+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Вьентьян. Лёгкости перевода

  Первая встреча со столицей Лаосской Народно-Демократической Республики заставляет вновь прибывшего широко раскрыть глаза: «И это — главный город государства?»
 
В большинстве случаев туристы прибывают во Вьентьян на Северную автостанцию из Таиланда через мост Дружбы. И их сразу пугает обилие мусора. Напрасно — в Лаосе так бывает только вокруг автостанций и рынков… А попав, пешком или на тук-туке, на набережную, путешественники распахивают глаза еще шире: «Неужели — столица?!» Ведь подобной тишины и спокойствия нет даже в самой далекой российской глубинке.
 
Вьентьян существует примерно с X века и некогда представлял собой феодальное владение. В XIV веке он вошел в состав Ланг Санг (Королевство миллиона слонов), а в середине XVI века сюда из Луангпхабанга была перенесена столица государства.
 
Ее европейское название — офранцуженный вариант лаосского Уэн Чан (Сандаловый город), где «уэн» — город, а «чан» — искаженное санскритское «чандана» (сандал). Просто во французском языке не хватило букв и сочетаний для передачи местного произношения. От старой планировки давным-давно ничего не осталось, в 1828-м столицу почти дотла сожгли тайцы, а в конце XIX — начале XX века ее центральную часть перестроили французские колонизаторы. В своем стиле — разбив на ровные квадраты-прямоугольники. Вместе с Сайгоном и Пномпенем Вьентьян в то время был «образцовым колониальным городом». В связи с особенностями местной психологии, да и лаосского национального характера в целом, ничего путного захватчикам он не приносил. А те и сами очень скоро оставили попытки получить от него хотя бы нечто полезное. Так вот и не стал Вьентьян мегаполисом.  Впрочем, что вы хотите от столицы страны, население которой всего шесть миллионов человек? Хотя с тех пор город чуть вырос, но совсем немного и как-то стихийно, выбросив в разные стороны по паре длинных, никуда не ведущих больших улиц, всеми мыслимыми и немыслимыми способами перетекающих в улочки и переулки. А совсем недалеко от центра раскинулись рисовые поля и заросшие каналы, что дает повод авторам европейских путеводителей тыкать Вьентьяну «полным отсутствием городской планировки». Впрочем, лаосцы не в обиде, поскольку подобную литературу не читали и читать не будут. Они считают, что такие скучные книжки утомительны, а раз утомительны, значит, вредны.
 
Ваш путь лежит на Фа Нгум — набережную вдоль излучины Меконга. Подъезжая, обратите внимание на 12-этажный отель, возвышающийся, или, лучше сказать, торчащий, над одно- и двухэтажными домиками. Это самое высокое здание в столице и во всей стране. «Надо было так изуродовать берег и вообще город», — говорят по его поводу путеводители, написанные лаосцами. Вдоль реки тянутся ресторанчики, гостиницы и магазины. В мирное время там тихо. Кафешки с европейской едой сменяют индийские забегаловки, вовсю рекламирующие фирменное карри с говядиной. Иностранцы болтают между собой, сидя за столиками (почему-то слышна преимущественно французская речь), тук-тукеры кричат свое: «Эх, прокачу!» или «Мистер-мистер! Мариванна?» — впрочем, в отличие от своих коллег в других туристических районах Азии ненавязчиво…
 
А вот если вы попали во Вьентьян перед большим праздником вроде осенних лодочных гонок… Ни кафе, ни магазинчиков просто не видно — по обеим сторонам дороги выстроены плотные ряды развалов с одеждой, обувью, сувенирами, из колонок дико гремят «Модерн Токинг» и ламбада. Толпа из столичных обывателей и провинциалов, приехавших со всей страны (ощущение такое, что тут собрались все шесть миллионов лаосцев), строем движется туда-сюда, выплескиваясь в соседние переулки. Сквозь людской поток мчат, не сигналя, машины и мотоциклы, норовящие если не сбить, то больно толкнуть…
 
Не торопитесь делать вывод, что вас подло обманули насчет малонаселенности Лаоса и вентьянского спокойствия, — это сумасшествие в духе российских Дней города охватывает жителей дней за десять до торжества, потом оно исчезнет, не станет стихийного рынка и набережная примет свой всегдашний безмятежный вид.
 
Как бы то ни было, а жить стоит не на самой Фа Нгум, а в прилегающих к ней переулках или на параллельной Тханом Сеттхатхилат (Тханом на лаосском значит «улица»). Отели и гестхаусы там примерно одинаковые в плане чистоты и цены: от четырех долларов за комнату с вентилятором, от семи — с кондиционером. Только упаси вас Бог остановиться в Mixok Guesthouse с его хамоватым персоналом. Вот рядом с ним, на углу, есть уличное кафе, где продают суп и лучший в этой части города кофе. Сюда стоит зайти — его хозяйка училась в Советском Союзе и хорошо говорит по-русски.
 
Сеттхатхилат еще называют храмовой улицей. Совсем рядом с гестхаусами стоит одна из главных пагод столицы, Ват Онг Теу — Храм Тяжелого Будды. Первое здание было выстроено в XVI веке правителем, в честь которого названа улица. Как и все сооружения в Юго-Восточной Азии, с тех пор храм неоднократно перестраивали, последний раз — в начале прошлого века. Пагода знаменита огромной бронзовой статуей Будды, которая сохранилась со старых времен (с XVI века, если быть точным), и расположенным в храме Буддистским институтом. Последний особенно активно функционирует во время сезона дождей. Во-первых, монахи и послушники должны в это время года жить в каком-то одном монастыре, а не странствовать, потому что могут случайно потоптать рисовые поля. А во-вторых, сезон дождей совпадает со школьными и студенческими каникулами, и родители сдают в обитель юных оболтусов.
 
Итак, двигайтесь по этой улице в сторону утреннего рынка (Талаат Сао, рядом с Северной автостанцией), мимо массивного и яркого здания Культурного холла, к президентскому дворцу (бывшая резиденция губернатора Лаоса) и рядом с последним вы найдете два — не знаю как сказать — храма, или музея: с иностранцев за вход берут небольшую плату. Да, а по пути не забудьте обратить внимание на так называемую Черную Ступу (Тхат Дам), почерневшую от времени и заросшую мхом. Это единственный дошедший до нашего времени городской столб. В нем, по местной легенде, обитает дух семиголового дракона, который должен бы охранять столицу от вражеских захватчиков. Вот только по мнению жителей в нужную минуту, точнее, в 1828 году, робкий ящер пренебрег своими обязанностями и дезертировал. В результате от города почти ничего не осталось. Вьентьянцы обиделись, лишили дракона подношений и вообще махнули на ступу рукой. Правда, в конце 90-х ее все-таки кое-как подлатали.
 
Пошли дальше. Официально самым старым зданием Вьентьяна считают пагоду Ват Сисакетеа Сахатсахам (или, если коротко, Сисакет) — постройку 1818 года. Рядом расположена библиотека священных текстов, правда, она сейчас пустует — тексты увезены в Бангкок. Самое интересное здесь — коллекция изображений Будды (глиняные, бронзовые и деревянные), собранная в Лаосе и Таиланде. Всего их ни больше ни меньше семь тысяч. Совсем маленькие выставлены в специальных нишах, которые побольше — чинно сидят рядами… Фотографироваться рядом с фигурой Будды по мнению лаосцев дурной тон. Тех, кто так делает, они с легким презрением называют туристами. А к тому, кто снимает сами скульптуры, нечеловечески светлые лица статуй или просто бродит возле них, подойдет, если повезет, хорошо говорящий по-английски студент или работник музея и будет долго (и совершенно бескорыстно) рассказывать о каждом изображении — откуда, какого времени, чем примечательно. «Туристам» гид не положен. Внутри храма — самые старые в столице фрески, показывающие эпизоды из жизни великого Просветленного и приключения какого-то мифического героя.
 
Прямо напротив Сисакет — Ват Фа Кау, бывший королевский храм. Считают, что первое здание возвели в 1565 году в честь переезда столицы из Луангпхабанга (а в последний раз перестраивали его в 1942 году).
 
Завершить экскурсию положено визитом к Тхат Луанг — Золотой Ступе. Это главный храм страны, национальный символ буддизма, лаосской суверенности и т. д. Внутри хранят не то волосок, не то кусочек грудной кости, не то фалангу пальца Сиддхартхи Гаутамы. По легенде, в III веке до нашей эры странствующий монах Ашокан воздвиг здесь первую ступу. Более прозаичные археологи этому не верят и говорят, что с XI по XIII век нашей эры на этом месте был какой-то кхмерский монастырь. Кому и во что верить, выбирайте сами. Вьентьянцы предпочитают первый вариант, впрочем, второму он никак не противоречит.
 
Ну а теперь о достопримечательностях светских. Первая — Патусай, уменьшенная копия французской Триумфальной арки, но с местным орнаментом. Знаменита открывающимся с нее видом на город, а также тем, что на ее сооружение вьентьянцы потратили цемент, который им дали американцы для постройки аэропорта. После чего арку прозвали «вертикальный взлет». И, конечно же, русскому путешественнику нельзя не заглянуть в Музей революции. Для большего эффекта это стоит сделать, скооперировавшись с французскими и американскими знакомыми. Экспозиция состоит из коллекции оружия и старых фотографий. Первое двух категорий: колониалистское и империалистическое (М16 — «эти винтовки привезли сюда американские захватчики, чтобы убивать лаосских людей») и оружие лаосских партизан (вилы, пики, самодельные ножи, ППШ). Под фотографиями милые в своем праведном негодовании подписи: «Американские империалисты вредят нашей прекрасной стране», «Ублюдок улыбается» (под картинкой с каким-то довольно добродушным французиком) — и все в таком духе. Нет собрания сочинений Ленина на русском языке. На английском, французском и лаосском есть, а на русском нет почему-то.
 
Ну и последний attraction и must see — Сиенг Кхуан. Не пугайтесь, достопримечательность светская. Название ее можно перевести как «Город духов», а расположена она в 30 километрах от Вьентьяна. Доехать можно на автобусе, уходящем раз в полчаса от Северной автостанции, или на тук-туке (больше шести долларов не давайте, хотя просят поначалу от 12). Там, куда вы прибудете, в 50-е годы прошлого века жил луанг пу (что значит «почтенный дедушка») Бунлеа Сулитат, очередной гуру, пытавшийся скрестить буддизм с индуизмом.
 
Вместе с учениками он создал из бетона десятки фигур персонажей буддистской и индуистской мифологии (Шива, Вишну, Кали, Дурга, Арджуна, бесчисленные демоны и герои). Башня со входом-ртом, где первый и второй этажи изображают ад и землю, открытая площадка наверху — рай. Обезьяны и слоны, пришедшие на поклонение тому, кого изображает главная 50-метровая скульптура. Будда представлен возлежащим, а все остальные словно собрались у его ног.
 
После революции святой старец уплыл через Меконг в эмиграцию и там прямо напротив старого парка построил новый… А лаосцы переименовали оставленный гуру Город духов в Будда-парк и полюбили по выходным ездить туда с семьей или друзьями на пикник. Что, как понимает каждый, проведший в славном Вьентьяне хоть один день, означает распивание большого количества пива и лао-лао. В данном случае — на берегу Меконга, в тени странных статуй.
 
Скульптуры необычные. Религиозными, культовыми, священными никто их не считает: не стали бы в святом месте глубоко и по-хорошему религиозные лаосцы пить и курить. Впрочем, гуру, несомненно, обладал художественным чутьем и материал, с которым работал, чувствовал. В общем, местные жители в очередной раз правильно рассудили: в Будда-парке приятно просто посидеть, скоротать денек, выпить, если есть желание… Только не пропустите последний автобус в город, он проходит в шесть вечера. Иначе предстоит долгий и нудный торг с таксистами.
 
Итак, возвращаемся туда, откуда стартовали, то есть на набережную. С другого берега реки, в таиландском Нонгкхае, про нее говорят: «Вьентьян, он как Лас-Вегас», — наверное, имея в виду ежедневную вьентьянскую праздничность, а также отсутствие тайской замороченности и стремления зарабатывать, зарабатывать, зарабатывать. А если вы подумали о точках прожигания жизни, то есть здесь и такие. Точнее, такая, поскольку она одна — бар под названием «Бопеньян». В переводе это звучит как «Все нормально» или «Без проблем» (полезное, кстати, слово в Лаосе). Горожане говорят: «Подниметесь на второй этаж — поймете, почему он так называется». На этом самом втором этаже (на первом — бильярд) играет лаосская попса, клиенты поют караоке, смотрят какой-нибудь спорт на широкоэкранном телевизоре, пьют Beer Lao втридорога — короче, бар как бар, скучно и глупо. Ну и, конечно же, раскрашенные по самое не могу девочки. Что забавно, многие из них не совсем девочки, точнее, совсем не. Это lady boys — так на здешнем сленге зовут трансвеститов.
 
Вообще же заведение популярно среди только что познакомившихся парочек из числа европейцев, живущих в Таиланде, и (почему-то) вьентьянских супружеских пар почтенного возраста. Последние дружно утверждают, что раньше они «отрывались» в русском ресторане «Катюша», но в прошлом году его закрыли. А вот поход в «Бопеньян» молодой местной четы сочтут неприличным.
 
Однако лучший способ ощутить дух Вьентьяна — уйти с утра пораньше из туристического квартала и просто бродить… Пойдите к банановым рощам и рисовым полям почти у самого центра города, пройдитесь по улицам, где идет нормальная жизнь, погуляйте по переулкам жилых кварталов. Возле каждого дома стоит алтарь с подношениями Будде. В книжках о Лаосе, написанных его гражданами, авторы со знанием дела объясняют: «В Лаосе буддизм Малой Колесницы сильно замешан на культе духа предков. Этот дух называется «фи», он охраняет дом и его обитателей…» — ну и так далее. Только не вздумайте ляпнуть вьентьяцу и вообще лаосцу (образованному или нет, старому или молодому), что у них что-то с чем-то смешано. Обидятся и, указав на алтарь, скажут просто: «Это Будде». И Будда в их представлении такой же, как они сами (или они сами, как их Будда?): счастливый, расслабленный, улыбающийся, больше всего на свете любящий выпить бутылку-другую пива. Даже на алтарь к нему кроме обычных фруктов и чашечек с водой ставят Beer Lao, а среди ароматических палочек тлеет сигарета…
 
Заходите в уличные кафешки перекусить супом, попить кофе или пива. В этих кварталах редко видят иностранцев и будут рады поболтать. Рабочие, служащие, занятые в самый разгар трудового дня не своими прямыми обязанностями, а посиделками на лавочке за бутылкой пива или чего покрепче, будут радостно махать в вашу сторону руками, протягивая стакан, куда уже налито. И даже тук-тукеры здесь, завидя вас (особенно под вечер), для порядка гаркнут: «Тук-тук?» — и в случае отказа тут же с облегчением добавят: «А выпить?» Если идете компанией, нередко кто-то из местных подходит и спрашивает: «Вы ведь говорите по-русски? В 79-м (и так далее до 91-го) году я окончил институт в Советском Союзе (в Чехословакии, на Кубе, во Вьетнаме)». Если вы один и вьентьянец (вьентьянка) обращается к вам на своем родном языке или сожалеет, что плохо понимает по-английски, можно спросить: «А по-русски вы не понимаете?» В каждом третьем случае лицо озарит широкая улыбка: «Как раз по-русски я понимаю!» И человек сначала будет вспоминать слова, смешивать их с английскими, но минут через десять заговорит свободно, почти без акцента…
 
Гуляя вот так, знакомясь с местными жителями, очень скоро забываешь о том, что ты здесь иностранец, приезжий. Пальмы, яркие пагоды, непривычного вида дома, диковинная еда, монахи в оранжевых одеждах — кажется, что это всегда присутствовало в твоей жизни. И каждая новая встреча станет возвращением домой. Здесь быстро приживаешься, столица Лаоса легко принимает тех, кому она по душе… Наверное, если выбирать самый счастливый город на свете, то, скорее всего, им будет Вьентьян.
 
Вьентьянцы, когда спрашивают, понравилось ли вам у них, на ответ «да» искренне говорят спасибо. Это им спасибо…
 
Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Автобусный тур – это класс! Автобусный тур – экстаз!!!
Автобусный тур – уникальная возможность. Автобусный тур? Хм... Одни выражают бурный восторг по поводу автобусных туров, другим автобусные туры кажутся жесточайшим испытанием. Кто прав? Как известно, на вкус и на цвет товарищей нет..
Культура Кипра. Традиции Кипра. Кухня Кипра
Киприоты гордятся своим культурным наследием, которое накапливалось более 9000 лет. Однако вам будет, наверное, интересно узнать, что сегодняшний Кипр более беспокоится о событиях последних 20 лет, чем о тех, что произошли тысячелетия назад.
Отдых в Австрии. Зальцкаммергут: отдых в нежных объятиях гор
Недалеко от Зальцбурга есть прекрасное курортное место – Зальцкамергут. Горы, озера и маленькие старинные городки. В Европе этот курорт известен не меньше, чем Каринтия, но считается более респектабельным, элитным.
Турецкая кухня как на ладони. Отдых в Турции: сплошной кебаб
Самый демократичный «забугорный» курорт — Турция. В сентябре там еще продолжается лето, можно хорошенько накупаться, позагорать и испытать на себе особенности национальной кухни.
Рио-де-Жанейро: город Январской реки
Из всех мегаполисов мира лишь Рио-де-Жанейро называют чудесным городом: чарующий вид, темпераментные люди и... безумный образ жизни.
Гуцульська кухня: печеня
Печеня по-гуцульськи. Складники: М'ясо: 300 г телятини, 1 упаковка майонезу, велика цибулина, сіль, суміш спецій «Для шашлику», склянка бульйону. Гриби: 500 г білих грибів (печериць, маслюків), 50 г вершкового масла, 50 г сметани, сіль. Картопляники: