+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Путешествие на небеса

  Автобус-вот уже шестой час ползет по узкому серпантину холмов, пытаясь преодолеть расстояние в 200 километров. Терпеливо набиваю синяк на спине о твердые стулья «лоукал-баса». Дороги в Непале вполне приемлемые, однако передвигаться по зигзагам и серпантинам лучше медленно и осторожно: буквально в полуметре от колес начинаются глубокие ущелья... Полуденное солнце обжигает мои плечи. Стоит невыносимая жара, температура воздуха достигла дневного максимума. Мимо проносятся разрисованные вручную грузовики индийского транспортного гиганта «Тата», из окон высовываются молодые непальцы и приветливо машут мне рукой.
Сонаули. Граница Индии с Непалом. После пятиминутных формальностей с визой получаю на руки свой паспорт. Четверо непальцев записывают в журнал мои данные. Журналу явно больше лет, чем мне. В помещении иммиграционного поста прохладно и тихо. Мурлычет радио. На стенах — карты горного королевства. Миловидная девушка в цветастом платке разносит еду — даал-бат и молочный чай со специями. «Welcome to Nepal!» — белозубый офицер заканчивает писать и, отрывая глаза от слова «журналист» в графе «профессия» моей анкеты, учтиво протягивает мне руку. Замечаю, как все вокруг ждут, когда же я наконец-то раскланяюсь — на столах остывает еда. А по непальским традициям даже самое серьезное разногласие прекращается, когда на стол подают даал-бат (еда из чечевицы, риса и овощей, тушенных со специями, а также со свежей или маринованной соей). «На-мастэ!» — складываю ладони в районе солнечного сплетения, что буквально означает «В вашем лице я приветствую бога», и удаляюсь. Оживленная дорога возвращает меня в прежнее состояние авантюристки, ищущей приключений со своим потрепанным рюкзаком... Переступаю условную линию границы между двумя странами. Глубоко вдыхаю. Прямо навстречу мне бежит босоногий и растрепанный мальчишка с огромным алым маком в руках. Приблизившись, на секунду замирает и внимательно смотрит на меня: «Which country?» Улыбаюсь в ответ: «Wonderful country, kid!» Мальчик хохочет и, быстро всунув мне в руку цветок, стеснительно отбегает на «безопасное» расстояние. Передо мной открываются 12 километров прямой трассы. Дорожный знак оповещает, что до Покхары 200 километров. Подкатывает рикша. «Bus stand?» — щурюсь от солнца. «No problem, madam!» «Пожалуй, Непал — страна действительно счастливых людей: никогда тебе не отказывают», — думаю я и еду ловить ближайший автобус в Покхару, живописный курорт, который в начале 70-х облюбовали странствующие по Непалу «дети цветов». Сегодня это центр йоги, тибетских медитативных техник и релаксации. Городок необыкновенной красоты прячет за бархатными холмами изумрудное озеро Фева, обрамленное каймой белоснежных гималайских ледников.
 
Шоссе в Покхару открыли только в начале 70-х, но местные жители — шерпы по-прежнему пользуются тропами, проложенными по бесконечным складкам гор, и помогают туристам переносить необходимые вещи в плетеных корзинах, укрепленных на головном ремне, ведь в удаленные районы Непала можно попасть только пешком. Между небом и землей
Непал. Маленькая Швейцария в Азии. В полуметре от колес автобуса открываются глубокие ущелья и долины, иногда внизу мелькают разбившиеся заброшенные транспортные средства. Из окна на меня смотрят плюшевые холмы, у подножия которых течет прозрачная вода горных рек. Иногда над бурлящей поверхностью простираются тоненькие висячие мосты, соединяющие две деревеньки, и, когда автобус замирает перед очередным поворотом, пропуская крупногабаритных гигантов, я успеваю заметить, как через мост осторожно переходит крестьянка, нагруженная дровами или травой для скота. Крошечный передвигающийся кустик. Непальцы — весьма низкорослая нация, и у меня даже сложилось поначалу впечатление, будто я попала в страну лилипутов или добрых гномов... Я замираю при виде каждой новой картинки в окне. Проезжая деревни, ловлю ноздрями запах вечера, костров и еды. Темнеет здесь довольно-таки рано, около семи. Поднимается невероятный шум — птицы оповещают о том, что уже поздно. В моем путеводителе было написано, что в Непале гнездятся более 848 видов пернатых, и вот как раз именно сейчас все они кричат, пищат, издают странные звуки... Но только прячется солнце — и все затихает. На дороге все чаще и чаще начинают мелькать хижины из глины и небольшие кирпичные домики. «Pokhara, madam!» — водитель останавливает автобус.
 
Жемчужина Непала
Выхожу напротив огромного парка на Лейксайде, у самого озера. Здесь я заселяюсь в небольшой гестхаус со смешным названием «Рустика». Первое, что моментально бросается в глаза, — идеальная чистота внутри. И много цветов — в горшках, на клумбах, абсолютно везде.
«Рустика» — уютное владение семьи Саран. Приходит хозяин — молодой непалец в идеально выглаженной рубашке.
На вид ему не более 35 лет. Успешный бизнесмен, он занимается делами «Рустики» уже пятый год и по-прежнему свято верит, что качество — залог успеха. Его заведение отличается очень хорошим сервисом, светлыми комнатами с ванной и горячей водой и очень умеренными ценами (три американских доллара в сутки). А еще, как оказалось, на первом этаже гестхауса живет невротическая белая собачка непонятной китайской породы, которая в пять утра будит всю округу пронзительным лаем. Но к этому привыкаешь быстро. Господин Саран, как истинный предприниматель, пытается определить толщину моего кошелька и немедленно предлагает всевозможные туристические программы, поездку в национальный парк «Читван», трекинг к базовому лагерю Аннапурны, экскурсию на священный Кайлаш, где, по преданиям, до сих пор медитирует Шива, чайный тур по горным деревенькам, прыжки с парашютом, каякинг и даже охоту за медом диких пчел в каких-то невероятных непальских джунглях. Мое уставшее воображение немедленно рисует носорогов из Читвана в каяках, и я, извинившись, удаляюсь, чтобы залезть в горячую воду и смыть пыль дорог. Потом, за ужином, в небольшом семейном ресторанчике Pandey знакомлюсь с владельцем этого заведения Кришной Панди и его женой Сунитой — милой парой с тремя детьми. Пока Кришна готовит на газовой горелке тибетские жареные пельмени момо, Сунита, плохо говорящая по-английски, пытается завести со мной беседу. Ничего не получается, и мы улыбаемся друг другу. За соседним столиком сидит пара французов хипповатого вида. «Намастэ!» — здороваюсь я. Парень с дредами начинает разговор: откуда я, как мое имя и куда я иду — классические темы бэкпекерских посиделок. —А ты Мачапучаре видела?
—Мача... что?
—А-а! Так ты только приехала, да? Это надо видеть! Мачапучаре — гора гряды Аннапурна.
В переводе с непальского — «Рыбий Хвост», потому что по форме его напоминает... Последний раз альпинисты пытались покорить ее в 50-х, но подъем слишком крутой, и все экспедиции заканчивались трагически. После этого король решил перестать выдавать туда пермиты. Девственная гора, на которую еще не ступала нога человека. Ее сейчас не видно, потому что темно, да и в течение дня она чаще всего закрыта плотными облаками. Но вот после грозы, когда туман над долиной рассеивается, Гималаи открывают свои секреты. Мачапучаре — священное место, непальцы верят, что там живет Шива... — француз мечтательно затягивается папироской с гашишем. Осматриваюсь по сторонам — никто из присутствующих не обращает на это внимания. —Да ты не бойся! — смеется француженка, поправляя на плечах платок из шерсти яка. Здесь все курят. На, попробуй! Бом Шива! — тонкие пальцы протягивают мне косяк. Разомлевшая после горячей ванны, я затягиваюсь горьким дымом и замечаю, что прямо у моих ног растет огромный куст марихуаны. Она повсюду, как сорняк. Опьяненное воображение рисует снежного человека, карабкающегося по Мачапучаре. Я представляю, как йети спасает заледеневшую в гималайских снегах экспедицию альпинистов...
—Вой ли патола! — первая фраза на непальском, которую мне дарит на прощание хозяин ресторана. — Спокойной ночи!
И я удаляюсь в сторону моего сегодняшнего дома. Француз кричит вдогонку:
— Не забудь! Ма-ча-пу-ча-ре! Рыбий Хвост! Лучше всего на рассвете смотреть — не пожалеешь!
«Да, непременно, — думаю я, растянувшись на королевской кровати в своем номере, — мне так много всего еще надо здесь увидеть!» Путешествие на небеса
Согласно бесплатной карте, которую я получила в иммиграционном офисе Покхары, «жемчужина Непала», как ее называют местные, расположена в 200 километрах на запад от Катманду. С туристической точки зрения Покхара — основная отправная точка для любителей пеших восхождений на вершины мира. Долина города обрамлена грядами Аннапурны, мягко утопающими в зеленых холмах, на которых ютятся крошечные деревеньки. Решено — надо попробовать подняться повыше. Подальше от шума ресторанов, супермаркетов и магазинов Лейксайда, туристической части Покхары. Остановиться на ночь в доме на высоте 1500 метров не проблема. Главное — это улыбка и 40 рупий в кармане: такова цена горной гостеприимности. Из Покхары ходит автобус в деревню Сарангкот, всего 11 километров от города. Такой переход из весьма туристической среды Покхары в атмосферу подлинной аутентичности местного населения — удовольствие специфическое. Избалованным будет сложно: там, наверху, из кранов течет ледяная вода и условия для жизни достаточно непростые.
Внезапно начинается ливень, и дороги превращаются в реки. Автобус высаживает меня прямо в лужу. До Сарангкота дальше можно идти только пешком, метров 200... Преодолев подъем, заселяюсь в первый попавшийся дом. Несмотря на дождь, вся улица вместе с детьми и козлятами приходит на меня посмотреть. Понимаю, что я сегодня — единственный иностранец в деревне. Меня кормят даал-батом и оставляют спать в комнате с огромным окном.
 
Просыпаюсь от крика петуха. На улице еще темно. Вид, открывающийся за полчаса до рассвета, заставит даже самого циничного человека пустить слезу. Панорама охватывает мыс Мачапучаре, тот самый Рыбий Хвост, о котором мне рассказал француз. Высота впечатляет. Над верхушкой горы вьется кристальная дымка. И вот встает солнце, чтобы постепенно озарить снежные вершины, хребты, долины — все вокруг... Ступаю босиком по холодной траве (ночью температура опускалась до 15°). Под ногами расстилается еще сонная Покхара. Фотоаппарата не хватает, чтобы запечатлеть прозрачное величие Гималаев, и я молча наблюдаю, любуюсь этой красотой. Ко мне присоединяется Арджан, хозяин дома и гордый отец большого семейства. Пытаюсь включить фотоаппарат, но батарейки совсем разрядились.
— Жаль, — вздыхаю я, — моя камера не работает!
— Ну и что? — загадочно улыбается Арджан. — Память же у тебя не требует батареек? Шиваратри — ночь Шивы
— Пойдем, тебе понравится! — Байрам, владелец гестхауса в Катманду, стоит в дверном проеме комнаты и радостно улыбается. — Сегодня великая ночь!
Я послушно беру сумку, и мы выходим на улицы сумеречного и пыльного Катманду. Пока едем на велорикше в сторону храма Пашупатинат (в переводе — «бог животного мира»), в котором находится одно из великих мест поклонения Шиве в Непале, Байрам рассказывает мне о Шиваратри. Обычно ночь бога-разрушителя выпадает на 14-й день безлуния («черной» луны) непальского лунного месяца фалыуна (он приходится на февраль-март). Считается, что именно в эту ночь бог Шива исполнил «Тандава Нритья» — танец великого создания, сохранения и разрушения. Ночь Шиваратри также известна в Непале как «Мела» (религиозная ярмарка) — мистическое время, когда в Пашупатинат собираются вместе тысячи пилигримов со всего мира. И, что немаловажно, там можно увидеть настоящих святых людей — саддху.
 
Саддху до сих пор играют очень важную роль в духовной и социальной жизни Южной Азии. Об их происхождении известно мало, но историки и антропологи утверждают, что они представляют собой первую на земле и древнейшую в истории человечества духовную традицию. Саддху — аскеты, отворачивающиеся от прелестей мирской жизни и полностью отдающие себя во власть Шивы. Они самоотрекаются, чтобы воссоединиться с Абсолютом. Возле Пашупатината собрались тысячи людей. Сразу же замечаю саддху. Худые и смуглые мужчины в набедренных повязках, с длинными дредлоками, завязанными в узел на макушке. Демонстрируя невероятные асаны из хатха-йоги, саддху овладевают твоим вниманием как минимум на несколько часов. Гибкие тела, мышцы напоминают тугие канаты. Среди святых много молодых парней, которые перенимают опыт у мудрых стариков и раскуривают вместе с ними по кругу чилом — трубку, набитую марихуаной или гашишем. Удивляюсь, узнав, что во время Шиваратри и только на территории храма курение гашиша — абсолютно легальное дело. На протяжении столетий этот наркотик был своеобразным подношением Шиве, который, по преданиям, сам курил марихуану, чтобы достичь состояния самадхи — божественного транса.
До самой полуночи саддху будут соревноваться в йоге и демонстрировать свои умения и навыки, а после того как все разойдутся, эти «живые мертвые», как саддху сами себя называют, разделят между собой скромный прасад (подношение), оставленный публикой... Над городом зажигаются огни. Кажется, будто время застыло между прошлым и будущим в ожидании таинства Шиваратри. Чилом переходит из рук в руки — «Бом, Шива!»... IMepalese Hospitality
Я нахожусь в Катманду уже вторую неделю. Непальский мегаполис живет по правилам миллионного города — рикши, автомобильные пробки, огромные базары и фешенебельные рестораны с живой музыкой и отменной винной картой. Прогуливаясь по исторической части Катманду — площади Дарбар и Фрик-стрит, поддаюсь на соблазны и захожу то в один, то в другой ресторан. Пища, которую готовят непальцы, проста и разнообразна. В основном тут едят рис с овощами, чечевицей, иногда с кусочками мяса яка, курицы или козлятины. Вместо хлеба пекут лепешки, напоминающие индийские чапати. В горных деревнях на большой высоте готовят молочные каши, щедро приправленные топленым маслом гхиу. Интересен и местный алкоголь — крепкий ром кукури и традиционное непальское рисовое пиво тунгпа, которое потягивают из немаленького ведерка через соломинку, а запивают водой из китайского термоса, подаваемого официантом. На вкус оно напоминает сакэ, только покрепче. Ну а о разнообразии фруктов и овощей упоминать даже не стоит: здесь есть практически все экзотическое, способное удовлетворить вкус самого избалованного гурмана. Что касается сервиса, то у непальцев собственное видение пунктуальности и времени, поэтому назначать встречу на определенное время, как на Западе, практически бесполезно, иначе рискуете ждать очень долго. Замечаю вывеску: New Best Restaurant. Сегодня — первый день его работы. Здороваюсь с официантом и заказываю рыбу. Ее не оказалось, хотя на улицу выставлена табличка — Fresh fish. Ладно, так и быть, прошу пельмени-момо со шпинатом. За соседним столиком завтракают индусы. Жду 15 минут, полчаса. Наконец из кухни выходит озадаченный официант. Заметив меня, обеспокоенно машет рукой: «Come! Come here!» Kyxня наполнена сизым дымом, из-за которого ничего не видно. Когда удушливая гарь рассеивается, замечаю в углу необъятных размеров металлический чан, из которого все еще струйкой сочится дым. Официант, практически не владеющий английским, виновато разводит руками, как бы говоря: эта чертова сковородка для жарки момо сломалась! «Big boom, madam! You see? Big-big boom!» Пока официант пытается отделаться от шока (а «бум», судя по всему, был серьезным), я покатываюсь со смеху. Приходится довольствоваться сандвичем. Но вообще-то в плане питания в Непале совсем не так уж плохо. Рестораны варьируются от простой забегаловки, с полом из грязи и улыбающейся тетей, которая готовит нехитрый ужин на допотопной газовой горелке прямо на полу у твоих ног, до более-менее приемлемых в западном понимании кафе-ресторанов семейного типа с шумными вентиляторами, «надрессированными» официантами в белых рубашках, которые называют тебя sir или madam и обслуживают настолько навязчиво, что их порой приходится буквально отгонять от стола, пытаясь попасть наконец-то окурком в очередную принесенную ими пепельницу. И одну вещь следует однозначно усвоить на все время непальских каникул: девиз большинства местных ресторанов — «Мы закормим тебя до смерти». Порции очень внушительные, причем это касается не только еды, но и напитков. Будьте готовы к тому, что здешнее гостеприимство не имеет никаких пределов, и наслаждайтесь — готовят здесь и вправду очень вкусно. Ни-ку-да я не-хо-чу!
Успев за два месяца съездить в национальный парк «Читван», понаблюдать за семейством носорогов, совершить два серьезных трека вокруг базового лагеря Аннапурны и увидеть-таки священную гору Кайлаш, попробовать умопомрачительный рафтинг по непальским рекам, берега которых пока не изуродованы асфальтовыми дорогами, а покрыты зеленью и белыми песчаными пляжами, познать тайны тибетских медитативных практик и пройти курсы йоги и випассаны, проболеть несколько дней высотной болезнью, сшить на заказ у непальского портного несколько пар штанов, которые он украсил на свое усмотрение вышивкой, пристроив на карманах серо-коричневое семейство яков, накупить благовоний, чая и красивой одежды, — я вдруг осознала... что не хочу никуда уезжать! Покидая эту древнюю страну, стоит купить на память статуэтку маленького слоненка Ганеши — бога мудрости и покровителя путешественников. Местные жители верят, что он обязательно приведет вас в горное королевство еще не раз. Такой он, Непал, — шокирующий и современный, развлекательный и вкусный, блистательно-зажигательный и по-настоящему экзотический. Что еще надо для интересной поездки и идеального отдыха? 

Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Туры в Будапешт: туры на все 100!
Будапешт — полностью европейский город, который даже ближе к Западной Европе по уровню развития и образу жизни, чем, скажем, Варшава и Прага. В принципе, он тот же, что и двадцать, и тридцать лет назад
Тур по Норвегии своими силами - самостоятельно
Собираясь в путешествие по Норвегии и прокладывая маршрут, мы пользовались мелкомасштабной картой Норвегии и сознательно не ставили перед собой цели проехать и посмотреть все существующие достопримечательности.
Отдых на Канарах: тур на две недели в испанской роскоши
Канары у хорошо информированных туристов ассоциируются не только с лазурным морем, экзотической кухней и отменной экскурсионной программой, но и с фешенебельными отелями.
Трезубец Посейдона, север Греции и лучшие шубы
Говорят, что лучшие греческие шубы производят в Македонии, самом большом и самом северном регионе страны. Купить их можно в Афинах, Салониках, но лучше - на полуострове Халкидики, трижды отмеченным Голубым флагом Европы за чистоту моря и побережья. Ш
Малайзия. Таиланд. Сингапур и Бангкок – две грандиозные южно-азиатские столицы
Поездка на поезде из Сингапура в Бангкок – одно из самых восхитительных путешествий в мире. У Сингапура и Бангкока мало общего. Однако обе эти грандиозные южно-азиатские столицы привлекают легионы туристов из самых разных стран
Подорож у Старе Село на Львівщині
Зазвичай це буває так. За вікном потягу тягнуться околиці Львова, потім пропливають два-три села. Люди у вагоні вже розташувалися і тепер детально аналізують політичну ситуацію в країні або способи боротьби з колорадським жуком. Аж раптом загальний ш