Курс валют:
17.10.18
$ = 28.93 грн
€ = 33.32 грн
Р = 0.43 грн
+38 044 270 6044
Желаете отдохнуть, ЗВОНИТЕ
Поиск тура
Фильтр
Авиа туры Гурман Тур – для Гурманов Тур в Узбекистан - По Великому Шелковому Пути и пустыни Кызыл Кум Тур в Узбекистан - Путешествие по Великому Шелковому Пути Тур в Узбекистан - Сердце Востока Тур в Узбекистан - Ташкент - Хива - Бухара - Самарканд - Ташкент Тур в Узбекистан - По горам - По долам Тур в Узбекистан - Классический Узбекистан Тур в Узбекистан – Экскурсионный Ташкент и Самарканд Жемчужина Востока и по пустыни Кызыл Кум Тур в Узбекистан - Ташкент - Бухара - Самарканд - Шахрисабз

РЕЙТИНГ СТАТЕЙ

Священная Бухара. Блистательный Самарканд

Великий Шелковый путь. Трансазиатская магистраль, игравшая некогда ведущую роль во взаимодействии культур Востока и Запада. Удивительно, но в новом тысячелетии его, похоже, ждет возрождение. Все больше людей стремится пройти дорогами его караванов и прикоснуться к истории величайшего культурного феномена человечества. И на этом пути Узбекистан предстает своеобразным узлом, где скрещивались крупнейшие на Азиатском материке художественные культуры. Ценности, оставленные нам его мастерами, неисчислимы: золотые клады Амударьи, фрески Варахши, серебро Саманидов, керамика Афрасиаба, средневековая миниатюра, изделия ювелиров Бухары... Их можно увидеть в Лувре и Эрмитаже, Лондоне и музеях Берлина. Однако они не дают представления о главных сокровищах узбекского народа его всемирно известных архитектурных памятниках. Число их огромно, и они разбросаны по всей территории современного Узбекистана. Но, без сомнения, лучшие сконцентрированы в своеобразных городах-реликвиях, музеях под открытым небом. Кто не слышал о них Хива, Шахрисабз, Самарканд и, конечно...
 
   
... Священная Бухара
Древнее поверье утверждает: на все мусульманские города с неба нисходит благодатный свет, и только над Бухарой он поднимается к небу. В этой "опоре ислама" его источают святыни и сама земля. Удивительный город, который с момента возникновения и до 1920 года не выходил за пределы построенной в XVI веке крепостной стены. Еще сотню лет назад на несколько десятков его жителей приходилось более двухсот(!) мечетей, его медресе насчитывали десять тысяч студентов, а на известных базарах можно было купить все от индийской кисеи, многоведерных тульских самоваров, мальтийских шалей и китайского фарфора до тяжелых мечей крестоносцев. И базары эти поныне славятся в Средней Азии.
 
   
Город, основанный в первых веках до н. э., видел за свою историю два десятка захватчиков, разрушался и горел, но всякий раз отстраивался на прежнем месте. Поэтому ходить в Старой Бухаре приходится буквально по древним цивилизациям, и даже чуть солоноватая пыль невольно представляется останками чьих-то далеких жилищ и жизней. Ощущение, надо сказать, незабываемое. Вообще, сохранившийся архитектурный облик Бухара приобрела в XVI XVII веках, будучи столицей Шейбанидов и Аштарханидов. Его многообразие восхищает: караван-сараи и торговые здания, мечети и медресе, бани и хаузы, крепостные стены и ворота, крупные ансамбли, отдельные усыпальницы всего и не перечесть...
 
   
Ну вот, хотя бы, жемчужина города: небольшой мавзолей династии Саманидов. Один из самых ранних на Востоке, он отметил недавно свое тысячелетие. Массивный квадрат слегка наклонных стен увенчан скромным невысоким куполом и, несмотря на малые размеры, выглядит очень монументально секрет в исключительной пропорциональности всех элементов усыпальницы. А в солнечный день, на расстоянии, мавзолей странно напоминает невесомую плетеную или вырезанную из золотистого дерева шкатулку. Вблизи же глаза лезут на лоб снаружи и внутри облицовочная кладка из обыкновенного обожженного кирпича! И соотношение, и чередование этих кирпичей, уложенных горизонтально, вертикально, под углом, изрезанных узорами, отесанных в форме дисков и розеток, создает любопытнейшую игру света и тени.
 
   
В подобной технике исполнена облицовка архитектурного символа Бухары Великого Минарета Калян. Построенный в 1127 году, он доныне считается одним из высочайших в Азии. Строители глубоко в землю опустили его монолитный фундамент и резко сузили вершину, придав уникальную прочность всей конструкции. Если от подножия минарета смотреть вверх на его шестнадцатисводчатый фонарь взгляд бежит по бесконечно разнообразному узорочью кирпича, и кажется, что башне вообще нет конца. Это десятки орнаментальных поясов, ни один из которых не повторяется, играют с глазом в хитрую игру декора и пропорций. А попробуйте подняться на круговую галерею фонаря минарета, если осилите винтовую лестницу с убийственно высокими ступенями и во тьме, едва рассеянной редкими оконцами, не свернете шею. Перед вами в полукольце остатков крепостных стен улицы и памятники Старой Бухары, дальше современный город, а еще дальше, у границы выжженного солнцем неба, вечное марево так дышат пески.
 
   
Посмотрите на город. Кстати, много лет назад занятие это было небезопасным: многие муэдзины Бухары ослеплялись, дабы не подглядели "тайн террас и дворов". Но посмотрите же на город. Под вами знаменитейшая площадь Пои-Калян, образованная Великим Минаретом, мечетью Калян (XVI в.) и медресе Мириараб (1536 г.). Внизу она выглядит величественно, сколько гармонии и продуманной свободы в ее планировке, во взаимосвязи и соотношении архитектурных масс. И как удивительна фантастическая жизнь ее подвижных теней. Может, вам повезет, и сразу мелькнет перед глазами широкой гладью Ляби-хауз центр следующего по красоте ансамбля Бухары.
 
   
Хауз это пруд, а в вечно страдавшем от недостатка воды городе пруды были средоточием общественной жизни. Вот и Ляби-хауз, прямоугольный со срезанными углами бассейн, обрамленный тремя монументальными мечетями XVIXVII вв., видел когда-то и седобородых уже муло-бача (студентов), заканчивающих свой пятнадцатилетний курс теологии, и обход раис-уш-шариата, блюстителя меры, веса и длины на базарах, и нарушителей запрета на ночное хождение по городу, только что отбывших наказание чистку печей городских бань, и, может быть, слышал даже заразительный смех Ходжи Насреддина. Слегка меланхолическое, очень красивое место, особенно осенью...
 
   
Но лучше всего спускайтесь с Великого Минарета, берегите ноги, возьмите путеводитель и отправляйтесь в странствие по городу ... Нет, отправляйтесь без путеводителя, и постарайтесь отдаться воле неожиданности и... просто заблудитесь в Бухаре... А там выйдете к Арку, средневековой крепости и резиденции всех правителей, не пропустите уникальную мечеть Магоки-Аттари, полюбуетесь резной поливной терракотой мавзолея Буян-кули-хана, встретите удивительное нагромождение куполов рынка Токи-Заргарон. Обязательно зайдите в ханаку Файзабад, под ее невероятный купол на сетчатых парусах, а еще, а еще, а еще...
 
   
В Бухаре сто сорок архитектурных памятников! Запаситесь временем и терпением. Но хоть однажды дождитесь ночи у одного из хаузов: вы увидите невероятные звезды Средней Азии, их отражение в глади пруда земля и небо внезапно сомкнутся "И, кажется, звездный шар замкнет собою мир, и вас позовут в дорогу" и, может быть...
 
   
... в блистательный Самарканд
Один из древнейших городов мира, он был Маракандом в середине I тысячелетия до н э., легендарным согдийским Афрасиабом, несчастным Самаркандом времени Чингисхана. И стал Великим Самаркандом "Железного Хромца" Тимура "сотрясателя вселенной", неграмотного покровителя наук, знатока медицины, теологии и шахмат. И его внука Улугбека книгочея, математика, астронома и поэта. Соперник Дамаска, Каира, Багдада, именно при Тимуридах Самарканд вступает в пору невиданного расцвета. В XIVXV вв. возводятся цитадель и крепостные стены, пробиваются большие улицы, возникают грандиозные архитектурные ансамбли и складывается особый монументальный стиль города. По периметру он опоясывается кольцом из тринадцати гигантских парков и садов, где, по рассказам современников, "потерявшуюся однажды лошадь искали полгода". И этот период наиболее интересен в архитектурной летописи Самарканда.
 
   
На южном склоне городища Афрасиаб, вдоль узкой дорожки, спускающейся по оплыву его крепостной стены, протянулся уникальный некрополь: Шахи-Зинда, кладбище-улица, образованная стоящими с обеих сторон мечетями и мавзолеями XIXV вв. Говорят, что с воздуха ансамбль напоминает растянувшуюся по склону процессию людей в голубых шапках, или брошенное в сожженную солнцем траву голубое ожерелье. А когда бродишь среди его разнообразных, но удивительно гармоничных, соразмерных человеку мавзолеев, его сверкающих синим и голубым стен, по которым, обгоняя солнечных зайчиков, бегут золотые, белые, зеленые узоры мозаик, начисто забываешь, что перед тобой усыпальницы, и кажется вокруг страна резных игрушек.
 
   
Еще дальше к центру города, при новом подъеме в гору, над головой гигантским силуэтом вырастают останки мечети Биби-ханым, чей купол сравнивали с небесным сводом, а арку портала с Млечным Путем. По приказу Тимура она возводилась как самое большое здание Востока. В грязи и крови, пленными мастерами разных стран создавалась эта легенда Азии. План деспота удался, но спешка и непомерные размеры трех залов привели к неминуемым обрушениям еще при жизни правителя, остальное довершили землетрясения. Жаль: величие и богатство мечети, каждая пядь которой украшалась наборами глазурованных кирпичей, майоликой, мозаикой, резьбой по мрамору, росписью и позолотой, было сказочным. Даже нашему глазу, избалованному масштабами современных городов, останки Биби-ханым кажутся грандиозными. И невольно закрадывается мысль, что еще потребовал бы соорудить Тимур, знай его мастера технику панельного строительства?
 
   
А сам завоеватель нашел покой в одной из лучших усыпальниц Востока, "могиле повелителя" мавзолее Тимуридов Гур-Эмир. Издали он похож на голубой тюльпан, плотно сложивший свои лепестки. Удлиненный ребристый купол мавзолея, как нераскрывшийся бутон, слегка нависает над крепким стеблем барабана, поставленного на многогранник. И весь мавзолей пример гармонии и соразмерности, встречающейся разве что в природе. Панели стен внутри усыпальницы набраны из желто-зеленого ониксовидного мрамора и расписаны синей краской с золотом. Орнамент и соотношение росписи продуманы, чтобы создать эффект мерцания и воздушности подкупольного пространства. А много ниже, под полом, находится склеп с захоронениями учителя Тимура, самого правителя и его потомков.
 
   
Когда в июне 1941 года вскрывали могилу Великого Завоевателя, перед самой операцией к ученым пришли несколько старых узбеков и попросили оставить ее в покое, показывали старые книги, убеждали не тревожить захороненный там же дух войны. Их рассказам посмеялись. И когда сдвинули в сторону тяжелую, отделанную ониксом плиту, от простого деревянного гроба из арчи хлынул невероятно пьянящий аромат розы, ладана и камфары. Работы прервали, нахождение рядом вызывало головную боль и дурноту, и над куполом мавзолея еще несколько дней стоял "смолистый волнующий запах". Вот так закончилась еще одна азиатская легенда. Впрочем... наутро после вскрытия могилы, 22 июня, началась война... "Восток дело тонкое".
 
   
Самарканд поражает убранством зданий-памятников. Именно здесь можно видеть, как искусство глазурованных облицовок достигает апогея и, кажется, можно утверждать, что перепробованы все технологические возможности этого вида убранства. Ни малейшей поверхности без декора. И такого безудержного обилия многоцветных глазурованных облицовок и орнаментальных росписей с позолотой не знает ни одна архитектура ни до, ни после XV в. Правда, кроме медресе Тилля-Кари XVII века. Свое название "Вызолоченная" она получила благодаря интерьеру купольного зала, украшенного росписью "кундаль". Такого сплошного золочения больших поверхностей купола и стен в сочетании с многоцветными орнаментами на бархатно-синем фоне ультрамарина не знали даже мастера Тимура.
 
   
И, наконец, главная достопримечательность Самарканда одна из красивейших площадей мира - Регистан (XVXVII вв.). Именно здесь можно познакомиться с особенностью среднеазиатской архитектуры: длительным и постепенным познаванием ее мира. Приходите на площадь с первым лучом солнца, когда еще густы, глубоки и резко очерчены тени. Ошеломляют соотношения объемов, линий, силуэтов, контрасты протяженности стен и вертикалей порталов, минаретов, высоко поднятых куполов... Но вот солнце затопляет Регистан светом, начинается жизнь плоскостей и цветов. Теперь надо подойти ближе, и тогда все предстанет с новой стороны: становятся четкими орнаментальные панно и композиции, разгораются краски. Ближе, еще, вплотную .. И открывается микромир тончайших деталей майолики, виртуозность и артистизм исполнения резьбы и мозаичных наборов, филигранность рисунка на глазурях поверхностей. Просто невероятный кладезь впечатлений и неожиданных открытий...
 
   
Что ж, пора на время расстаться с гостеприимным Узбекистаном. Мы ничего не успели рассказать ни о дворцах Коканда, ни о Шахрисабзе, ни о заповедной Хиве ни о сотнях других памятников и музеев... да это и невозможно. Мы просто вспомнили старую узбекскую поговорку "Не тот больше знает, кто больше прожил, а тот, кто больше видел". И приглашаем вас следовать ей и увидеть все своими собственными глазами.
 
   
Источник: Весь мир

СТАТЬИ О ТУРИЗМЕ

Пустыня Гоби: палеонтологический туризм
Солнце встает над остывшей за ночь пустыней Гоби, усеянной высохшими кустиками саксаула, - прямо-таки выкатывается из-за невысокой каменистой гряды на горизонте, очерчивая длинными тенями каждую выбоину, каждый барханчик. Пустыня Гоби.
Питание в самолете. Еда на авиарейсах
При покупке авиабилета вы можете бесплатно заказать для себя специальное питание на авиарейсах. Известные авиакомпании, кроме традиционного бортового питания в самолете, включающего обед или ужин...
Лыжи в Австрии – не подождут. Спешить надо!
Хемингуэй в свое время сбежал из шумного Парижа, от навязчивого «праздника, который всегда с тобой», в Австрию. Точнее, в Шрунс, деревушку в альпийской долине Монтафон, к закутанным в грубую шерсть лесорубам, в жарко натопленные гостиницы
Музеи и выставки в Австpалии
Основные музеи и выставки Австралии сосредоточены в таких городах как Сидней, Мельбурн, Перт, Дарвин. В Сиднее большое количество интересных культурных объектов - знаменитый Сиднейский Музей Истории и антропологии Австралии, Военно-мемориальная худож
Десять вещей, которые надо сделать в Бухаре
Осенью в Бухаре так хорошо, что и уезжать не хочется, — жара спала, туристы почему-то исчезли, растения, деревья и земля выгорели так, что по цвету слились со стенами древних мечетей, а прилавки на рынках под завязку наполнились зрелыми гранатами и с
Збираємося в похід. Похід в гори: беремо лише найнеобхідніше
Якщо вам якось Бог послав кавалок — не сиру — м'яса, ви його замаринували і хочете оприходувати з друзями «під стограм», наполеглива порада: в гори для цього не йдіть. Якщо вас дістали асфальт, смог від машин, набридла нудотна одноманітність на робот