+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Здесь Ной построил ковчег

  Израиль — маленькая страна, даже очень маленькая. Одного дня может хватить, чтобы пересечь ее вдоль — с юга на север. А для того, чтобы пересечь Израиль поперек — с востока на запад, вообще достаточно нескольких часов. Но при всей своей невеликости Израиль — страна удивительно разнообразная.
 
По мере продвижения с юга на север лунные пейзажи пустыни Негев и Иудейской пустыни, разреженные зеленью рукотворных оазисов, быстро сменяет буйство красок Средиземноморья с экзотичными, по-восточному шумными приморскими городами и фешенебельными курортами. И, конечно же, природа Святой земли неотделима от происходивших здесь событий священной и всемирной истории, от того поразительного, многотысячелетнего наслоения различных цивилизаций, величественные следы которых встречаешь буквально на каждом шагу.
 
Встреча с Наполеоном
Путешествующему вдоль средиземноморского побережья Израиля трудно миновать Тель-Авив — современный и, в общем-то, космополитический город, где согласно поговорке только и делают, что развлекаются, в то время как в Иерусалиме — молятся, а в Хайфе — работают. Тель-Авив действительно будто бы создан исключительно для отдыха и веселья: отличные пляжи, шикарные отели, бесчисленные рестораны, кафе, бары, дискотеки и прочие заведения самого разного пошиба, в том числе и такие, где при входе обычно вывешивают красные фонари. Но стоит выйти на городской пляж и посмотреть налево, как перед глазами возникнет романтический силуэт то ли античной крепости, то ли рыцарского замка, угнездившегося на вершине морского утеса. Это Яффа (Яффо) — один из первых портов Средиземноморья, с именем которого связано великое множество мифов, преданий, легенд, а также научно подтвержденных событий, оказавших заметное влияние на историю человечества.
 
Принято считать, что именно здесь Ной построил ковчег, а Персей спас Андромеду (одна из скал в акватории порта так и называется — скала Андромеды). Отсюда начал свой путь пророк Иона. Основанный более 5000 лет назад, город стоял на древнем морском пути, связывавшем Египет с Сирией и Месопотамией. Он встречал корабли с паломниками, направлявшимися в Иерусалим, и материалы для строительства Первого Храма, которые царь Тира Хирам поставлял своему союзнику царю Соломону (несколько столетий спустя сюда же шли плоты с кедровым деревом для Второго Храма). А каких только завоевателей ни повидали эти места — от воинов Рамсеса II, Ксеркса и Александра Македонского до янычар Сулеймана Великолепного и гренадер Наполеона Бонапарта. И, наконец, уже в не столь давние времена алии именно сюда шел основной поток евреев, возвращавшихся на Землю обетованную.
 
Сейчас Яффа, с 1950 года входящая вместе Тель-Авивом в единое административное образование, представляет собой великолепный историко-архитектурный заповедник, притягивающий туристов и археологов, художников и антикваров, рестораторов и торговцев сувенирами. Здесь возникает ощущение, будто одновременно находишься в разных странах и разных эпохах. Хотя, наверное, преобладающий мотив — европейское Средневековье. По узким улочкам, смахивающим на старинные кварталы где-нибудь в Италии или южной Франции, можно подняться к небольшой площади, на которой стоит францисканская церковь Святого Петра, возведенная в 1888 году на фундаменте францисканского же приюта XVII века для паломников. Во внутреннем дворике по-католически пышного храма установлена статуя французского короля-крестоносца Людовика IX Святого, в XIII столетии построившего в городе мощные крепостные сооружения.
 
В Яффе довольно много церквей — католических и маронитских, армяно-григорианских и православных. Так, одна из главных составляющих ее изумительного силуэта — колокольня храма Святого Петра и праведной Тавифы (местной уроженки, воскрешенной, как свидетельствуют Деяния, по молитве апостола). Церковь, строительство которой велось с 1888 по 1894 год, воздвигнута усилиями архимандрита Антонина (А. И. Капустин, 1817–1894 годы), возглавлявшего в то время Русскую духовную миссию в Палестине. Задолго до освящения храма в Святую землю был доставлен дар Императорского Палестинского общества — великолепный белый иконостас.
 
Неотъемлемая деталь облика Старой Яффы — похожая на минарет Часовая башня, возведенная в честь 30-летия царствования турецкого султана Абдул-Гамида II Кровавого (правил в 1876–1909 годах). Спускающийся от нее к старому порту крутой склон застроен мрачноватыми зданиями с выступами и башенками. Они напоминают крепостные казематы, но на самом деле принадлежат Греческой православной церкви, о чем свидетельствует большой флаг Греции, реющий над одной из крыш.
 
Одно из любимых мест жителей и гостей города — расположенный на самой вершине Яффского теля (холма) парк ха-Писга («вершина»). С самой верхней точки его открывается потрясающий вид на море и Тель-Авив, поэтому сама смотровая площадка называется «Пик Ликования» (подразумевается, что никто не сможет удержаться от возгласов восхищения, любуясь поразительной красоты пейзажем). На ярко-зеленых лужайках парка расставлены скульптуры, символизирующие различные события еврейской истории. Главная — «Врата веры». Устремленная вверх четырехметровая конструкция представляет несколько сюжетов: жертвоприношение Авраама, сон Иакова, взятие Иерихона и проникновение народа Израиля на Землю обетованную.
 
От парка можно вновь спуститься в лабиринт узких улочек к линии галерей, бутиков и антикварно-сувенирных лавок. Здесь можно увидеть неожиданные сочетания седой древности с самыми что ни на есть ультрасовременными конструкциями. Например, в одном из двориков, оформленных под старину, висит на растяжках огромный, покрытый то ли войлоком, то ли щетиной предмет, весьма похожий на яйцо. Понимай, как хочешь. Неслучайно Яффа так полюбилась представителям израильской богемы. Множество театров, художественных и театральных студий, музеев, галерей и прочего в том же роде вместили ее кварталы.
 
И вновь с модерном соседствует история — стрелочки на стенах показывают, в каком направлении двигались по той или иной улице французы при штурме города войсками Наполеона 6 марта 1799 года. Надо сказать, что Бонапарт — довольно популярный в Яффе персонаж. В одном из зданий, примыкающих к францисканской церкви, туристам обязательно покажут комнату, где он останавливался. Изображающие Наполеона фигурки — распространенный сувенир, а перед входом в пивную или в кафе можно увидеть символическую фигуру великого полководца. И это несмотря на то, что как раз здесь будущий император, которого в общем считают личностью весьма достойной, совершил одно из самых гадких своих деяний — по его приказу был расстрелян сдавшийся в плен турецкий гарнизон. Уже тогда убийство пленных считалось гнусным преступлением, недостойным европейского солдата.
 
Блистательная Кейсария
Примерно в часе езды к северу от Тель-Авива находится Кейсария (в дореволюционном русском переводе — Цезарея). Основанный в 259 году до нашей эры, город не раз переходил из рук в руки, пока — уже почти на рубеже эпох — не был передан императором Августом Ироду Великому. Переименовав Стартонову Башню (как тогда называли это место) в честь друга и покровителя, царь Ирод значительно расширил, укрепил и благоустроил свои новые владения. После смерти правителя и разрушения Иерусалима Кейсария стала центром римской провинции Иудея и резиденцией ее прокураторов. И хотя прошло около 2000 лет, то, что сохранилось с тех времен, до сих пор поражает, во-первых, грандиозными масштабами, а во-вторых, какой-то изысканной, чисто античной роскошью.
 
Главные местные достопримечательности расположены прямо на берегу моря, можно сказать, на пляже, а потому осмотр древних памятников вполне можно сочетать с морскими купаниями. Правда, прежде всего туристов обычно ведут в старейший из обнаруженных в Израиле театров, построенный еще царем Иродом. Внушительное, выстроенное полукругом двухъярусное сооружение на 4000 посадочных мест служило для театральных представлений в течение многих столетий — вплоть до византийских времен.
 
К тому же периоду относят и «Дворец на рифе» — некогда великолепное здание с большим бассейном, от которого сейчас остались лишь руины. Во дворце, построенном на краю выступающего в море рифа, долгое время селились приезжавшие сюда римские прокураторы. К нему примыкает Ицтадион — вытянувшийся вдоль моря амфитеатр, воздвигнутый (как и многое здесь) по приказу Ирода. Арена длиной 250 метров и шириной 50 метров с 12 рядами сидений на 10 000 зрителей служила для состязаний колесниц, гладиаторских боев и цирковых представлений. Подобного рода зрелища (естественно, понарошку) устраивают и сейчас. Меня, откровенно говоря, поразила способность израильтян в течение нескольких часов ждать начала весьма условного действа, сидя на прокаленных солнцем камнях, вместо того, чтобы плюхнуться в воду, а потом продолжить осмотр.
 
Я лично так и сделал. А после купания, миновав административно-хозяйственный квартал римской Кейсарии, где наряду с несколькими статуями, руинами храмов и бань сохранились даже остатки общественной уборной, оказался в городе крестоносцев с его грозными бастионами, выстроенными уже упоминавшимся Людовиком IX, и развалинами готических церквей XII века. Надо сказать, что в суровую рыцарскую архитектуру неплохо вписались симпатичные ресторанчики с французской кухней, откуда, подкрепившись, можно отправиться в древний порт, чтобы полюбоваться морским пейзажем с каменного мола, построенного все тем же Иродом еще в I веке до нашей эры.
 
Город крестоносцев
Однако больше всего следов пребывания на этой земле крестоносцев хранит Акка (Акко), до которой от Кейсарии тоже немногим более часа езды. Первое упоминание о ней можно найти в египетских источниках (примерно 1800 год до нашей эры), которые рассказывают о финикийском порте, платившем дань израильскому колену Ашера. Акка последовательно пережила ассирийское, персидское, эллинистическое, римское, византийское, арабское владычество, пока в 1104 году сюда не пришли крестоносцы во главе с Балдуином Фландрским. В 1187 году султан Саладин выгнал захватчиков, но через четыре года Ричард Львиное Сердце вновь завладел Аккой. Европейцы сделали ее своим главным городом, переименовав в Сен-Жан-д’Акр. Причем вопреки своей обычной практике они позволили евреям, издавна составлявшим значительную часть населения, жить в родных местах.
 
Со временем ордена госпитальеров, тамплиеров, тевтонских рыцарей обрели собственные кварталы, было построено более 40 церквей и 23 монастыря. Франциск Ассизский основал здесь школу языков. Сюда переселился ряд знаменитых еврейских мудрецов. Но, увы, в 1291 году египетские мамелюки фактически стерли с лица земли последний оплот крестоносцев на Святой земле, разрушив его и вырезав большую часть христианского и еврейского населения. Арабские властители восстановили Акку только в XIV веке, но новый расцвет начался еще позже — 400 лет спустя, при османском наместнике Джизар-паше. Он построил Большую мечеть и акведук, восстановил городские стены, возвел цитадель, общественные здания, бани и крытые базары. В 1799 году, 18 марта, к стенам Акки подошла армия Наполеона и начала осаду, которая продолжалась 62 дня. Но защитники под командованием француза-эмигранта Ле Пика де Фелиппо и британских офицеров отбили все атаки.
 
За последнюю пару сотен лет в Акке практически ничего не изменилось. Большая часть исторических зданий относится ко временам Джизар-паши. К более раннему периоду принадлежат четыре старинных постоялых двора (ханы). Наиболее заметен среди них замечательный Хан эль-Умдан, при строительстве которого были использованы колонны времен Ирода Великого.
 
А вот город крестоносцев до недавнего времени почти полностью находился под землей. Был засыпан и зал, в котором, по легенде, устраивали прием в честь Марко Поло во время его знаменитого путешествия. На поверхности находились лишь руины крепости. Но археологи в конце концов расчистили великолепные готические залы, превратили в подземный музей крипту Сент-Джон, часть построек XII века. Была также обнаружена сеть туннелей, по которым можно было передвигаться на конных повозках — выезжать на побережье или пересекать всю Акку под землей, чтобы в случае чего выбраться за его пределы. Сейчас по расчищенной части туннелей водят туристов.
 
Несмотря на то что большая часть наследия крестоносцев спрятана под землей, именно оно, по-моему, до сих пор формирует ауру Акки. Здесь, возможно, даже сильнее, чем в Яффе, ощущаешь дух европейского Средневековья, и это притом, что свыше трети населения составляют арабы-мусульмане. Они беспрестанно снуют в порту и в старых кварталах, где, похоже, в основном и живут. Колдуют над бесчисленными жаровнями, торгуются на типично восточном, весь город заполнившем собой базаре, прислуживают в уютных ресторанчиках, где подают прославленную местную рыбу. Их облик, речь, образ жизни усиливают, конечно, восточный колорит Акки, но невольно возникает мысль: так ли уж отличен бывший город крестоносцев от какого-нибудь Марселя или Неаполя, где арабов сейчас не меньше, чем в Палестине?
 
Феерия Рош ха-Никра
Еще километров 30 на север — и перед глазами уникальный природный феномен и одновременно памятник технической мысли — утес Рош ха-Никра («глава расселин») с его удивительными по красоте гротами и железнодорожным туннелем, пробитым сквозь толщу огромной скалы.
 
Ее склоны, отвесно обрывающиеся в море, издавна служили пунктом перехода из Сирии и Ливана на юг — в Палестину, Египет и вглубь континента. Александр Македонский в 333 году до нашей эры велел проделать в горе сквозной проход для продвижения своей армии вперед после взятия Тира. Но следов этого первого опыта не сохранилось, и лишь в 1943 году британская армия пробила новый туннель, длиной 250 метров, по которому проложила железную дорогу, соединяющую Хайфу с Бейрутом. В 1948 году, в самом начале первой арабо-израильской войны, вход в него был взорван евреями, пытавшимися предотвратить вторжение с севера.
 
Сейчас Рош ха-Никра — природный заповедник и туристический аттракцион. На высоте примерно 70 метров туристы садятся в фуникулер и спускаются к подножью горы, где сохранился вход в туннель с участком рельс, частью станции и британского таможенного пункта. На противоположной стороне — выбитая в скале галерея, ведущая в лабиринт гротов у самой кромки моря. Эти пещеры, общей длиной в 200 метров, причудливо вымыты морскими волнами в мягком меловом склоне. В течение дня образуемые ими заливы выглядят совершенно по-разному. Игра света и тени, внезапное превращение зеркального отражения бирюзовых подземных сводов в бурные взрывы грохочущих волн дарят просто феерическое зрелище.
 
Вернувшись на верхнюю площадку фуникулера, можно легко убедиться в том, с чего мы начали рассказ: Израиль — очень маленькая страна. И именно здесь его граница: в 50 метрах от площадки видны израильский КПП и запертые решетчатые ворота со звездой Давида. В метрах 15 за ними — ливанский КПП, тоже с воротами, но не просто запертыми, а наглухо заколоченными, забетонированными, замазанными — ничего сквозь них не видать. Все — на север путь закрыт. На запад — море, можно только на юг или на восток. Лучше на восток — в северную Галилею, к прекрасному озеру Кинерет и таинственным городам Цфат, Тверия, Капернаум.
Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Отдых на Ибице, в клубной столице мира
Статус клубной столицы мира по праву принадлежит острову Ибица уже на протяжении нескольких десятков лет. Остров стал домом для семи супер Клубов...
Почему не стоит выбирать отдых в Египте
Почему не стоит выбирать отдых в Египте? Потому что все это сказки - про огромный Нил (мелкая украинская речушка в период весеннего разлива), про инопланетян, помогавшим древним египтянам возводить пирамиды...
История Боливии
Возраст цивилизации в Боливийских Андах 21 тысяча лет. Наиболее известными до-колумбийскими культурами были Тиауанако в районе озера Титикака, которая господствовала в регионе между 600-1200 гг. н.э., и инки, огромная империя которых охватывала больш
История Ливана
Ливан - это библейская благословенная земля. Всех завоевателей восхищало богатство природных ресурсов Ливана, отличные бухты на побережье Ливана, и оборонительные возможности высокогорья Ливана.
Стоунхендж: тайны, гипотезы, легенды
Среди сотен каменных сооружений, доставшихся британцам по наследству от праотцов, Стоунхендж (дословно — «висящий камень») занимает особое место. Гигантский размер (вес некоторых глыб достигает 45 тонн), мистическая, почти колдовская форма
Ереванский коньячный завод
На левом берегу реки Раздан в Ереване возведен комплекс винных подвалов треста "Арарат" (видимо, из них так трудно было выходить Горькому). Он как будто вырастает из мощных отвесных базальтовых скал ущелья, одна из его стен украшена тремя глубокими а