+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

Ява-явская

В эпоху Великих географических открытий путь на Яву прокладывали знаменитые мореплаватели. Теперь сюда легко попасть с курортного Бали, купив экскурсионный тур и пожертвовав двумя днями отдыха на райском острове.
Пуп Земли
«Просим всех пристегнуть ремни», — прозвучал мягкий женский голос. В иллюминаторе показался конус вулкана Мерапи, над которым поднимался белый столб дыма. Наш самолет совершал посадку в аэропорту Джокьякарты, а через десять минут я уже встретилась с гидом Аджи, держащим в руках табличку с моей фамилией.
—  Добро пожаловать на Яву, — поприветствовал он на довольно неплохом русском. — Хорошо, что вы прилетели к нам в июле. Погода стоит отличная. Жаль, что ваши соотечественники приезжают сюда в основном зимой — в сезон дождей. Объясняя Аджи этот феномен, пришлось сослаться на загадочную русскую душу и суровые морозы, от которых иногда хочется сбежать на край земли — на Яву, например.   Ява — один из 17 500 островов Индонезии и административный центр страны. Здесь расположена столица страны Джакарта. Здесь возникали и умирали царства, империи и султанаты, сменяли друг друга религии, превращая остров в настоящий плавильный котел народов и культур. Да простит меня столичная Джакарта, но самый колоритный город Явы — Джокьякарта, или, как ее ласково называют сами индонезийцы, Джокья. К тому же это столица единственного в стране султаната, входящего в состав республиканской Индонезии на правах автономного района.   О Джокье говорят как о самой большой в мире деревне, что отчасти правда. Полмиллиона ее жителей живут в фанерных домиках под черепичными крышами, а единственные высокие постройки в городе — это отели. Днем центральные улицы находятся во власти торговцев, раскладывающих прямо у ног прохожих свои товары, как правило, всякую ерунду — пластиковую посуду, корзины, дешевую обувь, одежду, галантерею. Встречаются, впрочем, и экзотические вещи — акульи челюсти, амулеты, всевозможных форм и размеров морские раковины, чудодейственные мази джаму, которые, если верить этикетке, «возвращают молодость, делают кожу бархатистой, голос серебряным, а тело упругим».   Основной вид городского транспорта — повозки андонги, запряженные маленькими лошадками с острова Сумба, и велорикши, по-местному «бечаки». Почти все они крутят педали без формального разрешения муниципалитета. В большинстве это молодые парни, приехавшие в Джокью из деревни в поисках работы и ведущие себя так, будто город принадлежит только им. На перекресток они вылетают не сбавляя скорости, поворачивают из любого ряда, а чтобы подобрать пассажира, останавливаются где угодно. В индонезийском языке существуют даже термины «нгебут» и «ньиланг». Первый означает «вести транспортное средство быстро и отчаянно», второй — «подрезать кого-то на полной скорости».   Главная улица Джокьи — Jl. Malioboro — названа так в честь английского герцога Мальборо, а не сигарет, как можно подумать, глядя на рекламный щит в самом ее начале. Но вообще табак всегда был одним из символов острова. Еще наши родители хорошо различали «Яву-явскую» и «Яву-дукатовскую» — сигареты с одинаковым названием, но производимые на разных московских фабриках. Местные же сигареты называются «Кретек», их делают вручную и ароматизируют гвоздикой.   Южным концом улица Jl. Malioboro упирается в широкое травяное поле Алун-Алун, раскинувшееся перед султанской резиденцией Кратон (по-индонезийски —«дворец»). Посреди этой зеленой лужайки растут два священных дерева. Когда-то под их тенью терпеливо ждали приглашения на аудиенцию подданные султана и послы соседних княжеств. Сегодня все выглядит гораздо демократичнее — на зеленой травке Алун-Алуна мальчишки запускают воздушных змеев, а футбольные команды гоняют мяч.   Кратон — настоящий город в городе, со своими магазинами, школами, рынками, мечетями. Он обнесен невысокой стеной, за которой живут около 20 000 человек. Для яванцев это центр не только султаната, но и всей Вселенной. С внешним миром он связан пятью воротами. Войдя в Кратон через ворота с вензелем султана наверху, мы оказались перед дворцом, в котором живет нынешний повелитель Джокьи Хаменгкубувоно X с семьей и многочисленными слугами. Их легко узнать по длинным клетчатым юбкам-саронгам синего цвета и широким кожаным поясам с блестящими пряжками. За поясом — кинжал крис, на голове — похожая на чепчик шапочка икат. У султана около 2000 слуг, причем только мужчины. При поступлении на службу им дают новое имя, первая часть которого указывает на должность. Работают, не получая зарплаты, но к каждому празднику султан дарит подарки, которые подданные тут же продают, чтобы было на что содержать семью. Подарки, видимо, настолько дорогие, что никто не ропщет. Напротив, многие яванцы мечтают попасть на службу к своему монарху.   Почти все сооружения султанской резиденции символичны. Например, количество колонн концертного павильона Пагларан соответствует числу прожитых пророком Мухаммедом лет. В Кратоне есть музей, посвященный отцу нынешнего султана, тронный павильон, павильоны для медитации и танцевальных представлений, казармы, оружейная мастерская и уникальная подземная галерея Сумир Гукулинг — место тайных встреч султана с богиней южных морей Ньяи Лоро Кидул, мужьями которой считаются все яванские султаны, именно от нее они получают свою божественную силу. В западной части резиденции находится водный дворец Истана Аир Таман Сари с каскадом бассейнов. Изначально один из них предназначался только для султана. В другом купались жены и наложницы. В третьем — девушки-служанки. Беседка на берегу служила наблюдательным пунктом. В ней султан отдыхал, наслаждаясь видом прекрасных купальщиц. «Стройная дева»
Но как бы колоритна ни была веселая Джокья, для большинства туристов она лишь отправной пункт к великим памятникам древней Явы. Всего в 16 километрах к востоку от города лежит Долина царей с грандиозным храмовым комплексом Прамбанан. Его называют «Святилище из тысячи храмов», на самом деле их 240, разной степени целости. Прамбанану предстояло стать местом отдыха для душ монарха и членов его семьи, когда они будут сходить на землю для встречи со своими подданными. И хотя сегодня большинство индонезийцев исповедуют ислам, вера в то, что в храмах Прамбанана обитают души умерших царей, сохранилась.   Через сотню лет после того, как в храмовый комплекс был положен последний камень, люди его покинули по невыясненным пока причинам. Потом храм разрушило землетрясение и поглотили джунгли. Под «пылью веков» Прамбанан пролежал до начала XX века. До сих пор многие его постройки представляют собой груду камней. Но основные храмы восстановлены. Самый большой из них, 47-метровый, посвящен богу Шиве. Европейцам он кажется скорее дворцом из незнакомой сказки. Аджи рассказывал мне ее, как бы читая по барельефам, начинающимся от Восточной лестницы.   Храм Шивы именуют еще храмом Лара Джонгранг, что на древнеяванском означает «Стройная дева». Так звали дочь царя, в которую влюбился принц Бандунг Бондовосо. В обмен на свою любовь девушка попросила юношу построить для нее храм за одну ночь. Знакомый с магическими силами, он было взялся за работу, но коварная красавица, не дождавшись утра, разбудила служанок и приказала им веять рис с таким шумом, чтобы проснулись петухи. Бандунг Бондовосо, узнав, что его провели, обратил принцессу в статую богини смерти Дурги. Каменная фигура и сегодня стоит в нише на северной стороне храма. В каждую из ее восьми рук вложено какое-нибудь орудие убийства. Но, несмотря на, прямо скажем, устрашающий вид, изваяние весьма почитаемо. Девушки, желающие выйти замуж, приносят к скульптуре цветы и натирают ее душистой золотистого цвета рисовой пудрой.   В сухой сезон (с мая по октябрь) во время полнолуний у стен Прамбанана проходят танцевальные спектакли на сюжет древнеиндийской эпической поэмы «Рамаяна». Сам Чарли Чаплин в 60-е годы приезжал сюда, чтобы увидеть это грандиозное представление. Сотни танцоров при свете луны рассказывали мне о непростых взаимоотношениях между богами и людьми, изобилующих сказочными приключениями и запутанными перевоплощениями. Эффект присутствия был абсолютным. На сцену, казалось, сошли изображенные на каменных рельефах храма герои «Рамаяны». Благородный Рама вместе с богом Хануманом и обезьяньим войском вел борьбу с коварным Раваной. Около костра в панике металась красавица Сита, вокруг нее, сужая кольцо, танцевали свирепые демоны. Таинственная громада Прамбанана довершала ощущение, что разыгрывающаяся у его подножия драма не выдумка, а подлинная история давно минувших дней. Храм на горе
Увидеть Яву означает увидеть Боробудур. Он настолько совершенен и красив, что только ради его одного стоит приехать на остров. Боробудур называют самым грандиозным буддийским храмом. Это чудо в камне, объемом 55 000 кубических метров, состоит более чем из двух миллионов каменных плит; он почти на 300 лет старше знаменитого Ангкорвоата в Камбодже. Его построили между 778 и 850 годами цари из династии Шайленда, исповедовавшие буддизм. Хотя Боробудур нередко сравнивают с пирамидой, ему нет аналогов в мировой архитектуре. В представлении буддистов он являет собой трехмерную модель Вселенной и в переводе с древнеяванского означает «храм на горе».   С падением династии Шайленда о Боробудуре, как и о других символах буддизма, стали забывать, и в конце концов он превратился в покрытую джунглями гору, окутанную легендами и мистикой. В 1814 году «город мертвых», о котором местные жители шепотом рассказывали страшные истории, нашел англичанин сэр Стамфорд Раффлз, тогдашний губернатор Явы, но только в 1973 году ЮНЕСКО закончило реставрацию этого грандиозного сооружения.   За километр до Боробудура я решила поменять транспортное средство и, оставив на парковке автомобиль и Аджи, пересела на слона. Плавно покачиваясь взад-вперед в мягком паланкине и медленно продвигаясь вперед, я старалась представить, что испытывали в такой момент паломники IX века, когда после долгих и трудных дней пути выходили к залитому солнцем храму. Как и положено в буддизме, я вошла с восточного входа и, попав на первый ярус, начала обход бесконечных галерей по часовой стрелке с террасы на террасу.   Стены галерей храма выложены плитами с вырезанными на них барельефами, изображающими этапы жизни принца Гаутамы и его перевоплощения в Будду, — такая вот каменная книга из 2672 плит, длиной пять километров. Этот путь можно сократить, поднявшись на верхние ярусы по узкой крутой лестнице. Но только настоящие паломники, очистившись духовно при прохождении первых ярусов, способны воспринять абстрактную форму отражения истины — 72 небольшие колоколообразные ступы — дагабы — на трех верхних террасах. Сквозь ромбовидные отверстия в каждой из них видна статуя Будды в позе лотоса. Существует поверье, что тот, кто дотянется до одного из изваяний, будет счастлив всю жизнь, видимо, в буддийском смысле этого слова. Но я, как и другие, на всякий случай тоже тяну руку, самыми кончиками пальцев касаясь теплого гладкого плеча Будды.   Панорама, открывающаяся с вершины Боробудура, стоит трудного подъема. Храм, лежащий в долине Кеду, идеально вписывается в окружающий ландшафт — рисовые поля, море пальм, горы Сумбинг и Синдоро на северо-западе, горы-близнецы Мербабу и Мерапи на востоке. Над остроконечной вершиной Мерапи постоянно клубится дым. Этот вулкан, один из самых активных и опасных на нашей планете, извергается примерно каждые два-три года — потоки лавы и грязи опустошают поля и деревни, всякий раз гибнут люди. В остальное время заглянуть в огнедышащее чрево Земли можно с безопасного расстояния. Бурлящая лава хорошо видна со смотровой площадки, на которую поднимаются по северному склону вулкана.   Долину Кеду называют Садом острова Ява. Когда-то Ява свободно плавал в океане, и, чтобы не дать острову уплыть, его пришлось прибить гвоздем к центру Земли. Со временем гвоздь превратился в холм, а место вокруг него — в долину Кеду. В IX веке, в эпоху империи Метарама, долина Кеду считалась священной.   Почти одновременно с Боробудуром были построены еще два буддийских храма — Павон и Мендут. В сакральном понимании все они составляют единое целое. Павон расположен в полутора километрах от Боробудура, Мендут — в трех. Сегодня вокруг Мендута образовался небольшой буддийский монастырь со священным деревом посередине, выращенным из побега того самого Бодхи, под которым Будда обрел просветление. Сам же трехметровый Будда восседает на троне в темноте древнего храма в окружении бодхисатв Ваджрапани и Авалокитешвара. Достигший высшего просветления, он выглядит как мудрец, познавший тщетность суеты и радость спокойствия духа.   Захотев сохранить в памяти эту долину древних храмов, я купила фигурку Будды, вырезанную из мягкого вулканического туфа. «Всего 20 долларов, 20 долларов, мэм». — Босоногий мальчишка подпрыгивал и вертелся вокруг меня, расхваливая свой товар. Мы сторговались на десять, и сорванец убежал, радуясь, как ловко он обманул наивную белую леди.

Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Каталанский язык Каталонии
Всего семь лет, с 1932 по 1939 год, просуществовала Республика Каталония. Потом, после победы в Гражданской войне националистов, в Испании начались годы диктатуры, одной из жертв которой пал каталанский язык. Лишь после смерти генерала
Сафага? Ага! Хургада? Да! Да!
Ведь есть Египет, а там купальный сезон всегда! И пусть вас не смущает якобы непереносимая африканская жара Египта. В сухом климате Египта она абсолютно не ощущается.
Достопримечательность Перу: Колкинский каньон
Наше путешествие к Колкинскому каньону начиналось из Арекипы. Петляющий серпантин дороги вел нас все выше в горы. Временами пейзаж и растительность напоминали Швейцарию
Отдых в Доминикане – лучший отдых на Гаити!
Полет до Пунта-Кана продолжался почти девять часов. Доминикана нас встретила жарой и ярким солнцем, при выходе из самолета в Доминикане у меня было ощущение входа в "парную", температура держится на этом острове около
Мальта - "Медовый остров"
Карнавалом открывается туристический сезон, который, впрочем, на Мальте и не заканчивается. "Замечательные люди, эти мальтийцы! - написал один из читателей "Путешественника", побывавший на "Медовом острове"
Отдых в Израиле. Пробуем Израиль на вкус.
В этой стране очень развит культ еды. Едят везде. Однако для большинства туристов еда не главная цель путешествия. Например, тот, кто отправляется в паломнический тур в Израиль, вряд ли преследует такую цель. Тем не менее, без еды не обходится ни од