+38 044 270 6044
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ
Поиск тура
Туры в Карпаты!

Не только Гоа

  Наверное, для большинства россиян поездка в Индию прочно ассоциируется с посещением Гоа. В общем-то ничего против этого образцово-показательного приморского штата не скажешь. Но дело в том, что в coceдних и не столь знаменитых штатах все то же самое. Организованных рейв-вечеринок и всего им сопутствующего, правда, поменьше, а вот дневного гоанского бюджета хватит здесь на неделю — все минимум раз в пять дешевле. Прилизанности и вестернизированности у соседей Гоа практически не наблюдается, но, если разобраться, много ли в ней, вестернизированности, хорошего?
Даже если вы уже прилетели в Гоа — не беда, выбраться отсюда несложно. Несколько раз в день из Маргао идет «дизель», пригородный поезд, который за 16 рупий вызволит вас из данного туристического рая. Ехать 70 километров часа два до Гокарна-роуд — маленькой такой станции. Там вас окружит большая толпа рикш. Нормальная цена отсюда до любого пляжа — 150 рупий.
А если не поленитесь и пройдете километр до большой дороги, то за 5 рупий сможете сесть на рейсовый автобус, отправляющийся отсюда раз в полчаса. Гокарна
Три улицы, автостанция, городской пляж — вот и вся городская топография. Три храма, две здоровенные деревянные колесницы, один кунд (пруд в форме квадрата, обнесенный каменными ступенями-гатами), где купаются местные жители, паломники и коровы и рядом с ними стирают белье.
Крошечная Гокарна, которую даже в путеводителях называют то городом, то деревней, — один из самых священных индийских городов: паломничество сюда вкупе с омовением в Котитирте (название кунда в переводе с санскрита означает «водоем тысячи святых источников») смывает все грехи. Индуисты верят, что на месте Котитирты некогда существовал гигантский провал, который на самом деле был ухом коровы-земли, через него-то Шива и выбрался на свет, отсюда название города — «коровье ухо» на санскрите. В середине кунда на островке стоит его храм Венкатараман. Считается, что каждое полнолуние бог появляется на берегу кунда и читает мантры в честь своего освобождения. Тот, кому не повезет в это время его увидеть, заболеет и умрет. В февральское полнолуние проходит главный городской праздник Шиваратри — день рождения Шивы. Тогда по улицам Гокарны идет процессия, возглавляемая двумя деревянными колесницами величиной с дом. В мирное время они стоят возле храма Ганапи, посвященного Ганеше, от него же начинается шествие. За колесницами следуют несущие священный огонь брамины. Они останавливаются у каждого дома, и глава семьи зажигает от пламени лучину для домашнего очага. Главный гокарнский храм — Махабалешвара. В нем хранится самая ценная святыня — Шива-лингам. По легенде, это был камень, подаренный шри-ланкийскому царю Раване Шивой, чтобы тот мог сделать его столицу неуязвимой для врагов. Послан он был с условием: по дороге домой Равана не должен ставить камень на землю... Потом боги передумали, пожалели о подарке и отправили за ним воплотившегося в пастушонка Ганешу (в других вариантах — то Вишну, то Кришна), который вызвался подержать тяжеленный булыжник, пока царь будет молиться (выполнение ритуалов было вторым условием). Пастушонок «устал» держать камень, поставил его на землю — и он в нее врос. А фаллическую форму камень якобы приобрел, когда Равана отчаянно пытался извлечь его — тянул, тянул... Впрочем, по мнению местных жителей, иноверцев сакральная история города не касается. У всех храмов стоит табличка «Иностранцам вход запрещен». Последние не особо обижаются, ведь едут они сюда в основном из-за пляжей.
Иногда Гокарну называют местом, куда в 60-х уехали хиппи, когда Гоа стал слишком туристическим. Это не совсем так — первых посетителей пляжи обрели лет 15-20 назад, тогда там было по одной чайной с парой-тройкой разносчиков фруктов, а жители сдавали напрокат гамаки. Пять лет назад началось строительство гестхаусов и кафе с туристическим меню. С каждым годом оно набирает обороты, и к нынешней весне, к большому недовольству как местных жителей, так и бюджетных путешественников, здесь отгрохали пафосный отель-resort.
 
Пляжей четыре. Самый ближний (полчаса пешком от города) — Кудли, за ним Ом (сверху он действительно похож на санскритскую букву), далее — ничем не примечательный Хафмун (Полумесяц) и наконец Парадайз — самый дикий (нет электричества, вода только из колодца), самый дешевый, самый чистый, с самой вкусной едой и самыми добрыми и по-хорошему ленивыми и безалаберными хозяевами кафе. Здесь все то же самое, что и в Гоа, — розовая земля, Аравийское море, зато не так дорого, не так загажено. Правда, на самый цивильный Ом валит толпами сексуально озабоченный индийский молодняк, чтобы потаращиться на девушек в купальниках и, если повезет, сфотографироваться с ними. Они пока понимают, что ведут себя плохо, поэтому объекты нездорового внимания без всякого мужского вмешательства способны отогнать доморощенных вуайеристов на неназойливое расстояние. Все пляжи разделены джунглями, сквозь которые бежит еле заметная песчаная тропинка. Стоит сделать шаг в сторону — и незаметно для себя попадешь в совершенно непроходимые заросли. Мифическо-мистический статус городка распространяется и на его окрестности — Парадайз с Кудли посвящены Шиве: в дальних уголках за хижинами стоят камни с его изображением, лежат подношения. А вот Ом отдан под общее руководство Кали — той самой богине смерти, темной ипостаси жены Шивы Парвати, которая носит ожерелье из человеческих черепов, держит в каждой руке по кинжалу и у которой изо рта капает кровь. Однажды я видел, как местные жители отступили от своего правила не вмешивать белых в дела религиозные. Весной этого года аборигены Ома построили рядом с пляжем «храм» Кали. Сооружение скорее напоминает алтарь с мурти (статуей), опутанный гирляндами из цветов. В день открытия после заката каждый абориген, начиная от владельцев гестхаусов и заканчивая последним бесполезным боем, был занят одним: отловом отдыхающих и затаскиванием их в «храм». Там после помазания и причащения виноградом следовала лекция на тему: «Кали — добрая богиня. Мы все очень ее любим. Очень хорошо молиться Кали». Праздничная транспати началась ближе к полуночи. Темнокожий диджей приволок допотопный пульт и запалил сразу две упаковки ароматических палочек. Под расшатанным и крытым соломой навесом (танц-пол) включили развешанные еще днем режущие глаз прожектора и красные фонарики... «Танцуйте! Танцуйте! — завопили в одну глотку аборигены. — Мы тоже будем танцевать!» Электрические лучи вспарывали ночной мрак, облизывая дрыгающие ногами фигурки, казавшиеся совсем бледными рядом с дико носящимися туда-сюда молодыми и не очень индусами... Неожиданно до меня дошел жутковатый смысл происходящего — это жертвоприношение. Символическое, конечно: круг танцпола и фонарики обозначали огненную глотку темной богини, где сгорают глупые туристы. А адептам ничего... На следующий день у всех приезжих болела голова и подкашивались ноги, хотя никто сильно не напивался, и вообще похмелье в местной экологии заработать трудно. Но это исключительный случай. Не стоит участвовать в ритуалах, смысла которых не понимаешь... Кроме того, для христианина (мусульманина и иудея) это грех большой.
Обычно здесь очень мирная атмосфера — «шанти-шанти», как говорят индусы. Расслабленно и неторопливо проходят дни, недели и месяцы, городская суета сползает на песок и уплывает в Аравийское море вместе с отливом.
Вода тут не особенно прозрачная, так что нырянием с маской за крабами или более серьезным дайвингом здесь никто не занимается. Но покачаться на океанских волнах можно и бескорыстно. Они совершенно другие, чем привычные нам черноморско-средиземноморские, да и утягивают от берега гораздо сильнее. Так что поосторожнее с дальними заплывами. Неуловимая гокарнская сакральность начинает напоминать шум волн и океанский бриз, на фоне которых слушаешь рассказы других путешественников и полезные советы индусов на тему «Как не пропасть в Индии». Втягиваешься в главное ежевечернее развлечение — лицезрение заката, каждый день деловито выискивая для этого новое место. А если остаться встречать его в самой Гокарне, то можно сесть на любом порожке и увидеть волшебный вид: в отблесках заходящего солнца розовая земля и розовая пыль на домах и пальмах кажутся еще ярче, насыщеннее, нереальнее, на долю секунды становясь одного цвета с уползающим за горизонт красным диском.

Окончание в следующем выпуске.  
Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Алкогольные традиции в Голландии, во Франции, в Чехии...
Посчитайте, сколько раз, приехав в чужую страну или просто на отдых подальше от дома, вы хотели найти подходящую выпивку. Когда пытались заказать что-то знакомое, то вкус разительно отличался от того, что было дома...
Талассотерапия: что? где? когда?
Окончательно подвинул меня попробовать чудо-процедуры под названием талассотерапия знакомый, рассказавший, что его непереносимая теща съездила к теплому морю посредством комплекса "талассотерапия" устранить целлюлитную корку на бедрах и изменилась ка
Business English и почему нам с ним так сложно
Понятие “деловой английский” или business English в сознании наших соотечественников появилось всего лет десять назад, на заре перестройки, когда были сняты кордоны, разделяющие нас с остальным миром.
Хургада: акватория коралловых рифов
Каждое утро из гаваней Хургады выходят десятки белых катеров с аквалангистами. Катера рассыпаются веером по коралловым рифам Хургады, а их пассажиры начинают свой очередной подводный день в компании с удивительными обитателями коралловых рифов
Бруней: здесь о золото вытирают ноги...
Историю жители Брунея рассказывают своим детям, как только те начинают что-то понимать, в надежде воспитать в них чувство бережливости. Легенда о Золотой горе не так далека от реальной жизни страны, которая разбогатела в одночасье в 1920 году
Кухня Эстонии. Эстонская кухня
Традиционная кухня Эстонии (эстонская национальная кухня) сформировалась во многом под влиянием немецкой и шведской кулинарных традиций, и состоит, в основном, из простых и сытных "крестьянских" блюд