+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Сокровищница живой природы

  Скорее всего, вы будете долго водить пальцем по карте, пытаясь отыскать на ней несколько цветных крапинок, обозначающих Командорские острова. А когда наткнетесь на них в Беринговом море, восточнее Камчатки, наверняка сильно удивитесь тому рвению, с которым стремятся сюда, в этот богом забытый край, известнейшие фотографы, натуралисты, исследователи. Но они-то знают, что иначе, как сокровищницей живой природы, Командоры и не назовешь.
 
За туманом, где-то совсем близко, лежит большой остров, названный в честь великого мореплавателя Витуса Беринга. Наш капитан по линейке чертит карандашом на карте жирную линию, рисует небольшой кружок. Экспедиционное круизное судно «Марина Цветаева» обогнет мыс и встанет на якорь в бухте Командор. Той самой, куда в 1741 году многодневные изнурительные штормы пригнали корабль Второй Камчатской экспедиции, отправленной на поиски пролива или перешейка, соединяющего Азию и Северную Америку. Команда «Святого Петра» уже было уверовала, что совсем скоро окажется на спасительном камчатском берегу для отдыха и лечения. Однако волей судьбы морякам пришлось задержаться на островах, расположенных всего в 240 километрах от материка, на целых девять месяцев и испытать немало тягот и лишений.
 
За бортом — сплошная белая пелена. По громкой связи всех участников круиза-экспедиции созывают в кают-компанию. «Высадка будет «мокрой», лодки пойдут одна за другой, не забудьте в целях безопасности перевернуть бирки, указывающие, что вы покинули судно, если не хотите стать робинзонами. На обратном пути садитесь в ту же лодку, которая доставила вас на берег», — предупреждают нас. «Мокрая» высадка означает, что нужно надеть не только желтый спасательный жилет, но и высокие резиновые сапоги. Насчет возможности остаться в одиночку на острове наши руководители, конечно, преувеличили, ведь недалеко от места высадки, в селе Никольском живут около 700 человек — потомки русских и алеутов, которых в 1824 году доставила сюда Российско-американская компания для добычи пушного зверя.
 
На воду спущены четыре надувные моторные лодки. Выстроившись в колонну, держа небольшую дистанцию, направляемся к берегу. Судно моментально пропадает из виду, на лодки клубами наползает «молоко». Неожиданно из-под винта идущей впереди моторки вылетает столб воды с песком, раздается рев двигателя, и лодка садится на мель. «Чертовщина какая-то», — бормочет один из драйверов. В самом деле — ведь нечто похожее произошло и с пакетботом Беринга, который сорвало с ненадежной якорной стоянки и выбросило на рифы, а потом волной стянуло на сушу. Наконец лодку удается сдернуть на глубину, и колонна продолжает движение теперь уже вдоль берега. Вскоре появляется возможность подойти к мелководью.
 
Едва лодки зашуршали днищами по прибрежным камешкам, из тумана возник деревянный крест, указывающий на место первого захоронения пяти матросов и самого Беринга, умершего 6 декабря 1741 года, через месяц после того, как с пакетбота заметили покрытые снегом горы. Свидетельства о конкретном месте погребения два с половиной века были довольно противоречивы. Только в 1991 году российско-датская экспедиция смогла отыскать и идентифицировать останки капитана-командора и его спутников. Витус Беринг был единственным, кого похоронили, обложив досками, — почесть немыслимая, учитывая обстоятельства. На пустынном острове из-за дефицита древесины каждая ветка была на вес золота. Позже все захоронения — а за время пребывания на острове умер 31 человек — были перенесены вглубь бухты, подальше от разрушительного действия морской стихии.
 
Чтобы поклониться великому капитану, шагаем по тропинке вдоль небольшой кристально прозрачной речки, русла которой едва хватает для устремившегося на нерест лосося. Поднимаемся по деревянной лестнице, и вот перед нами два креста — католический и православный, установленные на двух братских могилах. Чуть поодаль еще один — черный высокий — символический памятный знак в честь командора: Витусу Берингу от жителей Камчатской области.
 
Пока мы молча стояли у могил, туман начал рассеиваться. Постепенно открылась широкая панорама бухты — окружающий пейзаж моментально превратился в величественное обрамление скромного кладбища. Бесконечная морская синь. В эти просторы когда-то в надежде вглядывались люди, застрявшие на острове. Только к августу 1742 года они смогли построить из остатков пакетбота небольшой гукор и на нем благополучно достичь берегов Камчатки.
 
На другой день в Алеутском краеведческом музее в селе Никольском нас ожидало еще одно открытие, связанное с именем командора. Оказывается, сразу после археологических раскопок по черепу мореплавателя учеными был воспроизведен его облик: худощавое, чуть асимметричное лицо, высокие глазницы, узкие лоб и нос, мускулистая шея. Вглядываясь в мужественные черты, мы так и не смогли найти сходство с человеком, известным по портрету из энциклопедий и школьных учебников. Как пояснила сотрудник музея, это историческая ошибка: растиражирован образ дяди Витуса Беринга, который был поэтом, а прижизненных изображений самого командора не существует.
 
В это трудно поверить, но музей в Никольском по богатству своей коллекции превосходит даже ряд крупных мировых музеев естественной истории. Здесь очень гордятся тем, что собрание включает один из 11 сохранившихся в мире скелетов морской коровы, полностью истребленной к середине XVIII века в результате хищнического промысла. Ученый-натуралист Георг Вильгельм Стеллер, волей судьбы оказавшийся в числе участников Второй Камчатской экспедиции, писал, что удивительные животные достигали в длину восьми — десяти метров, а вес их доходил до 200 пудов. Морские коровы жили в море стадами, питались, как домашняя скотина, беспрерывно жуя морскую траву и одновременно медленно передвигаясь. Каждые четыре-пять минут они высовывали из воды головы, чтобы набрать свежего воздуха, издавая при этом ржание, подобное лошадиному. К несчастью, мясо морских коров оказалось слишком вкусным, а нрав — кротким.
 
Здание краеведческого музея — одно из самых старых. Впрочем, несмотря на обилие двухэтажных потрепанных ветром домов, которые вытянулись вдоль улицы 50 лет Октября, Никольское претендует на статус развитого населенного пункта. Здесь есть школа, больница, почтовое отделение; работает мобильная связь и Интернет. А еще село Никольское — единственное в России место компактного проживания алеутов.
 
Данное русскими название «алеут» впервые встречается в документах с 1747 года. Происходит предположительно от чукотского алиат — «остров», алиут — «островитяне» или аллитхух — «отряд, войско, община». Одно из самоназваний народа, живущего на острове Беринга, — унанган. Это же имя носит и местная фольклорная группа, на концерте которой нам посчастливилось побывать во время пребывания в Никольском. Поначалу от выступления в небольшом стареньком Доме культуры, где занавесом служит покрывало, а сцены нет вовсе, не ожидаешь чего-то особенного. Однако песни островитян, рассказывающие о жизни охотников и рыболовов, оказываются мелодичными, танцы же — чем-то совершенно необыкновенным. Они очень колоритны благодаря костюмам из шкур, использованию бубнов и звучанию созданных из раковин моллюсков музыкальных инструментов. В них нет замысловатых сюжетов — все из жизни: вытягивание сети, полной рыбы, сборы на охоту на морского зверя, расставание и встреча с родными на берегу. Однако эти хореографические миниатюры, отражающие алеутскую картину мира, сразу покоряют самобытной пластикой, сохраняющей народные традиции.
 
А еще в Никольском нас ждала встреча с Сергеем Пасенюком, знаменитым путешественником, художником и писателем. Его картины широко известны среди жителей Аляски, Камчатки и Алеутских островов. Мы побывали в его частном музее, где собрано большое количество занимательных предметов (созданных самим путешественником или привезенных им из своих странствий), черепов, шкур, фотографий, картин, о которых он с удовольствием рассказывает. Рядом с музеем — своеобразные символы здешних мест, активно тиражируемые на открытках: указательный столб, увенчанный черепом сивуча, и скульптура Бегущей по волнам — ангела, освещающего путь кораблям.
 
О трагической истории освоения Командорского архипелага — острова Беринга и расположенного в полусотне километров от него острова Медный, открытого более поздними экспедициями, — можно говорить долго. Но все же главное богатство, всегда привлекавшее сюда людей и заслуживающее особого внимания, — уникальная природа. С целью ее сохранения в 1993 году был создан Государственный заповедник «Командорский».
 
Путешественники считают, что ландшафты острова Медный не имеют равных по красоте во всей северной части Тихого океана, а великолепие его скальных пейзажей поистине неповторимо. С поросших зеленой травой скал срываются многометровые водопады, прибрежные утесы облюбовали для гнездования морские птицы, а на камнях устраивают свои залежки тюлени-антуры.
 
Насыщенности и разнообразию, а порой и экзотичности местной фауны могли бы позавидовать тропические острова. Стоит подойти на лодке поближе к какой-нибудь высокой скале, как тут же оказываешься под наблюдением сотен внимательных птичьих глаз. С широких уступов начинают вытягивать длинные шеи остроклювые бакланы (на Командорских островах обитают две их разновидности — беринговы и краснолицые). Поднимают громкий крик гнездящиеся на скальных карнизах чайки и похожие на маленьких пингвинов кайры. С покрытых дерном верхушек скал тут же выглядывают топорки, выбравшиеся из нор, чтобы узнать, чем вызван переполох. Этих птиц невозможно ни с кем спутать благодаря пучкам длинных лимонного цвета перьев на затылке и массивному оранжево-красному клюву, которым топорки способны одновременно ловить мелкую рыбешку и удерживать уже пойманную. Если приглядеться, то в скальных расщелинах можно заметить и их ближайших родственников — ипаток, пернатых франтов с подведенными глазами, одетых в черные сюртуки и белые рубашки.
 
Увлекшись у Черного мыса наблюдением за птицами, мы едва не проворонили калана (морскую выдру) — самку с детенышем. Родительница, которую смущали лодки, ощетинившиеся объективами фотоаппаратов, решила уплыть от них подальше самым привычным для себя способом — перевернувшись на спину и посадив малыша на живот. Самки калана — образцовые и чрезвычайно терпеливые матери, они носят на себе пушистых сорванцов до года, трогательно вылизывая их и позволяя любые шалости. Каланы неизменно вызывают умиление и восхищение благодаря внешнему сходству с плюшевыми медвежатами и удивительной изобретательности. Кто бы мог подумать, что во время сна они обматываются растущими водорослями, чтобы не сносило течением, а добывая свое любимое лакомство — моллюска, — готовы использовать камень.
 
Путешествуя вдоль островов, мы наблюдали косаток и китов-горбачей, время от времени вытворяющих едва ли не цирковые номера. Разгоняясь, великаны выпрыгивают из воды и, перевернувшись в воздухе на спину, обрушивают всю громаду своего веса обратно, поднимая брызги и волны.
 
Однако главной достопримечательностью Командорских островов, пожалуй, стоит признать лежбища морских котиков и сивучей, где в летнее время собираются до 300 000 этих морских млекопитающих. Всего лежбищ здесь четыре: Северо-Западное и Северное на острове Беринга, Юго-Восточное и Урилье — на Медном. Со специально оборудованных для наблюдения площадок видны сотни животных: стоящие на передних ластах зрелые самцы-секачи, первыми вернувшиеся из дальних странствий от берегов Японии и занявшие участки под будущие гаремы, группирующиеся вокруг них самки, малыши, образовавшие настоящие детские ясли, холостяки, оттесненные подальше от воды к скалам. Жизнь бурлит: время от времени секачи то затевают драку, решив, что сосед покушается на чужой гарем, то вдруг кто-то из них на правах главы семьи начинает выяснять отношения с самкой. Бесконечный телесериал живой природы. Над лежбищем стоит постоянный гул, и это многоголосье потом еще долго звучит в ушах…
 
Командорские острова — обыкновенное чудо, которое восхитительно уже одним лишь фактом своего существования. Говорят, что люди, побывавшие здесь, становятся неисправимыми романтиками. Ну что же, пожалуй, я не против…
Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Тур в Мюнхен. В мировую столицу пива
Из всех городов Германии, пожалуй, самый близкий сердцу украинца – Мюнхен. В истории Мюнхена соседствуют монахи и безумные короли, абстрактное искусство и пиво, автомобили и кинематограф. Благодаря такой эклектике, Мюнхен кажется более спонтанным и р
Кения. Найроби - город грабежей
Некогда один из самых благополучных и красивых городов Африки, "африканский Лондон" - столица Кении Найроби - признан, увы, одним из самых опасных на Черном континенте. Вердикту можно было бы не поверить, если бы его не вынесла ООН.
Кристиания. Копенгаген. Дания
В Дании, а точнее, в Копенгагене, а точнее, в той его части, что расположена на острове Амагер, есть уникальное поселение. Город в городе, государство в государстве. Это место известно во всем мире и называется оно Кристианией.
Обычаи и традиции Эквадоpа
Несмотря на сильное влияние европейской культуры, эквадорцы сохранили большинство своих обрядов и традиций. Местные жители являются одним из тех немногочисленных уже народов Южной Америки, которые унаследовали большинство черт своих индейских предков
Испания: традиции и обычаи
По давней традиции, испанцы встретят Новый год под бой курантов на главной площади Мадрида Пуэрта-дель-Соль. В последние минуты уходящего года на площади в самом центре Мадрида, где находятся отметка нулевого километра и главные часы Испании
Карпатський одяг. Переплетіння сучасної моди з модою наших предків
Світові кутюр’є активно звертаються до фолкової тематики. Чому б і нашим модельєрам не звернути увагу на автентичний одяг мешканців Українських Карпат. Тим більше, що тут ще можна знайти такі взірці. І вони не просто красиві, практичні і цікаві. Вони