+38 044 270 6044
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Когда поют хорваты?

  Очень давно в том месте, где Балканы встречаются с Апеннинами, случилась страшная засуха. Но как-то раз, работая мотыгой в своем дворе, епископ Кажотич обнаружил неиссякаемый источник, в котором всегда можно было «зграбити» воду. Отсюда началась история Загреба.
 
У подножия Медведницы
Самое приятное — попасть в столицу Хорватии поздней весной или ранней осенью. Нет летней изнуряющей жары, да и туристов еще мало, а следовательно, можно спокойно бродить по узким средневековым улочкам, без толчеи посетить многочисленные загребские музеи, с особым наслаждением пить великолепное хорватское вино под жаренного на вертеле молодого барашка. Хотя, быть может, есть смысл отправиться в Загреб зимой, когда старинные газовые уличные фонари смотрятся особенно романтично в ореоле медленно кружащих снежинок, а в Слеме вовсю обкатывают склоны Медведницы лихие горнолыжники.
 
Однако какие бы сюрпризы ни преподносила капризная загребская погода, неизменным остается одно — в этом городе тебя охватывает чувство удивительного умиротворения. Здесь нет излишней суеты, и даже «фирменные» голубые городские трамваи движутся не слишком быстро, словно боясь нарушить общую гармонию. Правда, сегодня многие из них расцвечены вездесущей рекламой, но тут уж ничего не поделаешь — такова примета нашего времени. Метро в Загребе пока нет, несмотря на то что население потихоньку приближается к миллиону. С пассажиропотоком трамваям помогают справляться автобусы и фуникулер, связывающий Верхний и Нижний город, в которых, собственно, и сосредоточены все самые интересные для туристов места.
 
Любопытно то, что развивался Загреб как два отдельных города: на одном холме располагался епископский Каптол, а на другом, в Градце, селились миряне. Два города никогда особо не были близки, считались скорее соперниками, чем союзниками. Но все изменило сильнейшее землетрясение, случившееся в 1880 году. Крепостные укрепления оказались разрушенными, Каптол и Градец объединились, и современный Загреб вырос уже внутри общих стен.
 
Городским центром ныне стала Елачич-плаца с конной статуей бана Йосипа Елачича (она вернулась сюда в 1990 году). И бан, и памятник ему — важная часть хорватской истории. А сказанное вскользь «у бана» или «под часами» обретает здесь вполне реальный смысл. Эта площадь с модными магазинами и культовыми кафе — любимое место встреч горожан. Раньше она носила имя Мандушевац, по названию легендарного родника, на месте которого сейчас бьет фонтан. Бросьте в него монетку, загадайте желание — и обязательно как минимум вернетесь в Загреб еще раз. Отсюда по улице Бакачева проще всего подняться на Каптол, туда, где находится собор Святого Стефана. Посвящен он не только святому Стефану, но и святому Ладисласу, а также Вознесению Девы Марии, позолоченная фигурка которой установлена в центре площади перед собором.
 
Старый Загреб слишком мал, чтобы в нем можно было по-настоящему потеряться, но, уж если с ориентацией на местности совсем плохо, не упускайте из вида две стройные, словно взмывшие в небо ракеты, башни собора. Как утверждают справочники, одна из них на метр ниже другой, хотя на глаз это незаметно. Современный собор построен на средневековом основании, храм разрушали и перестраивали много раз. С XIII века в нем хоронили высших иерархов церкви и хорватскую знать. В 1994 году в честь 900-летия основания Загребского епископата и канонизации Ватиканом кардинала Алоизия Степинаца (мощи и восковая фигура которого хранятся в алтаре) здесь служил мессу сам папа Иоанн Павел II.
 
Единственное разочарование, постигшее меня в этом месте, — невозможность сделать эффектные снимки, фотоаппарат никак не хотел брать собор «в полный рост». Правда, потом, на смотровой площадке у башни Лотршчак, я была вознаграждена сполна — собор Святого Стефана и черепичные крыши Нижнего города открылись передо мной как на ладони. Дополнительным бонусом стала фотография в тени каштанов на скамеечке с бронзовой фигурой поэта Антуна Матоша.
 
Вообще, я заметила, что, несмотря на все жизненные перипетии, жители Загреба — люди веселые и с юмором. А потому, видимо, и памятники у них выходят такими душевными. Словно случайный прохожий, облокотился на колонну поэт Август Шенуа на улице Влашка. И даже каменный дракончик у ног святого Георгия (одного из небесных защитников Загреба) выглядит совсем не страшным, а очень даже трогательным. Эту «печальную» группу я обнаружила на пересечении уютных загребских улочек Радичева и Каменной, где сохранились единственные средневековые Каменные ворота. Согласно легенде, пожар 1731 года, уничтожив все деревянные детали ворот, пощадил лишь икону Богоматери. В ознаменование чуда в 1760 году в воротах была построена часовня, в ней и по сей день хранится чудотворная икона. На этой же улице в доме № 9 находится аптека XIV века, в которой работал аптекарем внук Данте. Думаю, что именно в том, с какой бережностью относятся жители к прошлому своему города, и заключается его особая притягательность. После клонированных высоток мегаполисов глаз по-настоящему радуется двух- и трехэтажным, украшенным забавными рисунками и вывесками, непохожим друг на друга домикам старого Загреба.
 
А еще в Загребе повсюду что-то цветет и зеленеет. Помимо ящиков с геранями, выставленных на подоконниках и балконах, всевозможных клумб и кадок с декоративными деревцами, здесь несколько прекрасных парков, куда горожане частенько приходят отдохнуть в тени аллей под звуки музыки и журчание фонтанов. Даже городское кладбище Мирогой загребцы умудрились превратить в блестящий образец садово-паркового искусства. Когда в один из дней моего пребывания в Загребе знакомые предложили прогуляться по кладбищу(!), я, мягко говоря, удивилась. Что может быть интересного в том, чтобы бродить среди могил? Но Мирогой — это не просто скорбное место. Кладбище скорее напоминает скульптурный парк, многие надгробия выполнены знаменитыми хорватскими мастерами, в том числе и абсолютно культовым в Хорватии Иваном Мештровичем. Здесь похоронены самые известные люди страны, например первый президент независимой Хорватии Франьо Туджман. Встречаются и православные захоронения; особенно трогательной мне показалась крохотная белая часовенка с куполом луковкой и вывешенным над входом миниатюрным колоколом.
 
Но вернемся в Верхний город на площадь Святого Марка, туда, где связь между прошлым и настоящим Хорватии ощущается, пожалуй, особенно сильно. В западном крыле расположенных здесь Банских палат короновались хорватские наместники (баны), а в восточном ныне заседает парламент страны. Хорошенько рассмотреть выходящую на ту же площадь уникальную готическую церковь Святого Марка, к сожалению, не удалось — по нынешнему загребскому обычаю она почти полностью (по самую мозаичную крышу с гербами) замотана реставрационной сеткой. Своеобразным напоминанием о бурном прошлом страны является укрепленная на одном из угловых домов и обращенная к церкви Святого Марка каменная голова Матия Губеца — предводителя крестьянского восстания, казненного на этом месте в XVI веке.
 
Теперь, слава Богу, хорваты предпочитают не воевать, а просто радоваться жизни, активно развивают у себя туризм и с большим удовольствием поставляют на рынки Европы свою сельхозпродукцию. Кстати, если не полениться и от собора Святого Стефана нырнуть в один из узких переулков, то через несколько минут вы лично сможете убедиться в ее высоких вкусовых качествах. Здесь, на Долаце, главном продуктовом рынке Загреба, от изобилия свежих овощей и фруктов просто кружится голова. Не хотите готовить сами? Нет проблем — в Загребе огромное количество заведений, где можно прилично перекусить.
 
Что касается национальной кухни, то во всей континентальной Хорватии чувствуется сильное влияние Австро-Венгрии: сосиски, сардельки и копчености, к коим полагается… Что? Правильно — пиво. В Загребе, кстати, и свой пивной заводик имеется. Но, по-моему, выбор стоит сделать в пользу вина, тем более что в Хорватии оно действительно превосходное. Разнообразие марок огромно, только надо иметь в виду, что на континенте выращивают в основном белые сорта винограда, а потому и вина предпочитают белые, сухие.
 
Вараждинское барокко и велосипеды
Первым, кого я встретила в славном городе Вараждине, был все тот же Мештрович. Точнее, очередное творение хорватского скульптора — бронзовый епископ. Первоначально статую планировали установить в Сплите, но для второго по величине после столицы города она показалась слишком миниатюрной и была определена на постоянное место жительства в Вараждин. Перед скромной францисканской церковью Иоанна Крестителя епископ Нинский смотрится более чем органично. Да и жители его, похоже, приняли — большой палец левой ноги у епископа отполировали «на счастье» до блеска.
 
От Загреба до Вараждина всего час езды. А ведь в XVIII веке Вараждин и сам имел статус столицы Хорватии. В то время большинство городских построек были деревянными, а потому страшный пожар, случившийся в 1776 году, уничтожил город почти полностью, что вынудило бана и его свиту перебраться в соседний Загреб. Но история Вараждина на этом не закончилась, он был отстроен заново, и сегодня его называют маленькой Веной.
 
Первое письменное упоминание о Вараждине датируется 1181 годом. Если же отсчитывать от даты его второго рождения, то он по всем европейским меркам город молодой. И молодежи здесь действительно хватает: в монастыре иезуитов разместился студенческий городок, где сейчас живут те, кто грызет гранит науки в самом уважаемом в стране университете информатики.
 
Может, поэтому, а скорее всего, из-за того что расстояния в городе небольшие, передвигаться в Вараждине принято либо пешком, либо на велосипеде. По крайней мере такого количества велосипедистов мне в Хорватии не доводилось видеть нигде.
 
Выйдите на главную городскую площадь короля Томислава, присядьте за столик кафе — и увидите в непосредственной близости от себя львиную долю вараждинских достопримечательностей. Например, ратушу, здание которой уцелело при пожаре (городская администрация размещается в нем с 1523 года). Летом караул у ее стен несут весьма колоритные гвардейцы. Функции их сегодня чисто номинальные, но, как и во времена австрийской императрицы Марии Терезии, носить синий мундир и огромную меховую шапку может только «настоящий вараждинец», а именно, истинный патриот, отличающийся образцовым поведением и честностью.
 
Сюда же, на площадь, выходит фасад дворца Драшковичей, являющегося превосходным образцом вараждинского барокко. Представители этого древнего аристократического рода, занимавшие в разные периоды высокие политические посты, умели ценить прекрасное. Именно Драшковичи превратили одну из крепостей Загорья Тракошчан в самый романтичный замок Хорватии. Сейчас Тракошчан — музей, в котором любопытно посмотреть и интерьеры, и коллекцию оружия, и охотничьи трофеи, и неплохое собрание живописи, в том числе портреты Драшковичей.
 
Но сердце города, то место, откуда Вараждин начинался, — это Старый град. Когда-то давно вокруг крепости, превратившейся в XVI веке в главную «заставу христианской Европы», стали селиться люди. Пришли ремесленники, торговцы, и жизнь закипела. Много веков спустя часть укреплений снесли, рвы заполнили землей, и замок, представляющий собой причудливую смесь готики, ренессанса и барокко, слился с городом в единое целое. Сегодня здесь разместил коллекции муниципальный музей.
 
Возвращаясь от Старого града к площади Томислава, я вдруг заметила, что улица как будто сужается. Потом узнала, что в Средние века, ограничивая таким образом поток наступающего неприятеля, вараждинцы пытались защититься от стремительного захвата. Этот город вообще трудно понять сразу, в нем слишком много ярких деталей, рассеивающих внимание. А потому изучать его нужно не спеша, потихоньку открывая для себя его изысканную красоту, с удивлением обнаруживая под старинными вывесками вполне современные магазинчики и кафе.
 
О чем поют хорваты?
С тех пор как на Далматинскую равнину пришли (предположительно с Карпат или из Персии) хорватские племена и основали первое государство, миновало уже почти полторы тысячи лет. И практически все это время им приходилось отстаивать свое право на независимость. Сначала — от римлян, потом — от Венецианской республики и турок, Австро-Венгерской империи, да мало ли кто еще пытался навязывать хорватам собственное видение того, как жить. Однако, несмотря на все исторические коллизии, они сохранили удивительную доброжелательность и чувство собственного достоинства. Более того, сумели вынести из своего некогда подчиненного положения много положительного, переняв, к примеру, необычайную музыкальность у мадьяр и умение радоваться — у итальянцев.
 
Если по шоссе, ведущему из Загреба через Вараждин в соседнюю Венгрию, следовать дальше, то попадешь в Чаковец. Здесь в музее Меджимурья вам поведают захватывающую историю семей Зринских и Франкопан, которые так насолили всесильным Габсбургам, что на протяжении более чем 200 лет их имена на территории Хорватии запрещено было даже произносить.
 
Ехать в Чаковец стоило, конечно, не только ради музея, хотя его богатейшие коллекции древностей и современного искусства таят в себе массу открытий. Сама возможность оказаться в Меджимурье, провинции, лежащей между реками Мура и Драва, — это шанс увидеть совсем другую Хорватию. Здесь нет моря, но зато много лесов, водных каналов, а соответственно, это рай для любителей отдыха в экостиле и натуралистов (не путать с натуристами!).
 
Когда на обратном пути в Загреб мы остановились в одном из придорожных ресторанов и уселись на террасе, я вдруг заметила, что такой звенящей тишины, изредка прерываемой далеким мычанием коров, не ощущала уже очень давно. Потом хозяин заведения включил запись какой-то хорватской группы и подошел к нам принять заказ. О чем пелось в тех песнях? Да, наверное, о вечном — о небе, море, любви к девушке и самой прекрасной на свете Хорватии.
Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Горнолыжные курорты в Болгарии. Горнолыжный отдых в Болгарии
Более трети Болгарии занимают горные хребты и массивы, что идеально для размещения в Болгарии горнолыжных курортов, а также для любого рода горнолыжного отдыха в Болгарии. Хорошо известны курорты в Болгарии: Стара Планина (2376 м), Родопи (2191 м), Р
История Турции
Первой великой цивилизацией на территории Турции была цивилизация хеттов, которые поклонялись богине солнца и богу бури. Хетты населяли Анатолию со Среднего бронзового века (1900-1600 до н.э.), воюя с Египтом, где правил великий Рамзес II
Отдых в Черногории: триста километров чистого моря
Черногория этим летом переживают настоящий туристский бум. После вынужденного моратория на отдых, вызванного войной в Косово и бомбардировками НАТО Югославии, тысячи туристов из разных стран вновь поехали на ее адриатические курорты
Священная Бухара. Блистательный Самарканд
Великий Шелковый путь. Трансазиатская магистраль, игравшая некогда ведущую роль во взаимодействии культур Востока и Запада. Удивительно, но в новом тысячелетии его, похоже, ждет возрождение. Все больше людей стремится пройти дорогами его караванов и
Сенегал - кусочек Африки
Стабильная политическая обстановка, мягкий климат, ласкающее глаз ландшафтное разнообразие (тропический лес, африканская саванна, мангровые заросли), настоящая флора и фауна, а еще развитая сеть отелей и 600 км Атлантического побережья с белым песком
"Алло! Я зараз в горах!" Тур в гори
15 сiчня пiд час зимових спортивних зборів шестеро членiв збiрної України з греблi на байдарках i каное о десятiй ранку стали на лижi та вирушили з бази вгору на тренування. Фахiвцi стверджують, що розрiджене чисте гiрське повiтря якнайкраще впливає