+38 044 270 60 44
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ

В шабат глаголов не существует

  «Такшив, капора, ты неразумная женщина и не ведаешь, что говоришь!Это Израиль, и тут завтра ша-а-бат! Слышишь?? Ты знаешь, что такое шабат? Нет, судя по всему, ты не знаешь, что это такое, раз несешь такую ересь!Это священный день для еврея. В субботу Израиль стоит. В шабат ничего не работает, не ходит, не ездит, в шабат вообще глаголов не существует! Понимаешь? Так что не выпендривайтесь, соглашайтесь на предложение Димы, он отвезет вас завтра утром в Иерусалим, потому как сами вы туда не доберетесь. Беседер?»  Макса было не остановить. В четыре часа утра в тель-авивском ночном клубе «Рауль» на улице Валленберга он пенился на счет завтрашнего шабата. Хотя священная суббота уже давно наступила и все благочестивые иудеи еще вчерашним вечером, зажигая свечи, чинно ее встретили. Макса же носило по «Раулю», как пулю из его армейских рассказов. «Ребята, следите за мной. Внимательно наблюдайте за моими движениями, если моих жестов становится очень много — все, конец! Меня порвало! Убегайте, меня уже не спасешь!» Инструктаж был получен час назад. Видимо, момент, когда Макса начало «рвать», мы проворонили, и сейчас молча следили за траекторией его тела, летающего по всему клубу. Сегодня у Максима праздник — он нашел работу, гражданскую. Раньше Макс всегда был солдатом. «Вы должны запомнить язык жестов. Смотрите, это (двумя пальцами тычет в глаза) — наблюдать, это — всем лежать, а это — обходим с тыла... Не смейтесь. Когда вы оглохнете, сможете общаться только языком жестов, его надо знать.» — «Почему мы должны оглохнуть, Макс?» — «Ну, вы же едете в Иерусалим. Там все может быть.» 10.27. Суббота. ТЕЛЬ-АВИВ. Новый автовокзал. В компании тихих и смиренных индусов, приезжих из Эфиопии в цветных балахонах, русскоговорящей блондинки возраста Аллы Пугачевой со слегка припухшими щеками под огромными солнцезащитными очками и прокуренным голосом в телефонную трубу: «Олле, Дина, ты еще колбасишься? Неа, дорогая, я еду домой. Не могу больше колбаситься, сил нет. Три дня висела, харэ!» В этой разношерстной компании мы отправлялись в Иерусалим. Оказалось, что выехать в столицу в субботу очень даже реально. С нового автовокзала из Тель-Авива в Иерусалим регулярно ходят микроавтобусы. Диму мы будить не стали, и через пять часов после расставания в ночном клубе уже ехали в Иерусалим сами... Перепады давления от набираемой высоты не шли ни нам, ни «Пугачевой» на пользу, но мы стоически выдерживали эти испытания и с каждым новым витком поднимались к Богу. 12.57. Шабат. Иерусалим. Площадь Цион. Уже около часа мы сидели на лавке в самом устье променада Бен Яхуда. Мы могли кувыркаться, становиться на мостик и даже учиться танцевать сальсу. На нас двоих Иерусалиму сегодня было забить. У Иерусалима сегодня был выходной, более того, у него сегодня был шабат. Город опустел. Абсолютно. Вы представляете себе столицу в субботний полдень? Любую столицу, любого государства, даже самого малонаселенного острова, где кроме рыбацкой семьи никто и не живет. И в этой самой крохотной столице мира, которую населяет только семья рыбака, в субботний полдень будет какое-то действие. Бу-дет! Иерусалим же безмолвствовал. В унисон с ним мы сидели на лавке и молчали. Удивительное ощущение, неповторимое. Наслаждаться своим единоличным владением огромным городом можно было бесконечно долго. В полвторого все же нестерпимо захотелось кушать. Но на дверях всех «кушательных» заведений было написано емкое слово «шабат». Ломиться в двери общепитов было бессмысленно. Мы это поняли в отношениях с нашей гостиницей. Я еще в Киеве получила мейл из отеля, что у них в день нашего приезда поздний чек-аут, потому как шабат, и наш номер будет готов после 20.00... Я, конечно же, прочитала это письмо, широко поулыбалась. А когда мы дубасили в дверь этого самого отеля, до меня, блин, дошло, что такое шабат. И когда шуровали с чемоданами по городу, и когда солнце палило, как сумасшедшее, когда жутко хотелось пить, а тебе отовсюду отвечали безапелляционно — «шабат, шабат, шабат...» Через два часа Игорь сорвался: «Максут, а в Иерусалиме сегодня где-то поесть можно, или просто — воды попить, уже пофиг? Любой адрес называй, мы дойдем». Без преувеличения, Игорь сегодня значился героем — а вы попробуйте целый день протаскать чемоданы по жаре то вниз, то в гору: убийство дракона отдыхает!
«Макс сказал, чтобы мы шли в Старый Город. Там все открыто, можно покушать. Вперед?» 14.28. Шабат. Иерусалим. Старый город. Шалом, мой любимый город! Здорова всем, кто водит толпы туристов по местам, «где сегодня на многих объектах войти стоит денех, а в прошлом хаду я гуляла там безвозмездно...» Приветствую каждый апельсин, вытянутый из холодильника для фреша. Ооо, как я люблю Иерусалим! Игорь, отстань, я прекрасно знаю этот город! Какая карта? Не обижай меня. Я была тут полгода назад, и каждый камешек был тронут моей ступней. Расслабься и получай удовольствие от моего неторопливого рассказа. Ты куда хочешь? Ну что ты хочешь посмотреть в первую очередь? Храм Гроба Господнего? Нет ничего проще! Три минуты — и мы на месте! 15.41. Иерусалим. Старый город.
Аааааа, я помню это дерево, я уже видела угол этого здания, мы третий раз проходим мимо этого человека, а он по-прежнему стоит на том же месте, мало того — он все так же курит... Ааа-аа, я сейчас сойду с ума. «И снова здравствуйте, простите, не могли бы вы ЕЩЕ РАЗ показать нам дорогу к Храму?» — мой палец уже так продолбил на карте точку пересечения ТРЕХ УЛИЦ, что там образовалась черная дыра. Мы бродили по сотне метров крохотной площади уже второй час! Мы сворачивали в эти два переулка уже 70 минут! На третьем круге продавцы-арабы выходили из своих лавчонок и, не скрывая улыбки, здоровались с нами, поднимая свои лоскутные одеяла. На седьмом круге кто-то напоил нас фрешем. На девятом — кто-то поддержал наш валящийся с колес чемодан. Потом... Потом появилась бабушка-францисканка. Помню, что к ней потянулись руки заблудших овец с картами в зубах. И их были сонмы. Помню, что бабушка говорила на всех языках мира. Помню, что она просто сказала повернуть в следующий поворот. Помню, что это сработало. Не помню, бабушка часом не светилась?
В общем, в Храм Гроба Господнего мы приползли на коленях. Да прибудет с Тобою Чудо. Когда вам говорят, что Иерусалим — это мистика, верьте, пожалуйста. Иначе — мы придем к вам. С чемоданом! 16.20. Шабат. Иерусалим. Старый город.
Следующий пункт — Стена плача. По улице Давида — прямо. Всего лишь один поворот. Всего лишь один переулок. К Стене мы вышли удивительно быстро. Но там нас ожидал другой сюрприз — рамка безопасности. Мы аккуратно подрулили к ней с вещами. «О, Май Гад», — промычали мальчики в форме. «Ит'с фул!» — успокоила я их. В полуобморочном состоянии, ребята принялись перелопачивать наши майки-трусы. На пятой минуте, смачно вытерев капельки пота со лба, один из них процедил: «Капец, моча в голову сейчас ударит». «Земляки, вы говорите по-русски? Так давайте перейдем на нормальный язык!» В Израиле повсеместно ходит анекдот. Встречаются два коренных жителя этой страны: «Ты сколько лет живешь в Израиле?» — «Обижаешь, всю жизнь!» — «И ты до сих пор не выучил русский?» В Старом городе, в отличие от всего Иерусалима, все бурлило и жизнедействовало. Казалось, на небольшой территории собрали всех, кого смогли выловить в округе: сквозь толпу туристов и паломников протолкнуться было крайне сложно. Возле Стены плача нам опять же напомнили о субботе. Когда мы пытались поговорить с друзьями по телефону, к нам бесшумно подплыла девушка и, указав на мобильный, пропела: шаабат. Пришлось подчиниться местному уставу. Направо от Стены плача, вверх по ступенькам — небольшая обзорная площадка с видом на Храмову гору. Разместившись под золотым семисвечником, мы молча смотрели на святое место. Добраться туда в нашем состоянии, увы, было нереально... 16.47. Старый город. Макс: «Авор! Ребята, докладываю об обстановке. Сегодня пытались выкрасть нашу солдатку, едва не затащив ее в машину. Осторожнее там. Ходите в толпе и держитесь за руки! Все. До связи!» Пять минут спустя: «Думаешь, нам стоит опасаться?» — «Аня! Кто нас украдет?? С че-мо-да-ном!» Еще три круга по Старому городу, по туннелю, между мечетями, синагогами, церквушками, школами, базарами... Мы заглянули в каждый переулочек, периодически бросали карту-самобранку на землю и, вперившись в нее, пытались выяснить, куда мы выйдем. Ни разу! Ни разу, следуя карте, мы не выходили в нужное место. К слову, на каждой нашей остановке к нам кто-то да подходил с вопросом: «Вот а ю лукинг фор?» О, мы ищем ключ от этого города... 17.40. Привал. «Сколько нам еще?» — «Как минимум, два часа.» Развалившись на траве, мы пили холодное пиво и смотрели на внушительную стену Старого города. Я пыталась вспомнить рассказы гида, которым внимала здесь полгода назад. Но все они сейчас выглядели очень нелепо. Только сегодня я наконец-то поняла, что в этот город нельзя приезжать на стремительную экскурсию. Тут просто необходимо до бессилья поплутать, вдохнуть его силу, историю, поприставать с расспросами к местным жителям и под конец, успокоившись, поддаться его течению. И тогда Иерусалим подарит тебе свое место... «Ты знаешь, где мы сейчас пиво пьем?» — «Ну..» «В Гиене огненной.» — «Знаково.» 19.40. Шабат. Площадь Цион. Мы сидим на лавке в самом устье променада Бен Яхуда. Вокруг никого... Де жа вю. «Наверное, это правильно, что мы попали в Иерусалим именно сегодня. Я сейчас думаю, как напишу об этом дне, чтобы кто-то прожил его вместе с нами. Невероятно.» — «Это точно.» Через пятнадцать минут вокруг нас забурлила жизнь: машины, мопеды, велосипедисты, роллеры, школьники, папы в шляпах и с пейсами, мамы с колясками и в беретиках, фрики, бомжи, зеваки, покупатели, просители, поедатели шаверм и хот-догов... Откуда они взялись?? В одно мгновение! Открылись все магазины, зазвучала музыка, полетели фразы, слова, крики, смех, понеслись запахи, пряности, благовония и миазмы... Как будто кто-то завел механическую шкатулку. И только мы, обалдевшие, сидели и молчали, как островок дневного иерусалимского настроения, которого наше вечернее окружение не прочувствовало... 21.58. Суббота. Крыша отеля. Внизу на площади Цион в огромный круг собрались школьники. Сидя прямо на асфальте, — мальчики с одной стороны, девочки с другой — они пели какие-то песни. Через минуту все мальчики сорвались в середину круга, обнялись, и, придерживая ладонями кипы, закружились в бешеном хороводе, временами останавливаясь и выкрикивая «Израиль, Израиль». Мы сидели на крыше гест-хауза и смотрели на город сверху. Иерусалим буйствовал напропалую. Пошел дождь, теплый и сладкий. Никто не расходился. Наоборот, все завелось с новой силой: к школьникам подъехали хасиды, с вопящими колонками на своем бусе, выскочив из машины, они принялись танцевать и кувыркаться. Позже подтянулись там-тамщики и застучали свои ямайские саунды... Все это гремело, шкварчало, лилось... Наверное, до самого утра. «Ты думаешь, в Тель-Авиве также справляли субботу?..» Тель-Авив. У Тель-Авива другой характер. Он сильный, светский и безразличный. У Тель-Авива нет слабостей, и не прощает он их другим. Здесь очень много удивительных людей. Это Тель-Авив. Чуть дальше от набережной в это же время вовсю работают молодые клерки в огромных небоскребах-муравейниках. Никто не торопится домой — каждая минута приносит новый шекель. И это Тель-Авив. На площади с фонтаном средь бела дня бездельничают панки, рядом выстраивают декорации шуты и балагуры, за клоунами разложился верующий с Торой и приглашает всех желающих на молитву. Первыми взяли Тору в руки панки. И это тоже Тель-Авив. Здесь проще мимикрировать иностранцу. Под Тель-Авив не надо подстраиваться, как, к примеру, под Иерусалим. Хочешь — ходи на девять утра в офис, как в Нью-Йорке; потом обедай клубникой на пляже, как в Марселе; дальше — лови волну на своей доске, как в Австралии; содержи художественную галерею в старом Яффо, как в Роттердаме... А если хочется «экзотики», поезжай в Иерусалим. В субботу. С чемоданом.  
Источник: www.tourua.com

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ


Культура Польши. Традиции Польши. Кухня Польши
Первые семена польской культуры посеял Сигизмунд I (1506-1548 гг.). Благодаря его заботе, латынь постепенно заменилась польским языком, родилась национальная литература, процветала архитектура, и было сделано много научных открытий. В 1543 году Никол
Готовь лыжи осенью. По горнолыжным курортам – рассчитайсь!
Спектр предложений по горнолыжнам курортам весьма разнообразен. От самых модных и престижных курортов в Швейцарии и Франции, до рассчитанных на туристов со средним достатком - в Болгарии и Румынии.
Отдых в Италии: что, почем и за сколько
Рекомендуем ехать в Италию, приобретая в тур агентстве уже "готовый" тур. Сэкономите кучу денег. Ехать же в Италию самостоятельно - это неизбежные траты очень и очень приличных сумм.
Малайзия: земля, не тронутая временем
Если на вашей географической карте ниже 30-й параллели сплошь белые пятна, предлагаю вам открыть для себя такую удивительную страну, как Малайзия. Чтобы отправиться туда, не нужно оформлять никаких виз. Купив тур в Малайзию или авиабилет до Куала-Лум
Трускавець запрошує! Оздоровчий тур в Трускавець
Тут бували президенти і посли, світила науки і зірки сцени. У цьому містечку лікувалися загалом мільйони. І кожен, хто тут був, назавжди запам’ятає, якщо не специфічний присмак, то, напевне, назву мінеральної води «Нафтуся»
Що приготувати в поході?
Це дуже добра штука. По-перше, смачна. По-друге, поживна. Ми варимо її, щоб «підзарядитися» перед тривалим переходом, перед штурмом вершини, якщо треба швиденько кудись «добігти» і не буде часу зупинятися на обід