материала. Так что о четырех днях в Монголии читайте в следующем номере.
В восьмое посещение пекинского аэропорта мы мирно завтракали в ожидании рейса на Киев. Тут за соседним столиком один из крепких китайцев показал на меня пальцем и что-то сильно, громко и страшно рявкнул. Видя, что я не реагирую, он рявкнул еще раз. В полной уверенности, что таким образом китаец привык посылать встречающихся ему европейцев, я раздул ноздри, набрал полные легкие воздуха и уже округлил губы, готовясь ответить ему привычной фразой, начинающейся с "икс". И вдруг до меня дошло, что он смотрит не на меня, а на солонку, которую я держу в левой руке. Китайский язык настолько груб и экспрессивен, что даже культурнейшую просьбу можно принять за оскорбление и лажануться. Хотя Катя нас об этом предупреждала.  
Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Гоа - настоящая Индия
Здесь в Гоа практически 24 часа в сутки не замирает повседневная, будничная жизнь, хотя и очень своеобразная — у нее много цветов и оттенков, звуков и запахов. Когда путешествуешь по индийским дорогам Гоа, то как бы невольно оказываешься в гуще проис
Бангкок за один день
Бангкок - это город, где европейский комфорт и азиатская роскошь смешались самым причуд-ливым образом. Столица Таиланда заслуживает пристального внимания, но даже если Бангкок - всего лишь транзитная остановка в вашем путешествии к островам Пхукет, С
ОАЭ: сказка в пустыне
Скажите, что вы представляете, услышав или прочитав "Объединенные Арабские Эмираты"? Скорее всего, синие воды Персидского залива, цветущие сады в пустыне, роскошные отели и изобилие товаров в магазинах? Да, Эмираты готовы предложить туристам и восточ
Тур по Израилю. Марш-бросок вдоль Мертвого моря
В Израиле достопримечательностей больше, чем зеленых насаждений. Только не стоит забывать о пристрастии восточных людей к преувеличениям. Так, если в путеводителе написано "море", то взору откроется умеренной величины озеро, но зато самое полезное в
Удивительная Мексика
Это было похоже на заклинание. 70-летняя Лладия Родригес размахивала сухими морщинистыми ручками, что-то воинственно выкрикивала на родном индейском языке, то и дело вставляя в речь чужеродное слово: "Патенте - но, патенте - но!"
Унікальний приватний музей старожитностей у Коломиї
Місто Коломия. Вулиця Блавацького, будинок № 2. Лише скромний напис «Етнографічний музей «Просвіти» на зовні непоказній кам'яниці вказує на те, що тут розташований один з найцікавіших прикарпатських музеїв. Приватне зібрання старожитностей Романа Яво